> Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Имя автора: Серж д’Атон
Рейтинг: G
Жанр: Романтика
Саммари: Мальчику со шрамом и в очках, рожденному в конце июля.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996
 

Глава 3. Распределяющая Шляпа

Очарованные с первого мгновения величием и красотой Хогвартса будущие его первокурсники не могли оторвать глаз от замка. Застыв в безмолвии, они даже не заметили, как вдоль берега к ним подобралась вереница маленьких лодочек.
- В каждую по четыре человека! – разорвал тишину громовой голос.
Мальчишки и девчонки дружно бросились выполнять команду. На берегу возникла легкая паника. Но толкаясь, детвора мешала друг другу не то чтобы забраться в лодки, подойти к ним. И больше всего в этой суматохе досталось Блэку…
Удар в спину был сильным и неожиданным. Сириус уже начал падать, но в последний момент Джеймс успел схватить друга за мантию и помог удержаться на ногах. Негромкий смешок раздался совсем рядом и Поттер оглянулся. Позади него с довольной ухмылкой стоял длинноносый попутчик. Оттолкнув Блэка, он «расчистил» дорогу к лодкам для Лили. Девочка стояла за спиной Северуса и вряд ли видела потасовку. Зато теперь быстро прошла вперед. За ней тут же последовал ее знакомый. Но Поттер не мог ему не ответить, и на этот раз прием удался! Северус еще попытался не упасть. Он резко наклонился вперед, но помимо воли мальчика ноги сами понесли его к озеру. Согнувшись, Нюниус пробежал несколько ярдов, поскользнулся на мокрых камнях и рухнул в воду.
Похожий на звериный рык голос заглушил всплеск:
- Это еще что?!
Северус поднялся. Внутри него все кипело!
Еще бы! Так опозориться на глазах у всех! На глазах у Лили! Мантия, которую он показывал ей с гордостью, промокла насквозь. Лоб и щеки перемазаны илом. В длинных волосах запуталась мохнатая гирлянда водорослей. Резким движением мальчик сорвал ее с себя, скомкал и отбросил в сторону. Затем попытался рукавом утереть лицо, но только больше размазал по нему грязь. Простить такого унижения Северус не мог! Сжав кулаки, он бросился на обидчика…
Но великан в кротовом жилете тоже не дремал. Пока Нюниус шлепал по мелководью, он успел встать между ребятами. Одной рукой крепко схватил за плечо Джеймса, другой поймал за шиворот Северуса. Из таких тисков драчунам было не выбраться:
- Я вас спрашиваю! Что это было?
Противники молчали. Лишенные возможности сойтись, они с ненавистью смотрели друг на друга. Не дождавшись ответа, громила сам разрешил ситуацию. Великан встряхнул Северуса, затем отпустил его воротник и слегка подтолкнул в мокрую спину:
-Ты! – мальчик едва не упал снова, но сумел выпрямиться. - Марш в лодку!
Без единого слова, не глядя ни на кого, Нюниус подчинился приказу, и суденышко тут же отчалило. Не без удовольствия Поттер заметил: места в нем для Лили не нашлось.
– А вы! Опоздавшие, - палец размером с сардельку указал на Джеймса, потом на Сириуса, – не торопитесь! Поплывете рядом со мной. За вами глаз да глаз нужен. Так мне сдается, - великан отступил за спины ребят. Теперь, стоя позади всех ему было проще следить за порядком. – И не толкайтесь! Места всем хватит.
С посадкой сразу наладилось. Приняв на борт четверых первокурсников, лодки без единого всплеска разворачивались и брали курс на замок.
Наконец на берегу из школьников остались Джеймс, Сириус и светловолосый худощавый паренек. Перед ними на прибрежной волне качались две лодочки.
- Все правильно! – похоже, их провожатый тихо разговаривать не умел. – МакГонагалл так и говорила: должно остаться одно свободное место. Садитесь! – приказал он и принялся сам забираться в последнее суденышко. Лодка тут же глубоко осела, едва не зачерпнув через борт озерную воду…

Лодки быстро приближались к утесу. Серебряная дорожка перед ними становилась все короче. Казалось, скала прямо на глазах раздается вширь, растет ввысь, а стоящий на нем замок держит своими башнями звездный небосвод. Здесь же, у самой воды каменное подножие густо поросло плющом. Покачиваясь, широкие влажные листья играли блестками лунного света. И среди этого блеска темное пятно. Небольшое. Но такое мрачное! Именно к нему, влекомые волшебной силой направляли свои носы утлые суденышки. Там была расщелина!
- Шляпы берегите! – прогрохотало из замыкающей строй лодки. Предупреждение было не лишним для того, кто не хотел бы выуживать свою шляпу из озера. Ведь вход под скалу был не выше ярда.
Одна за другой лодки бесшумно скрывались в расщелине. На самом ее пороге, ныряя во мрак, Джеймс услышал странный звук за спиной и обернулся: единственный на флотилию взрослый пассажир охнул и согнулся пополам. В отличие от ребят, ему нужно было беречь не шляпу, а голову.
Проход среди ветвей оказался началом длинного узкого тоннеля. Света в нем не было. Лишь где-то далеко, очень далеко впереди виднелись две желтые точки. Может это глаза дракона, охраняющего вход в замок?
Несколько минут плаванья прошли в полной тишине. Желтые точки впереди разгорались, становились крупнее и ярче пока не превратились в пару горящих факелов. Их дрожащий свет