> Disney&Hogwarts

Disney&Hogwarts

Имя автора: Lika_aka_Dianka
E-mail автора: доступен только для зарегистрированных
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Мерида/Джек, Джек/Эльза, Анна/Кристофф, Иккинг/Астрид, Астрид/Юджин, Юджин/Рапунцель
Жанр: Общий
Саммари: В Хогвартсе теперь учатся не простые волшебники, а герои мультфильмов Disney! Принцессы из сказок становятся обычными школьницами необычной Школы Волшебства. Простые парни наделяются волшебными силами. Хогвартс полон героев любимых мультфильмов, где у каждого есть своя история.
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Disney, все права на мир, в котором они живут - Дж. К. Роулинг
Прочитать весь фанфик
Оценка: +87
 

Chapter 54

user posted image

Мерида

Как же ей всё надоело. Надоело бегать за Джеймсом, который постоянно пропадал в коморке завхоза, занимаясь там непонятно чем, а потом нагло избегая её в общей гостиной. Надоело заглядывать ему в рот, пытаясь узнать, в чём же она провинилась. Пытаясь поймать ускользающий взгляд затуманенных карих глаз, которые в упор её не видели.

Надоело бегать за Фростом, который после письма Эльзы ходил как в воду опущенный. Надоело хватать его за руку и чувствовать, как ледяные пальцы выскальзывают, царапая кожу о ноготки. Надоело смотреть на отрешённое покачивание головы, истерически кричащее «Я отказываюсь это обсуждать!» через плотно сомкнутые до посинения губы. На-до-ело.

Каникулы наступили потёртым сапогом на шею Мериды, и она, обозлённая на весь мир по понятным причинам покинутости, что в подростковом возрасте причислялось к вселенской проблеме, молча отправилась домой. Как и Рапунцель, и Иккинг с Астрид — все они без лишних слов решили отметить Рождество по-семейному. Во время очередного «Я не буду с тобой разговаривать» Джек нехотя бросил, что остаётся в замке с Юджином — помогать последнему в подготовке к Испытанию. Мерида даже не успела крикнуть в ответ что-то обидное, и ей осталось лишь шмыгнуть носом и поклясться себе никогда больше не разговаривать с этим эгоистичным ребёнком, понимая, что в жизни не выполнит данное обещание.

Сидя за праздничным столом в окружении хаоса, устраиваемого тройняшками, наблюдая за всем словно в замедленной съемке, Мерида принимала одно решение за другим. Она хотела, чтобы всё было взвешенно, но закипающая внутри ярость говорила об обратном. Взвешенно Мерида решила порвать с Джеймсом Хокинсом. И невзвешенно добавила: «Раз уж он не может признаться в том, что изменяет мне!». Девушка вонзила вилку в стейк и вовремя пригнулась по совершенной инерции, минуя участь матушки, на голову которой приземлилась фрикаделька.

— Так, с меня достаточно, Хьюберт! — воскликнула женщина.

Отец в поддержку стукнул кулаком по столу, забыв, однако, стереть с лица глупую улыбку.

— Это Хемиш! — возмутился Хьюберт под гадкое хихиканье Харриса.

Закатив глаза, Мерида одной рукой влепила тройке стандартный подзатыльник, и мальчики обиженно затихли, а родители продолжили беседу, как ни в чём не бывало. Произошедшее даже на мгновение не отвлекло Мериду от унылых мыслей. Как бы то ни было, Рапунцель поддержала её в письме, когда Мери просила совета. Подруга настрочила целый трактат о том, как Мерида права, а Джеймс — нет, и, вообще, Мери достойна лучшего, а они, девушки, не должны страдать из-за этих неотесанных мужланов в их-то юном возрасте! Может, Рапунцель и была права, но Мерида чувствовала, что когтевранка переносит свои проблемы с Флинном на каждую ситуацию, даже не связанную с ними. Она ценила поддержку подруги, но всё ещё сомневалась в правильности принятого решения. А вдруг пожалеет? Вдруг он вовсе и не изменяет ей?

«Совсем не обязательно, что Джеймс тебе изменяет. Но если это правда, я надеру ему зад».

Мерида прикусила губу, чтобы не улыбнуться. Вспоминая слова Джека (а делала она это часто), девушка чувствовала тепло на сердце, как бы банально это ни звучало. Тут же выкинув из головы Хокинса, она погрузилась в ту ночь, перенеслась сквозь медленно падающие хлопья снега в замок, через белую лужайку, мост — прямиком в Совятню. В тот самый момент, когда Джек чуть не поцеловал её. Чуть. Не. Поцеловал. Хотела ли она, чтобы поцелуй состоялся? В тот момент — безусловно. А сейчас? Мерида смущённо поёрзала на стуле, хотя, конечно же, никто не мог прочитать её мысли. Но ей всё равно было неловко, даже перед самой собой, ведь Джек — её друг. С которым так весело и смеяться, и ругаться, и… целоваться? Этого Мерида не знала, но подсознание подсказывало ей, что целоваться с Джеком не менее весело, чем перекидываться шутками во внутреннем дворе Трансфигурации. И теперь её страшила мысль, что каждый раз при виде слизеринца ей будет хотеться это проверить.

Может, она и хотела бы с ним поцеловаться, что здесь такого? Всего лишь один раз, чтобы проверить. Что проверить? Мерида нахмурилась, ведя внутренний диалог с собственным дьяволом в голове. Проверить, нравится ли ей Джек по-настоящему, а не просто как друг. Но сейчас не время, совсем не время. Джеку сейчас не до неё, он полностью погружен в собственные страдания, в которых фигурирует прекрасная и несравненная Эльза-я-красивей-и-умнее-всех-Разенграффе. Мерида хмыкнула во время того, как пыталась сделать глоток сока, и, естественно, поперхнулась.

— Ты в порядке, солнышко? — засуетилась миссис Дунброх, передавая дочери полотенце, чтобы утереть липкую и злую мордашку.

Мерида просипела в ответ что-то неразборчивое, отдалённо напоминающее «ды-а». Тройняшки подозрительно притихли, что-то поспешно обсуждая между собой в полголоса, а отец предложил включить радио, так что разразился спор, кого лучше слушать.

— Стеллу! — требовала матушка. — Хочу Стеллу Солярию!

— Но дорогая, — застонал мистер Дунброх, — она ужасна. Я уж лучше послушаю группу этих мальчишек. Как их там… Скайден, Брэн…

— Брэндон и Скай? — неожиданно подключилась к разговору Мерида. — Ты их знаешь, па?

— Весь магический мир знает этих дрыгающихся на сцене волшебников-качков, — пробурчал мужчина. — Тем не менее, они — меньшее из двух зол.

Миссис Дунброх укоризненно покачала головой.

— Чем тебе не угодила Стелла? У неё очень красивые песни…

— О платьях и туфлях?! — взорвался отец. — «Шлёпали босоножки по моим щиколоткам…»?! Ты меня убиваешь, Элинор.

Элинор, насупившись, отвернулась под сдавленное хихиканье Мериды. Их с отцом вкусы в музыке разительно отличались, но подобные споры, как ни странно, доставляли обоим удовольствие. В жизни нужно найти человека, перепалки с которым будут лишь в радость — так считала Мерида. Потому что серьезные ссоры приносят боль, а ругаться иногда необходимо. Вот поэтому лучше ругаться в шутку. И накопившееся выплеснешь, и отношения не испортишь…

В этот момент действительно что-то выплеснулось. Прямо на праздничный стол откуда-то сверху. Что-то вязкое, отвратительно склизкое, зелёное, но удивительно приятно пахнущее елью.

— Хемиш… — просипела матушка.

— Хьюберт… — выдохнул отец.

— Харрис!!! — во всю глотку заорала Мерида и бросилась вдогонку за удаляющимся хохотом тройняшек.

В столовой начался пик праздничного вечера семьи Дунброх: все кричали, бегали, угрожали друг другу расправой и смеялись до слёз. Никто не ожидал чего-то необычного, ведь подобное происходило каждый раз, когда семья собиралась вместе. Поэтому, когда прозвучал дверной колокольчик, рыжая братия и почти седая от всего этого безумства Элинор удивлённо застыли на месте.

— Звонят? — пискнул Хьюберт, прижатый коленкой Мериды к полу.

— Я гляну, кто это, — Мери освободила посиневшего, но усмирённого брата и с любопытством поспешила в холл.

Из небольшого окошка во входной двери было видно лишь пушистый бубенчик вязанной шапки. Её обладатель, должно быть, был высок, ведь окошко находилось чуть ли не под потолком. Странное решение мастера. Кому вообще нужно там окошко?

Снова прозвучал колокольчик, и на этот раз к нему присоединился торопливый стук в дверь. Из столовой вынырнула взъерошенная миссис Дунброх, поспешно поправляя причёску и подталкивая Мериду обратно за стол.

— Я открою, солнышко.

Мериде было жутко любопытно, кто мог прийти в столь поздний час, тем более, что они не ждали гостей. Но она, как послушная дочь, вернулась в столовую, в которой царила непривычная тишина. Из холла послышался звук открываемой двери и топот ввалившихся внутрь людей. Их точно было двое. Скрип снега, прилипшего к ботинкам, неровное дыхание, а затем голос:

— Вечер добрый, миссис Дунброх! Рад встрече! Мы уже ви…

— Мерлин правый, Юджин, вы красные как раки, быстро внутрь, ну же, — запричитала Элинор под аккомпанемент остановившегося сердца Мериды. Она даже не заметила, как снова оказалась на ногах. — Вы в сугробе спали, что ли?

— Нет, мэм, — снова Юджин, — всего лишь споткнулись.

— Мы упали, — хохотнул Джек, появляясь в столовой и широко улыбаясь Мериде, которая недоверчиво оглядывала его с головы до ног.

— Кто-то слегка навеселе, — рассмеялся Фергус, крепко пожимая руку сначала Юджину, затем — Джеку. — Рад видеть вас, молодые люди.

Джек пропустил момент, в который нужно было просто пожать протянутую руку, поэтому решил ещё и обнять отца Мериды, похлопав хохочущего мужчину по спине.

— Мы не с пустыми руками, — вдруг сказал Флинн после крепких объятий со смутившейся миссис Дунброх. — Джек, где мешок?

— Мешок? — похлопал ресницами Фрост. — А! За дверью!

— Приятель, тебе повезло, что мне стукнуло семнадцать, — возвёл глаза к потолку Юджин и заклинанием левитировал огромный баул, который несколько раз громогласно врезался в дверь, чтобы пробиться внутрь. — Санта просил передать кое-кому шоколад.

— Санты не существует! — заверещал Хемиш, тут же получив от Мериды толчок локтем.

— А шоколад-то настоящий, — прошипела она.

Создалось впечатление, что Фильцельберт с Фростом ограбили «Сладкое Королевство», потому что из мешка посыпалось столько лакомств, что у тройняшек опасно заблестели глаза, и даже падкая на всякие вкусности миссис Дунброх счастливо заулыбалась.

— Не могли мы с пустыми руками… — промямлил Фрост, неловко принимая благодарный поцелуй в щёку от матушки Мериды.

— Джек хотел сказать: веселого Рождества! — вмешался Юджин. — Мерида, иди обниму!
Мерида не понимала, что происходит, но была так рада видеть знакомые лица в собственном доме, что тут же бросилась на шею к Флинну.

— Что произошло? — рассмеялась она, когда старшекурсник закружил её в воздухе. — Я и представить не могла, что вы приедете!

— Мы тоже, — Юджин опустил её на пол и позволил себе опаснейшую дерзость — взъерошил Мериде волосы. Но девушка стойко выдержала. — Дело в том, что нас вежливо попросили из школы. Оказалось, что наши с Джеком тренировки во имя подготовки к турниру приводят к быстрому разрушению замка…

— Мы взорвали статую Бориса Бестолкового… — вставил Джек.

— Случайно, — поправил его Юджин. — И вот, мы здесь.

Джек смущённо (что было для Мериды невиданным зрелищем) опустил взгляд.

— Простите, что не предупредили.

— Ох, Джек, о чём ты говоришь, — махнула рукой миссис Дунброх.

— Мы всегда рады видеть друзей Мериды у нас дома, — улыбнулся Фергус. — Прошу, садитесь за стол. Вот только… Дорогая, не могла бы ты убрать эту… это…

— Пахнет елью, — заметил Джек, опуская взгляд к столу, — оу… традиционная шотландская кухня?

— Дети что-то взорвали, Фрост, — сдерживая смех, объяснила Мерида. — А ты только что оскорбил кулинарные навыки моей мамы.

Лицо Джека приобрело оттенок слизкого нечто на столе.

— Мне очень жаль, миссис Дунброх, я просто никогда не видел шотландской кухни…

— Её не нужно видеть, её нужно пробовать, — Элинор взмахнула палочкой, тут же избавившись от месива на столе, включая все тарелки, приборы и даже скатерть. — Сейчас я вас, мальчики, накормлю!

Пока их кухни вылетали блюда, разнося по столовой непревзойдённый запах домашней еды, мама рассаживала гостей и, несмотря на протесты Мериды, заставила Джека сесть рядом с ней. Как бы Мери ни подавала матери знаки, что не хочет сидеть с нагло ухмыляющимся слизеринцем, напор женщины взял своё. Джек, протиснувшись между стульями и нарочно задев Мериду локтем, довольно уселся по правую руку от неё. Юджина посадили с детьми, чтобы он хоть как-то отвлекал их от желания побезобразничать, и староста Слизерина прекрасно справлялся с этой задачей, заговаривая тройняшкам зубы неправдоподобными историями о школьных деньках его третьего курса.

— Эта парочка только поступила в Хогвартс, и с ними тут же начались проблемы, — с наигранной печалью вздыхал Юджин. — Мне каждый раз приходилось выгораживать Джека перед деканом, потому что он то со своей бандой в лес среди ночи попрётся, то дракона они найдут…

— Расскажи-расскажи! — у тройняшек даже глаза заблестели.

— Райдер, не пугай детей подробностями, — взмолился Джек.

— Ты имел в виду, не позорить тебя? — ухмыльнулась Мерида, скосив на друга хитрый взгляд. — Боюсь, Флинн не знает, как вы с Иккингом испугались упавшей ветки!

Все, кроме насупившегося Джека, рассмеялись. Но его месть не заставила себя ждать. Пока Юджин веселил детей, Фрост незаметно скользнул рукой, сжимающей вилку, под стол и начал тыкать ею в ногу Мериды. Тонкие колготки, Мери могла поклясться, покрылись стрелками до самых щиколоток, но она даже не могла пискнуть, чтобы не выдать себя. А Фрост, тем временем, во всю забавлялся, ведя при этом непринуждённую беседу с её родителями. Мерида попыталась отодвинуться на стуле, но вилка больно вонзилась в её ляжку.

— Фрост, — одними губами произнесла она.

— Что вы говорите, миссис Дунброх? — округлил глаза Джек. — Ходила на танцы? А расскажите ещё что-нибудь из детства Мери!

— Мама, не надо, — на глазах девушки выступили слёзы из-за щекотных поглаживаний столового прибора рядом с её коленкой. — Прошу.

— Не будь такой застенчивой, дорогая, — пожурила её миссис Дунброх. — Тебе стоит гордиться своей разносторонностью. Так вот, Джек, милый, помимо обычных танцев, Мерида несколько месяцев ходила на балет…

Джек затрясся в беззвучном смехе, сохраняя при этом вежливо заинтересованное выражение лица, а щёки Мериды приобрели алый оттенок её волос. Отец, в свою очередь, пытался выглядеть суровым в общении с Джеком, но девушка видела, что Джек ему нравится. Они быстро нашли общий язык, наперебой обсуждая последнюю игру болгаров на отборочных очередного чемпионата по квиддичу.

Ближе к полуночи детей отправили спать под громкие протесты последних. Мерида не знала, что им пообещал Юджин, но после того, как он склонился над ними, быстро что-то шепча, тройняшки серьёзно покивали и отправились наверх, вежливо пожелав всем спокойной ночи.

— Что это было? — недоверчиво протянул мистер Дунброх.

— Небольшие хитрости, сэр.

— Пообещал им конспекты за третий курс, — догадался Джек, оставляя наконец ногу Мериды в покое.

— Что ж, пожалуй, можно открыть…

— Фергус!

— Дорогая, сегодня праздник, — взмолился мистер Дунброх. — Всего четверть бокала, они ведь уже не дети.

— Тебе просто не хочется пить одному.

— Это очень ценная выдержка! — забухтел мужчина.

Подростки недоверчиво переглянулись, когда отец семейства поспешил из столовой и вскоре вернулся, неся завёрнутую в полотенце, словно дражайшее дитя, бутылку.
— Гоблинская медовуха тридцать второго! — гордо заметил Фергус.

Он бросил на жену умоляющий взгляд.

— Четверть, Фергус, — вздохнула женщина.

Фергус довольно заулыбался, откупоривая бутылку. Юджин даже выпрямился на своём стуле, пытаясь уловить сладкий аромат.

— О гоблинской медовухе ходят легенды, — пробормотал он. — Лучшее Рождество…

— Что человеку для счастья надо, — хмыкнула Мери.

Медовуха, и вправду, оказалась божественной. Она тянулась, словно настоящий мёд, и совершенно не отдавала алкоголем. Будто сладкий напиток, с которым не хотелось расставаться. Юджин так вцепился в свой бокал, что у него даже костяшки пальцев побледнели, а Джеку отец плеснул чуть больше четверти. Откинувшись на своём стуле, Фрост блаженно закрыл глаза, наслаждаясь льющейся через динамики волшебного радио музыки. Все попсовые группы, из-за которых спорили родители, давно своё отпели, и сейчас играла нежная мелодия оркестра домашних эльфов. Мерида никогда не думала, что маленькие существа умеют так восхитительно обращаться с музыкальными инструментами.

Казалось, что уют, царивший в столовой семьи Дунброх, можно было потрогать руками — таким настоящим и полным он был. Мерида наконец расслабилась, хихикая шуткам Джека, рассказанных в полголоса, чтобы не нарушить плавное течение музыки. Он игриво прокручивал между пальцами злополучную вилку и кидал на Мериду коварные взгляды. А потом неожиданно поднялся из-за стола и протянул ей руку.

— Не откажешь ли ты мне в любезности…

— Да просто хватай её и танцуй, Фрост! — фыркнул Юджин.

Родители обменялись понимающими взглядами, пытаясь скрыть улыбки.

— Ладно, — Мерида хлопнула Джека по протянутой руке и встала без его помощи. — Покажи, как это делается, Фрост.

Джек пожал плечами и вышел следом за ней. Взял её правую руку, переплетая пальцы, скользнул левой рукой по талии, опустив взгляд на девичьи ноги. Фыркнул.

— Плакали твои колготки, Дунброх.

— Я тебя ненавижу, — прошептала Мерида ему в ухо, пряча улыбку в белоснежных волосах.

Танец был неловким и смешным. Они то и дело наступали друг другу на ноги, сталкивались лбами, хихикали и упорно не смотрели в глаза. Но пальцы Джека с каждым мгновением сжимались на талии Мериды всё сильнее, притягивая девушку ближе к себе. Он зарывался носом в рыжие кудряшки и беззастенчиво вдыхал их запах.

— Всё ещё чувствую медовуху.

— Это мой шампунь.

— Ты всегда пахнешь мёдом, — укоризненно заметил он.

— Это преступление?

— Да, — просто ответил Джек. — Ты виновата.

Девушка сокрушённо вздохнула, будто действительно чувствовала свою вину. Но, на самом деле, она едва сдерживала радостный смех. Ведь он даже знает, как пахнет её шампунь. Все друзья в курсе таких вещей? Почему-то Мерида сомневалась, что Иккинг осведомлён в подробностях аромата её волос.

Родители решили поддержать бестолково топчущуюся на месте пару и тоже вышли на танец. Фергус кружил Элинор в каком-то лишь ему известном ритме, и они тоже смеялись и так счастливо, будто не было тех долгих лет, проведённых бок о бок друг с другом. Будто Фергус впервые пригласил даму потанцевать, а Элинор впервые приняла подобное приглашение. Мерида так залюбовалась ими, положив подбородок на плечо Джеку, что даже не заметила, как Юджин взял в руки колдоаппарат. Вспышка ослепила её, заставив вздрогнуть и почувствовать, как руки Джека крепко прижимают её к себе в неосознанной попытке защитить.

— Двигайтесь, а то колдографии получатся маггловскими! — воскликнул Флинн. — Миссис Дунброх, улыбочку!

Так и подошёл к концу рождественский вечер. За окном тихо падал снег, а в тёплой столовой падал Юджин, спотыкаясь о собственные ноги в попытке запечатлеть удачный кадр. Джек рискнул, закружив Мериду вокруг её оси, заставив рыжие кудри весело взметнуться в воздухе. Колдоаппарат осветил помещение вспышкой, навеки оставив в памяти этот момент: искренняя улыбка Джека, широко раскрытые глаза Мериды, рваные колготки, летящие волосы, бледные пальцы, снова сжимающие талию девушки, притягивая её к себе.

До полуночи оставались считанные минуты, когда миссис Дунброх начала суетливо махать палочкой, призывая подушки и одеяла, чтобы постелить мальчикам в гостевой спальне, а отец помогал убирать со стола. Тогда ребята решили выйти на улицу, потому что в этот момент магглы всегда запускали свои фейерверки, и они были не менее красивей волшебных. Мерида вздрогнула от резкого холода, ступив на заснеженную террасу, и Джек со смешком приобнял её за плечи. Он расслабленно наблюдал за тёмным небом, с которого медленно опускались белые хлопья, когда прозвучал первый взрыв, и в воздухе просвистело нечто, ударив в небосвод и осветив его яркими вспышками красно-жёлто-зелёно-розового восторга, отразившегося в глазах друзей.

— Как же красиво, — восхищённо протянул Юджин и тут же захныкал. — Я должен был быть с Рапунцель в этот момент!

— Тебе мало меня? — в шутку возмутился Джек. — Я разочарован! Все твои слова — ложь!

Мерида весело расхохоталась.

— Брось, Юджин, — отсмеявшись, взмолилась она. — Иногда лучше, когда рядом с тобой друзья. И это самое главное.

— Ага, — кивнул Джек, — а знаешь, почему? — Флинн заинтересованно поднял брови. — Мы всегда рядом, приятель.

Мерида высвободилась из-под руки Джека и, встав между парнями, приобняла обоих за плечи. Втроём они наблюдали, как взрываются на небе огни, делая ночь светлее, а людей — счастливее.

***

После фейерверка ребята разбрелись по спальням в поисках сна. Мерида быстро переоделась в пижаму, спасаясь от колючей прохлады, забралась под одеяло и уставилась в потолок немигающим взглядом. Спать не хотелось. Благополучно проворочавшись ещё четверть часа, Мери откинула одеяло и решила спуститься на кухню, чтобы сделать себя горячий шоколад. После него всегда легче уснуть, и спится сладко. Тихонько приоткрыв дверь, девушка озадачено уставилась на синюю толстовку.

— Милая пижамка.

— И давно ты тут стоишь? — округлила глаза Мерида, поспешно закрывая за собой дверь, чтобы не дать Джеку возможности рассмотреть её комнату.

— Только пришёл. Мне было скучно.

Мерида с подозрением прищурилась. Кивнув в сторону лестницы, она повела парня на кухню, где приготовила горячий шоколад на двоих. Пар от пряного напитка поднимался двумя витиеватыми струйками над кружками в рыжих котятках. Мерида нервно постукивала пальцами по керамической поверхности посуды, неосознанно загоняя шипевших на неё котят под изогнутую ручку. Джек, сделав осторожный глоток, блаженно прикрыл глаза.

— Дунброх, это самый вкусный горячий шоколад в мире. Если бы я своими глазами не видел, что это ты его приготовила, никогда бы не поверил!

— Заткнись и пей, — рассмеялась Мерида, но тут же спохватилась, прикрыв рот ладошкой. — Нам нельзя шуметь.

— Так не шуми.

— Так не смеши меня.

— Я вроде ничего смешного не говорил, — прищурился Джек. — Замечала за девчонками, когда им кто-то нравится, они всегда смеются с любого слова, сказанного объектом их обожания?

— Мечтай, — фыркнула Мери.

— Вот это я понимаю — разговор, — мягко улыбнулся Джек. — Теперь ты больше похожа на Мериду, которую я знаю.

Девушка прикусила губу, задумчиво поглаживая одного из котят подушечкой пальца. Ей очень хотелось задать Джеку один вопрос, но при любой попытке озвучить его, с губ срывался лишь тихий хрип.

— Ты не заболела? — Джек беспокойно склонил голову на бок. — Странно дышишь.

Мерида яростно помотала головой и поспешила сделать глоток из своей кружки, чтобы оправдать молчание. Но вскоре всё равно пришлось найти тему для разговора, чтобы отвлечь себя от так и вертящегося на языке вопроса: «Я тебе нравлюсь? Я нравлюсь тебе, Джек? Могу ли я тебе нравиться? Джек?».

— Хочешь поговорить о письме Эльзы? — с трудом проговорила девушка.

Казалось, Джек слегка нахмурился, но тут же предпочёл напустить на себя невозмутимый вид и пожал плечами.

— Эльза в беде, я уверен. Но раз она говорит, что нам грозит опасность, если продолжить её поиски, значит, так оно и есть. А я не хочу подвергать риску своих друзей. — Он будто хотел добавить что-то ещё, но наверху скрипнула половица, заставив обоих невольно вздрогнуть. — Нам, пожалуй, стоит подняться. Провести тебя до комнаты?

«Думаешь, я потеряюсь в собственном доме?».

— Да, пожалуйста, — ответила Мерида, и на её губах появилась предательская улыбка.

На цыпочках друзья пробрались на второй этаж, медленно ступая по скрипучим половицам к комнате Мериды.

— Не ожидала нас увидеть сегодня? — неожиданно прошептал Джек.

— Много выпили перед принятием такого решения? — хмыкнула Мери.

Джек интенсивно покачал головой.

— Нет, мы выпили ещё до того, как нас попросили свалить из Хогвартса, — фыркнул он. — Собственно, поэтому нас и выгнали. Ну и ещё... статуя Бориса.

Мерида захихикала, прикрывая рот ладошкой.

— Тише! — шикнул на неё Джек, но в его глазах плескался готовый вырваться наружу смех.

Они остановились у двери Мериды, стоя друг напротив друга и смеясь непонятно с чего. Шикая, чтобы призвать к тишине самих себя, начинали смеяться ещё сильнее. Мерида, трясясь от сдерживаемого хохота, заткнула рот Джека ладошкой, а он сжал двумя пальцами её губы, словно прищепкой.

— Ты похожа на утку, — пробубнил он, смаргивая слёзы.

— Мы момож ма думака! — попыталась воскликнуть Мерида, заставив Джека фыркнуть прямо ей в ладошку. Она тут же отпрянула, оттряхивая руку в воздухе. — Фу! Ты обслюнявил мне всю руку!

Новая вспышка приглушённого хохота, который давно уже мог перебудить весь дом, была неожиданно прервана враз посуровевшим взглядом Джека. На самом деле, его можно было бы принять за суровый, если бы не пляшущие в глазах парня черти. Медленно приближаясь к притихшей Мериде, заставив ту настороженно вжаться в стену, Джек склонился над ней, отрезав пути к отступлению своей рукой, разместив её над плечом девушки. Мерида пыталась отвести взгляд от хитрых глаз слизеринца, но всё было тщетно — он словно пригвоздил её к месту, отняв возможность шевельнуться.

А потом Джек просто прикоснулся своими холодными губами к уголку её губ, и Мерида забыла, что нужно дышать. Он мог поцеловать её в щёку, мог и в губы поцеловать, но получилось что-то на грани, как и всех их отношения.

Мери не шевелилась, прикрыв глаза от ужаса и какого-то странного чувства, вызывающего всеобъемлющую радость. Они довольно долго так стояли. Не двигались, просто соприкасались друг с другом почти в поцелуе. Почти губами. А потом Джек отстранился, нежно потрепал Мериду по щеке и прошептал:

— Спасибо за гостеприимство, пирожочек. И весёлого Рождества.

Развернувшись, он ушёл в свою с Флинном спальню. В полумраке его волосы выделялись ярким белым пятном, словно снежный сугроб за окном. Мерида ещё стояла на том самом месте некоторое время, даже когда от Джека в коридоре остался лишь едва уловимый аромат горячего шоколада и что-то свежее, мятное, холодное. Губы сами по себе расплылись в улыбке.


Паблик автора:https://vk.com/lika_aka_dianka_books
Прочитать весь фанфик
Оценка: +87
Фанфики автора
Название Последнее обновление
День, когда он ушёл/The day he left
Jul 14 2014, 11:05
Облик отца/Father figures
Jul 5 2014, 15:35
Ты вошёл в моё сердце/Cross my heart
Jul 3 2014, 18:57
Парень для папы
Mar 16 2014, 11:25
Diary
May 22 2013, 05:01



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0253 ]   [ 10 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 06:55:11, 27 Apr 2018 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru