> Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Имя автора: Серж д’Атон
Рейтинг: G
Жанр: Романтика
Саммари: Мальчику со шрамом и в очках, рожденному в конце июля.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996
 

Глава 19. Снова в лесу

Как и почти год назад главным блюдом на завтрак в Хогвартсе стала… почта.
Начиная с пятницы, преподаватели и студенты каждое утро с нетерпением ожидали свежий номер «Ежедневного пророка». Всем хотелось знать, как продвигается расследование по делу о применении смертоносного заклятия. Найдены ли виновные? Наказаны ли?
Потому, стоило только раздаться под потолком Большого Зала шороху крыльев, как все дружно поднимали головы. На ворона Каркарова внимания никто уже не обращал. К нему успели привыкнуть. Письма и посылки тоже были обычным делом. Может и не для каждого в Хогвартсе. Но в эти дни всех интересовала только газета!
Однако после сообщения о прокатившихся по Британии трагических событиях, на эту тему в «Пророке» не появлялось ни строчки. Вот и сегодня, взглянув на первую полосу, Долгопупс покачал головой из стороны в сторону. Все понимали – подобные новости другого места не заслуживают. Но Фрэнк уже почти по привычке перелистал газету до последней страницы:
- Ничего…
Блэк, Поттер и Петтигрю, вместе со всеми вокруг ожидали: что же там, в сегодняшнем номере и даже не заметили, когда между их тарелками появилась маленькая ушастая сова. Не дожидаясь пока на нее обратят внимание, птица ткнула Джеймса клювом.
- Ай! Больно же! – вскрикнул Поттер.
Сова что-то проклокотала на своем языке и с важным видом вытянула вперед лапу. Друзья Джеймса обернулись на возглас, и Сириус тут же узнал почтальона:
- Эту птичку мы уже видели, - рассмеялся он. - Правда тогда она была в клетке.
Но Поттер уже и сам понял от кого получил весточку. Пальцами Джеймс распутывал нитку на птичьей лапе, а взглядом скользил вдоль гриффиндорского стола, пока не встретился с зелеными глазами под темно-рыжей челкой. Наконец письмо оказалось у Поттера в руках. Сделав свою работу, сова немедля расправила крылья.
Джеймс развернул бумажный листок. Письмом его назвать было трудно. Скорее записка. Рядом со стрелочкой направленной вверх было выведено аккуратным почерком «Левикорпус». Под ними стрелка вниз и слово «Либеракорпус». Поттер еще раз взглянул вдоль стола – Лили все еще наблюдала за ним. Только теперь она еще и ласково поглаживала сидевшую на плече Совушку. Встретившись снова с Джеймсом глазами, Эванс отняла руку от птичьей головы и резко повернула ее в запястье. Поттер непроизвольно повторил ее жест и перевернул бумажный листок: «Прости за первое сентября. Лили».

- Хорошо. Допустим. У нас теперь есть чем ответить слизеринцам.
Мальчишкам так не терпелось обсудить полученное письмо, что они закончили завтракать едва ли не раньше всех в школе. Втроем они стояли перед еще закрытым классом истории магии. В коридоре не было ни души, но Питер все равно начал разговор почти шепотом. Мало ли какому привидению вдруг вздумается здесь появиться. Да и для полтергейста Пивза стены никогда не были преградой.
– Но прежде чем применять заклинание, не мешало бы потренироваться, - продолжил мысль Петтигрю. - Вдруг что-то не получится?
- Правильно! – тихо, но как всегда весело поддержал его Сириус. – Ты не будешь возражать, если мы отработаем заклинание на тебе?
- Нет, - неожиданно согласился Питер. – Только где мы будем это делать?
- Полигон у нас есть, - Поттер довольно улыбался. В его глазах светился азарт охотника. – Свой. Подземный. Забыл что ли?
- Ну, ладно. Пускай. А когда? – продолжал спрашивать Петтигрю. – До выходных далеко. После ужина – времени не так уж и много…
- Вместо ужина, Питер. Вместо! – перебил его Сириус. - От кухни нас еще не отлучали, так что голодными не будем. Еще вопросы есть?
- Есть предложение, - Питер озабоченно тер свои круглые щеки. – Прежде чем научиться подбрасывать кого-то, неплохо бы научиться приземляться. Что будет, если подняв меня, вы не сможете вернуть обратно?
Эти слова подействовали как холодный душ после бани. Теперь Джеймс и Сириус не улыбались: Петтигрю был прав!
- Знаешь… - ероша макушку, медленно начал Поттер, - но ведь пока кто-то из нас не взлетит, мы не сможем сбросить его на землю…

И началось! Не дожидаясь ужина, запасшись между делом у эльфов соком и бутербродами, трое гриффиндорцев бежали к заветному зеркалу на пятом этаже. Уже нисколько не боясь оступиться, сбегали по ступеням и коридорам к наполненному голубым светом подземелью. Там, наставляя друг на друга палочки, ребята по сотне раз за вечер пытались применить «Левикорпус», но у них ровным счетом ничего не получалось. Никто не взлетал. Даже не подпрыгивал. Заклинание не работало!
Мальчики перепробовали все, что могли придумать. Разные движения палочкой. Произносили заклинание то шепотом, то во весь голос. Даже пытались петь магическую формулу, как делала это миссис Поттер в пещере…
- Может у нас не хватает магической мощи? – спросил Петтигрю, когда в четверг они возвращались в гриффиндорскую башню. – Помните, как говорил Каркаров: не каждое заклинание всем по силам.
- Да брось ты, Питер! – резко сказал Сириус. – Неужели ты думаешь кто-то из нас слабее Нюнчика?!
- Нужно бы еще разок поговорить с Лили, - прерывая начавшийся спор, вставил Поттер. - Вдруг она что-то напутала.
- Точно! – согласился Питер. – Это идея!
- Сейчас она, наверное, уже спит. А вот завтра… - прищурился Джеймс. – Стебль ведь нас предупредила, что на следующем уроке начинаем пересаживать мандрагоры? Предупредила.
- И что работать придется по двое, - подхватил Сириус.
- Вот-вот! – подтвердил Поттер и в который раз за вечер разлохматил макушку. - Попробую теперь я подойти к Эванс. Осенняя слякоть! – закончил разговор Джеймс уже третьей за семестр выдумкой Полной Дамы.

- Лили! – тихо выдохнул Джеймс.
Эванс оглянулась на зов, и Поттер указал пальцем сначала на себя, потом на нее, а под конец вскинул вверх два пальца сразу. Девочка быстро кивнула ему в ответ и отвернулась – профессор Стебль начинала новый урок.
- Рассада мандрагоры, за которой вы ухаживаете совсем молоденькая. Но ей становится тесно на общих грядках, - профессор указала на сплошной ковер из лилово-зеленых листьев в одном из ящиков, знакомых второкурсникам с начала сентября. – Как я и говорила вчера, сегодня вам будет удобнее работать вдвоем. Разбиваемся на пары! Расходимся! Времени не теряем – работа предстоит большая… - Команды следовали одна за другой.
Пока студенты, толкаясь в узких проходах, разбирались кому с кем работать, профессор Стебль продолжала:
- Но рассадить ее по отдельным горшкам не так-то просто. Почему, мистер Эджком?
- «Плач мандрагоры смертельно опасен для всех, кто его слышит», - когтевранец ответил так, будто перед его носом была открыта нужная страница учебника.
- Да! Пять баллов Когтеврану! Но нашим мандрагорам до этого еще расти, и расти, - самым добродушным голосом продолжала Стебль. – Однако они могут… Мистер Блэк, что они могут?
- Оглушить, - упавшим голосом ответил Сириус. Об этом свойстве мандрагоры вчера никто из них и не вспомнил. Он уже понял: поговорить Джеймсу с Лили не удастся. – На некоторое время…
- Правильно! И Гриффиндору тоже пять баллов! – профессор травологии сегодня расщедрилась. – Поэтому работать вам придется в наушниках. Они уже разложены у ящиков. Снять их вы можете только по моей команде, - Стебль вскинула над головой руку с торчащим вверх большим пальцем. – Понятно? А теперь смотрим, что нужно делать.
- У нас ничего не получается! – потянувшись за наушниками быстро заговорил Джеймс. – Заклинание правильное?
- Поттер! Эванс! Что вы там копаетесь? – в голосе Стебль зазвучали металлические нотки. – Я достаю мандрагору!
Убедившись, что теперь слух всех студентов находится под защитой, профессор ухватила растение за ботву и с силой выдернула его из земли. Корень мандрагоры был похож на сморщенное лицо новорожденного младенца. Рот его был открыт широко-широко. И не было никаких сомнений, что младенец орет истошным голосом. Свободной рукой Стебль потянулась под ящик и вынула оттуда цветочный горшок. Сунула в него мандрагору и засыпала корень свежим влажным компостом. Затем сняла с себя наушники и подняла вверх большой палец.
- Не знаю! – у Лили появилась возможность ответить, и она не замедлила ею воспользоваться.
- Все поняли, что нужно делать? – громко спросила Стебль. – Надеваем наушники, и за работу!..
Когда профессор травологии снова подняла вверх большой палец, она лишь сказала: «Все свободны!» Урок закончился. Поттер еще лелеял надежду, что поговорить удастся по дороге к замку, но:
- Лили, ты идьешь с нами или…
- С вами, - быстро ответила Сандрине Лили и тихо добавила: - Сейчас девчонки снова начнут сыпать вопросами. Как в прошлый раз.
- И что ты им тогда ответила? – спросил Джеймс.
- Что ты звал меня вечером прогуляться.
- Что?!
- А ты хотел, чтобы я рассказала им правду? - Лили попыталась улыбнуться, но зеленые глаза смотрели грустно. – Поговорим вечером. В гостиной. Хорошо?
Поттер соглашаясь, кивнул и сам присоединился к друзьям. Они не стали ничего спрашивать – все было понятно и так. Не говоря ни слова, мальчики вышли из теплицы и вслед за когтевранцами зашагали в сторону замка.
Не успели пройти и половины пути, как на пригорке показалась их смена. Впереди шли ребята из Пуффендуя, в десятке ярдов позади них вышагивали слизеринцы. Они что-то весело и громко обсуждали между собой, казалось, не обращая внимания ни на что вокруг. Лишь Снегг, увидев Лили, заулыбался ей издалека. А перед тем как поравняться приветливо взмахнул рукой. Все было спокойно до тех пор, пока второкурсники не разминулись. Но уже через секунду за спиной гриффиндорцев раздался истошный визг!
Рассмеяться слизеринцы не успели. Попытка развлечься сыграла с ними дурную шутку. Не отдавая себе отчета, Блэк и Поттер выхватили палочки и развернулись. Сириус направил свою на висевшую в паре футов над землей Грету Кечлав. А Джеймс резко, ни в кого конкретно не целясь, взмахнул в сторону слизеринцев. Полыхнули две вспышки – магическая сила перевернула Мальсибера вверх ногами и подбросила в воздух. Грета же, пусть не совсем мягко, но приземлилась. Подруги бросились поднимать ее с земли, а мальчишки выхватили палочки.
Не ожидавшие ничего подобного слизеринцы растерялись. Еще бы! Мальсибер громко пыхтит над их головами. На них нацелен целый арсенал. Даже когтевранцы с палочками наизготовку успели встать у них за спиной. Свое «оружие» они теперь даже не пытались достать.
- Только попробуйте еще хоть раз… - сказал Сириус и поднял палочку в сторону Мальсибера. Снова полыхнула вспышка, и слизеринец рухнул на мокрую траву. – Понятно, что с вами будет? И всем своим передайте…
- Ты хоть и Блэк, - в измазанной грязью мантии Мэл встал на ноги, - но уж точно не наш! – не скрывая злости, сказал он. – Не тебя ли Шляпа вспоминала в своей песенке?
- Может и меня, - сверкнул глазами Сириус. – А теперь валите отсюда!..
Заклинание сработало! Но так неожиданно, что… гриффиндорцы и сегодня решили не ходить на ужин. Отправившись после занятий по привычному пути, они снова оказались в подземном круглом зале. Только теперь им не нужно было ни кричать, ни шептать, ни петь.
- Готов, Питер? – спросил Сириус.
Петтигрю кивнул и Блэк без единого слова взмахнул палочкой. Сверкнула, ставшая уже знакомой вспышка и Питер вверх тормашками завис над землей.
- Так значит невербальные заклинания – это… - попытался уточнить Питер. Голос его звучал спокойно. Ни страха, ни неудобства от положения, в котором он находился, Петтигрю не испытывал.
- Это такие, которые можно только испортить, произнося их вслух, - в который раз за сегодня сказал Поттер. – Готов?
- Да.
Снова белый всполох разбавил голубой свет и Питер, выставив впереди себя руки, мягко приземлился.
Почти три часа уже не тренировки - развлечения пролетели незаметно. Ребята вдоволь насмеялись, кувыркаясь в воздухе по очереди. К счастью, обошлось без ушибов и вывихов. Может быть потому, что каждый из них был готов и взлететь, и приземлиться. Но как бы им не было весело, пришла пора возвращаться.
Несмотря на довольно поздний час в общей гостиной Гриффиндора было многолюдно и стоило второкурсникам появиться на ее пороге, как комната буквально взорвалась приветственными криками. Их ждали!
Человек двадцать – парни со старших курсов подскочили с алых кресел и бросились к порогу. Впереди всех, широко расставив руки, бежал Бруствер:
- Молодцы! Класс! – одним движением Кингсли сгреб троицу в охапку.
- Давно пора поставить слизеринцев на место!
- Сколько было можно издеваться над школой!
Плотно прижатым друг к другу, притянутым к груди Бруствера второкурсникам было не уследить за той кутерьмой, какая творилась вокруг. Они могли ее только слышать. Но вдруг стальная хватка ослабла – Кингсли отпустил ребят и отступил на шаг назад:
- Научите? – с надеждой в голосе спросил он.
Джеймс с друзьями растерялись. Ничего подобного они и представить себе не могли.
- Права была МакГонагалл: вести в Хогвартсе летают быстро, – потирая помятые бока, тихо проговорил Сириус и все вокруг рассмеялись.
- Так научите? – продолжал настаивать Кингсли.
Но вместо второкурсников ему ответил Фенвик. Положив Брустверу руку на плечо, Бенджи властным тоном сказал:
- Научат. Только потом. Не забыл, что завтра квиддич! – напомнил капитан сборной. – Попробуй только не выспаться!
Однако Бенджамен и сам не знал, что утром ему самому ненадолго придется забыть о предстоящем матче…

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ РАСКРЫТО!
Министерство магии официально заявляет о завершении следствия по делу о применении смертоносного заклятия.
После того, как стало доподлинно известно, что в семи городах Британии маглы погибли именно от убивающего заклятия, специалисты из штаб-квартиры мракоборцев досконально проверяли любую информацию, которая могла бы иметь отношение к делу. Два дня назад к ним обратились знакомые некого Джимми Баттла, обеспокоенные его исчезновением. По их сведениям Баттл больше недели не появлялся на людях.
Прибывшие по месту жительства Баттла мракоборцы вскрыли его квартиру и обнаружили внутри мертвое тело хозяин с волшебной палочкой в руке.
Следствием установлено:
1) Смерть Д. Баттла наступила в результате примененного к нему смертоносного заклятия не позднее 1-го ноября сего года.
2) Д. Баттл жил одиноко, семьи не имел.
3) Квартира была заперта изнутри и взлому не подвергалась.
4) Исследование палочки погибшего подтвердило, что смертоносное заклятие во всех восьми случаях было применено с использованием именно ее.
5) Мастер по изготовлению волшебных палочек мистер Олливандер дал показания, что палочка, найденная в руках Д. Баттла (вишневое дерево, 8 дюймов, шерсть единорога) принадлежала погибшему и была приобретена им лично в Косом переулке 13-го июля 1957 года.
6) Дополнительная экспертиза, проведенная полицией маглов, свидетельствует, что кроме погибшего Д. Баттла его волшебную палочку никто из посторонних в руках не держал.
На основании собранных свидетельств Министерство магии делает вывод о том, что по неизвестным причинам Джимми Баттл в ночь на 1-ое ноября сего года, используя способы трансгрессии, последовательно применил смертоносное заклятие в семи городах Британии. После чего вернулся домой и применил его по отношению к себе. Что истинно побудило Д. Баттла на подобные действия, погибший унес с собой в небытие.
Информация об именах знакомых Баттла и его месте жительства является сугубо конфиденциальной и разглашению не подлежит.
От Министерства магии: Бартемиус Крауч, Глава сектора борьбы с неправомерным использованием магии».
Стоило только второкурсникам поднять головы от газеты, как ее тут же выдернула чья-то рука с другой стороны стола. Большой Зал бурлил и шумел, но тихий голос совсем рядом сумел пересилить общий гул:
- Молодые люди!
Джеймс, Сириус и Питер дружно повернули головы: за их спинами стояла декан Гриффиндора. Ребята так увлеклись статьей, что даже не слышали как мягкой «кошачьей» походкой профессор МакГонагалл подошла к ним. Прежде чем обратиться к своим студентам, она деликатно ждала, пока те дочитают статью в «Пророке» до конца:
- Сегодня кроме газеты сова принесла мне письмо. Но оно скорее адресовано вам.
- Нам? - удивился Джеймс.
- Письмо! – с легким восторженным придыханием воскликнул Питер.
- От кого?! – поднимаясь, развел руками Сириус.
- От нашего лесничего. Он приглашает вас в гости. Но почему-то для этого спрашивает разрешения у меня. Просьба немного, - МакГонагалл кашлянула, - странная. Студентам не возбраняется в их свободное время передвигаться по территории школы. Но мистер Хагрид знает: сегодня Гриффиндор играет в квиддич. Возможно, поэтому? – спросила профессор и внимательно оглядела всех троих. - Я не возражаю, если вместо посещения стадиона вы откликнитесь на предложение мистера Хагрида. Но куда направиться после завтрака решать вам.
МакГонагалл замолчала в ожидании ответа. Но от обилия сегодняшних новостей у второкурсников, похоже, голова пошла кругом – они только недоуменно переглядывались между собой. Наконец, Сириус взял на себя смелость и ответил за всех:
- Раз уж Хагрид зовет нас в такой день, значит – не зря. Мы пойдем к нему!
- Хорошо, - профессор коротко кивнула и двинулась к выходу из Большого Зала.
Как только декан удалилась на почтительное расстояние, Поттер обнял друзей за плечи и притянул к себе:
- Знала бы МакГонагалл, как мы ходим на матчи. Но сегодня, - посмеиваясь, тихо сказал он, – спасибо Хагриду! И тебе, Сириус!

- А погодка-то как раз для игры! – едва ребята прошли через внутренний дворик, сказал Джеймс и тяжело вздохнул.
Поттер был прав! Сегодня не наслаждаться осенней свежестью было просто невозможно. Природа как будто сама радовалась открытию школьного чемпионата по квиддичу. В середине ноября тепла ждать не приходилось, но утренняя прохлада только добавляла бодрости. Дождь, который последнюю неделю без конца то накрапывал, то лил как из ведра, прекратился. Даже солнышко пыталось проглядывать сквозь разрывы в серых облаках! Не было и сильного ветра. Гибкие ветви Гремучей Ивы мирно покачивались под легкими нечастыми дуновениями. Уже пожухлые, узкие и длинные листья тихо шелестели, словно переговариваясь между собой.
Как только глазам ребят открылся круглый домик на опушке Запретного леса, они увидели и его хозяина. Хагрид сидел на крыльце и быстро-быстро перебирал руками. Издалека казалось, что он снова взялся за спицы.
Не успели мальчики сделать вниз по склону и нескольких шагов, как лесничий вскинул вверх голову. Заметив гостей, он отбросил вязание в сторону, вскочил на ноги и приветливо замахал высоко поднятыми руками:
- Эгей! – донесло ветерком. – Привет, гриффиндорцы!
- Вот сегодня нас точно ждут! – рассмеялся Сириус.
Словно в подтверждение его слов Хагрид спрыгнул со ступеней и быстрым шагом вышел навстречу ребятам. Прямо на ходу, виноватым голосом он громко говорил:
- Вы уж на меня не серчайте. Не даю вам поболеть за свою команду! Но тут… Спасибо! Спасибо, что пришли! – Хагрид крепко и с удовольствием пожал руку каждому. – Тут случай особый! Всей школе про это знать пока рановато. Так что может и хорошо, что сегодня Хогвартс на стадионе! Вот когда все получится как надо, тогда уж…
- Да что случилось? – Морщась от боли, растирая едва не сломанные пальцы, Питер умудрился ввернуть вопрос в поток смущенно-радостных восклицаний.
- Сегодня ночью, - тоном заговорщика начал Хагрид и по-дружески положил руки на плечи Блэка и Петтигрю. Затем, увлекая их за собой, широкой походкой двинулся обратно к домику: - в Запретном Лесу появились новые жильцы!
- Вон как! – воскликнул Джеймс. У Сириуса и Питера такой возможности не было. Прогнувшись под тяжелыми руками, они часто-часто семенили по влажной траве. – И кто же? Здесь, наверное, только дракона не хватает.
- Э-эх! - лесничий резко остановился и, не скрывая сожаления, шумно выдохнул, - Как бы я хотел иметь дракона! Да нельзя! Нельзя! Уж больно опасно здесь это. Детишки ведь кругом. А на новоселов лучше поглядеть, чем про них слушать… Чай будете? Или вы опять только позавтракали? – пытаясь схитрить, Хагрид прищурил горящие глаза. По всему было видно, ему самому не терпится поскорее отправиться в лес.
- Ага, - радуясь, что непомерная тяжесть свалилась с его плеча, Петтигрю постучал себя по туго набитому животу, - позавтракали.
- Тогда сразу к ним и пойдем. А то детишки там бедные голодными сидят. Самим им не поохотиться. Запер я их. Обжиться им для начала надо. Я вон пока вас ждал, силки плел. Чтоб им еду добывать, - затараторил Хагрид и указал на свисавшую со ступеней длинную веревку с петлями. Затем, коротко бросив через плечо: «Сейчас!», оставил ребят и скрылся за домом.
Мальчики мало что поняли из таких «объяснений». Но прежде чем троица успела обменяться между собой недоуменными взглядами, лесничий вернулся. В его руке, царапая носами землю, болталось полдюжины связанных за хвосты пушистых тушек.
- Хагрид, что это?! – быстро спросил Питер. Он уже пожалел, что позавтракал слишком плотно.
- Хорьки, - пожал плечами лесничий, не понимая как можно было их не узнать. – Гиппогрифы их просто обожают.
- Кто?! – теперь в один голос вскрикнули Джеймс и Сириус.
- Гиппогрифы, - повторил Хагрид, и за косматой бородой показалась добродушная улыбка. – Давайте за мной! Скоро вы их сами увидите. Это же прелесть!
- Но только, пожалуйста, - с трудом перевел дух Петтигрю, – не так быстро, как в прошлый раз…
В лесу, пахнувшем прелью, царили тишина и спокойствие. Даже птиц не было слышно. Кто-то из пернатых давно улетел в теплые края. Те же, кто оставался зимовать в Запретном Лесу, слыша громкое шуршание опавшей листвы под ногами людей, подавать голос не решались.
К новому месту шли намного дольше, чем к поляне фестралов. Может до него и в самом деле, было далеко. А может, Хагрид против своего желания все время пытался сдерживать шаг. Но все-таки пришел момент, когда он оглянулся на ребят и задорно подмигнул:
- Пришли! – хотя Хагрид и не пытался скрывать восторга, говорить он старался вполголоса. – Мы пришли! Сейчас вы их увидите! Только тихонько.
Вслед за лесничим ребята вышли из-за деревьев. Перед ними открылась даже не поляна – небольшая лесная прогалина. По всему периметру ее окружала ограда из жердей толщиной в руку и высотой футов двадцать каждая. Такие же жерди, соединяясь и пересекаясь между собой, вплетаясь в кроны двух больших деревьев внутри вольера, накрывали его сверху. Между деревьями стояла деревянная постройка, что-то вроде сарая. Вот только передней стенки у него не было. Через эту широкую «дверь» внутри были видны большущие ворохи сена.
- Гиппогриф – животинка гордая. Не терпит ни грубости, ни пренебрежения, - тихо начал рассказывать Хагрид, прежде чем подойти к вольеру. – Не каждого к себе подпустить может. Тут и церемония особая нужна. Потому сегодня я к ним сам зайду. Они хоть детеныши еще, но уже с гонором. А может сами всего боятся. Так что вы пока здесь постойте, поглядите как да чего делать нужно.
Лесничий подошел к ограде в том месте, где стоящие рядом жерди были стянуты ремнями. Распутывая узлы, он обернулся и через плечо сказал:
- Кожа самая крепкая, какая ни на есть. Драконья. Любую другую они одним ударом клюва перебить могут.
- Клюва? – удивленно переспросил Питер. – Они что – птицы?
- Не совсем, - Хагрид снова обернулся и улыбнулся. – Но с клювом. Да с таким, что одним ударом запросто убить могут, - справившись с последним узлом, лесничий приоткрыл дверцу вольера, протиснулся внутрь и быстро стянул жерди ремнем, но уже изнутри. – Теперь смотрите!
Со стороны поведение лесничего казалось, по меньшей мере, странным. Не выпуская из рук связку хорьков, он прошел к сараю и замер без единого движения на его «пороге». Затем случилось то, чего ребята могли ожидать меньше всего: огромный Хагрид сложился пополам и низко поклонился. Прошло несколько секунд, прежде чем он выпрямился снова и, потихоньку отступая назад, заговорил:
- Идите! Идите сюда, мои хорошие! Мы вам вкусненького принесли.
Пятясь, лесничий почти вернулся к ограде. Тем временем ворохи сена под навесом зашевелились и на открытое пространство медленно и степенно вышли странные существа. Их было трое. С первого взгляда действительно могло показаться что это – птицы. Голова и стального цвета клювы ничем не отличались от голов и клювов орлов. Разве что были намного крупнее. Но когда троица подошла поближе и окружила Хагрида со всех сторон, стало понятно, что кроме головы с огромными блестящими, как мандарины, глазами, крыльев и передних лап, птичьего у них больше ничего нет! Все остальное: туловище, задняя пара ног, хвост у этих животных было лошадиное. Или - пони…
- Здороваясь с гиппогрифами самое главное их не бояться! Нужно, не моргая, смотреть им прямо в глаза, – теперь уже во весь голос, продолжал рассказывать Хагрид. А сам тем временем, ласково погладил каждого по клюву и выдал по тушке хорька. Получив пищу, то ли птицы, то ли кони разбрелись по вольеру и с аппетитом приступили к завтраку. – Какие красавцы! – лесничий не скрывал своего восхищения.
- Хагрид, - Сириус первым пришел в себя от увиденного, - а что ты думаешь делать с ними дальше?
- Как что?! – удивился лесничий. – Приручу для начала. Потом, тьфу-тьфу, потомства дождусь. А там глядишь, годков через десять-пятнадцать в Хогвартсе своя стайка и получится. С фестралами, поди ж ты, точно так было. Нянчился с ними, выхаживал, приучал кареты возить. Да пока развел столько, сколь надо для Хогвартса! А знаете, с чего все начиналось? С одного самца и четырех самочек. А теперь?! – гордости Хагрида не было предела. – Правда, на этот раз курочек мне всего две досталось…
- А дальше? – поинтересовался Джеймс. - Зачем твои курочки в Хогвартсе? Что они делать будут? Что они вообще умеют?
- Летать! – лесничий одним словом ответил на все вопросы Поттера. – Они летать умеют!
- Так и фестралы летать умеют, - не унимался Джеймс. – Но кареты все равно по земле таскают. Эти что по воздуху их носить будут? Чтоб колесами грязь не месить?
Хагрид ненадолго задумался, подбирая ответ:
- Знаешь, умник, вот когда ты на гиппогрифе прокатишься, сам все поймешь. Лучше расскажи, что в школе нового случилось, пока меня неделю по баварским лесам носило.
- Да ничего вроде бы… - передернул плечами Поттер.
- Ну как же! Министерство нашло преступника! – Петтигрю напомнил о том, что он тоже здесь. – Ну этого… Убийцу маглов.
- И вы молчите?! – Хагрид воскликнул так громко, что один из гиппогрифов, соловый со светло-серыми крыльями от испуга выронил из клюва хорька. - Кто он?!
Мальчишки наперебой, поправляя, дополняя друг друга, принялись пересказывать сообщение из сегодняшнего номера «Пророка». Хагрид слушал очень внимательно. Со стороны могло показаться, что узнав об этой новости, он даже забыл для чего пришел сюда сам да еще привел за собой ребят. Рука с остатками угощения для его новых любимцев опустилась к земле, другая же нервно комкала косматую бороду. Даже когда ребята доложили ему о выводах Министерства и замолчали, лесничий продолжал оставаться в той же позе. В себя он начал приходить только когда черный как смоль гиппогриф, самый крупный из всех подошел к нему и дернул клювом за хорька.
- Что?.. Ну да! Держите, – Хагрид не сразу понял, что от него требуют крылатые лошадки. Потом разобрал связку и разбросал тушки по вольеру: – Это вам на ужин. А завтра свеженького принесу, - с этими словами лесничий протиснулся в дверь вольера и принялся вязать из полос драконьей кожи тугие узлы. - Ну-ка, повторите: как убийцу-то зовут?
- Баттл. Джимми Баттл, - послушно напомнил имя из газеты Питер.
- Угу! Баттл, - задумчиво повторил Хагрид. – Ну что? Возвращаемся?
На обратном пути мальчишки снова едва поспевали за своим провожатым. Он, похоже, совершенно забыл, что сегодня гуляет в Запретном Лесу не один. Опустив голову, бормоча себе что-то под нос, лесничий мерил тропинку широкими шагами. Но где-то на середине пути внезапно остановился и обернулся к запыхавшимся ребятам:
- Да быть такого не может! Помню я этого Баттла. На Пуффендуе учился. Звезд с неба не хватал. Тихий, спокойный, мухи не обидит. Как он такое сотворить смог? Куда ему с «Авадой Кедавра» совладать? Да и трансгрессия Джиму с трудом удавалась. А уж чтоб себя жизни лишить этим заклятием! Вот не знаю, может ли такое вообще быть? Надо будет у Дамблдора спросить… Э-эх! - махнул рукой Хагрид. – Пошли!
Стараясь не отстать от лесничего, мальчишки почти что бежали. Очередная небольшая передышка для них случилась через несколько минут. Хагрид вдруг и так же неожиданно остановился еще раз:
- А кто ж из министерских крючкотворов сообщение подписал?
- Э… Бар… Бартемиус Крауч, - с трудом переведя дух, вспомнил Сириус.
- Ну да! Конечно! Магию-то неправомерно использовали, – усмехнулся Хагрид и снова двинулся вперед.
Угнаться за лесничим не было никакой возможности. Заблудиться ребята уже не боялись и, не сговариваясь, решили все-таки получить удовольствие от прогулки. Бежать они перестали и теперь шли медленно-медленно, наслаждаясь тишиной и величавым спокойствием осеннего леса. Когда гриффиндорцы наконец-то добрались до опушки, Хагрид уже давно был у своего дома. Опершись обеими руками на черенок громадной лопаты, пристроив сверху на руки подбородок, он неподвижно стоял на краю тыквенной грядки, покрытой путаной вялой ботвой. Перекопать грядку до отъезда за гиппогрифами Хагрид не успел. Зато, чтобы собрать урожай яблок времени ему хватило наверняка. Спелые, сочные, с капельками дождей и росы на кожице они горками громоздились в корзинах, стоявших вокруг грядки.
- Вы куда пропали?
- Хагрид, что с тобой? - вопросом на вопрос ответил ему Джеймс. - Мало того, что нас едва не загнал, так еще и сам с собой всю дорогу разговаривал.
- Это я так размышлял вроде, и… - медленно и тихо начал лесничий. – Что-то в этой истории не сходится. Ну не верю я, что Баттл мог сотворить такое…
- А как же факты, свидетельства? – воскликнул Питер.
- Факты – они конечно… - все так же растягивая слова, продолжил говорить Хагрид. – И выводы тоже… Главное, что Министерство они устраивают. Народ успокоить и все такое. Да вот только сдается мне, что малыша Джимми кто-то сначала крепко подставил, а потом... И следы за собой все убрал. Вроде как взмахнул палочкой и потом в жизни никто не узнает, что ты был тут. Короче, не верю я!
- Хагрид! - в глазах Сириуса сверкнули задорные огоньки, а в голосе зазвучала ирония. – Ну как можно не верить Министерству магии?!
- Я Дамблдору верю! – теперь лесничий заговорил громко и горячо. – И поболее чем этому лису Краучу. А у Дамблдора свое мнение на те события есть. Как только вся эта история с маглами приключилась, заходил он ко мне побеседовать. Еще и советовался. Опасается, что как бы кой-кто на самом деле действовать не начал!
- А кой-кто – это кто? - вопрос Питера прозвучал наивно, простодушно.
- А вот этого вам знать вовсе ни к чему, - резко сказал Хагрид. – Мне вообще не след было вам ничего этого говорить!
Хагрид попытался дать понять, что тема исчерпана, разговор окончен. Может так бы и случилось, если бы Сириус вдруг не вспомнил:
- Еще зимой, - слегка наклонив голову, взывая к памяти, Блэк потирал лоб, - Тот-Кого-Нельзя-Называть на весь мир заявил, что пора начинать действовать. Это он, Хагрид?
- Тот-Кого-Нельзя-Называть, Тот-Кого-Можно-Называть… Понавыдумывали всякого! Вишь ты как эта журналисточка тогда закрутила, что даже имени того волшебника никто не знает, - распалился лесничий. - Может, его на белом свете вовсе и нету!
- Есть, Хагрид, есть, - теперь Джеймс тоже вспомнил об интервью в «Пророке» и о подарке эльфов ко дню рождения. – И зовут его Том Нарволо Реддл.
Поттер не мог и предположить, что за этим последует. Услышав имя, Хагрид вдруг напрягся, лоб его покрылся испариной. Не в силах вымолвить и слова лесничий тяжело задышал широко раскрытым ртом.
- Что с тобой, Хагрид? – Джеймсу вдруг стало страшно. – Ты знал его?
- Я… - прохрипел лесничий и сглотнул комок. – Знал. Вы-то откуда о нем знаете?
Джеймс и Сириус переглянулись: вспоминать и пересказывать всю историю их знакомства с Томом не хотелось, но на помощь неожиданно пришел Питер.
- Мы видели его имя в Зале Славы, - сказал Петтигрю. – Он был старостой школы и даже получил медаль «За магические заслуги».
- Заслуги… - Хагрид криво усмехнулся. – Знали бы вы, что это за заслуги! Из-за них меня исключили из Хогвартса. Сломали палочку. Дружок мой едва не погиб! Но с чего вы взяли, что это именно он давал интервью?
Джеймс, увидев, что лесничий почти смог взять себя в руки, подбоченился, поправил очки и манерно произнес:
- Информация является сугубо конфиденциальной, мистер Хагрид, и разглашению не подлежит.
- Шел бы ты Запретным Лесом, мистер Поттер! – обиделся Хагрид. – И где только слов-то таких набрался? Лучше скажи: вы точно знаете, что Тот-Кого-Нельзя-Называть – это Реддл?
- Да! – твердо сказал Сириус и добавил: - А некоторые называют его еще Темным Лордом.
- Вон оно как! – лесничий наконец-то оторвал руки от лопаты и широко всплеснул ими. – Лорд значит. Да еще и Темный! Ладно. Пошли в дом. Должен же я вас когда-нибудь чаем напоить. Пошли! – попытался настоять Хагрид, но мальчишки и не думали тронуться с места. – Понятно… Значит, снова - в другой раз. Тогда хоть яблочек на дорогу возьмите…
- Странный он все-таки наш лесничий, - поднимаясь на пригорок, обратился к друзьям Петтигрю. - То на невидимых лошадях предлагает полетать, то на чудищах, которые тебя запросто прикончить могут. Правда?
- Наверное. Но знаешь… - Сириус положил Питеру на плечо руку. - Когда-нибудь я все-таки сделаю свой мотоцикл. Вот мы тогда полетаем!
- А по мне лучше метлы ничего нет, - задумчиво проговорил Поттер. – И вместо знакомства с фестралами я бы лучше летал на тренировке, а сегодня бы…
- Ну хватит киснуть по квиддичу! – перебил его Блэк. – Сколько можно? Придет еще твое время. Сыграешь!
- Что! – Джеймс в сердцах схватил Сириуса за мантию. – По-твоему, я раскис?
- Конечно, - спокойно сказал Блэк. – А-то по тебе не видно! Вот возьми,- Сириус вынул из кармана желтоватое с красным бочком яблоко, - съешь. Глядишь - легче станет.
Поттер хотя и не сразу, но отпустив мантию Блэка, яблоко взял. Не сводя глаз с лица Сириуса, слегка подбросил его вверх, поймал и только затем поднес ко рту. С громким хрустом надкусил плод и скривился:
- Фу, кислятина! – Джеймс размахнулся, со всей силы запустил огрызок в сторону и снова схватил Сириуса за грудки.
- Смотрите! - вдруг испуганно воскликнул Питер.
Не отпуская друг друга, Блэк и Поттер обернулись на крик. Петтигрю стоял с открытым ртом и пальцем указывал на Гремучую Иву. Джеймс и Сириус проследили за его рукой – от удивления теперь рты открылись и у них: возле самой земли, в развале корней дерева чернел лаз, в который запросто мог пройти человек! Но это было еще не все. Налетевший порыв ветра, совсем не сильный, но вполне ощутимый каким-то странным образом прошел мимо Ивы. Ни одна веточка, ни один листочек под его дуновением даже не шелохнулись!
С минуту мальчишки и дерево стояли без единого движения. Первой «ожила» Ива. Длинные обвисшие плети снова превратились в гибкие ветви и теперь они дружно раскачивались даже от легкого ветерка. Пожухлые листья продолжили тихий, внезапно прерванный «разговор». Черный провал между корней исчез, словно его и не было.
Блэк и Поттер повернулись друг к другу и снова встретились глазами. Но теперь взгляд у обоих изменился, руки ребят опустились - ссора погасла так же быстро, как и вспыхнула.
- Что это было, Сириус?
- Мы с тобой едва не подрались, - с ухмылкой Блэк прищурил глаза
- Да нет же! – Поттер непроизвольно сжал кулаки. – Что было с деревом?
- Я все видел, Джеймс, - сказал Питер и снова ткнул пальцем в сторону Ивы. - Ты попал яблоком вон в тот нарост на стволе и… И… И дерево будто бы замерло, а затем открылась та самая черная дыра.
- Или нора, - хохотнул Блэк.
- Сириус, теперь я… - Джеймс вдруг запнулся. – Мы! Мы же теперь знаем, куда пойти вместо следующей игры? – спросил Поттер и протянул другу руку.
- Конечно!
Вместо рукопожатия, Блэк схватил друга за плечи и крепко прижал к себе. Но Поттер вдруг вывернулся, резко присел на корточки и сделал вид, что поправляет ботинок. Сириус развернулся и сразу все понял: пройдя сквозь арку внутреннего дворика, на луг вышел Альбус Дамблдор. Директор шел в сторону ребят не спеша, на ходу помахивая свернутой в трубку газетой. Когда он подошел поближе, мальчишки успели расслышать, что Дамблдор еще и тихонько напевает себе под нос какую-то песенку.
- Так-так, гриффиндорцы. Вам наскучило быть в Хогвартсе? - в синих глазах за стеклами очков-половинок сверкнули искорки. - Что вы здесь делаете? Игры с Гремучей Ивой продолжаются?
- Нет, профессор, - выпрямился Джеймс. – Мы возвращаемся от Хагрида.
- Он нас сам к себе пригласил. И МакГонагалл знает об этом, - добавил Сириус.
- Профессор МакГонагалл, мистер Блэк, - поправил его Дамблдор, постукивая себя по ладони сегодняшним «Ежедневным пророком».
- И профессор МакГонагалл разрешила нам пойти к лесничему, - вставил свое словечко Питер. – А потом у Джеймса вдруг на этом самом месте развязался шнурок.
- Вот как! – улыбнулся Дамблдор, с интересом рассматривая застежки-молнии на ботинках Поттера. – Что ж, по крайней мере, мне теперь понятно, почему Гриффиндор проиграл. Он просто не досчитался на трибуне своих болельщиков. Но причина у вас уважительная...
- Мы снова проиграли Когтеврану?! – с горечью в голосе воскликнул Джеймс. – Жалко…
- Никогда не стоит жалеть о том, что случилось, мистер Поттер. Оно уже случилось, – Дамблдор продолжал поигрывать свернутой в трубку газетой. – И когда случается что-то не очень хорошее, нужно думать, как потом из него выбраться.
- Но как? – не понял Джеймс. – Игра ведь уже закончилась.
- Я думаю, что для начала Гриффиндору нужно просто выиграть следующий матч, - сказал Дамблдор и, не попрощавшись с ребятами, медленно двинулся по тропинке, которая вела к круглому домику на опушке Запретного Леса.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0345 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 00:36:41, 16 Sep 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru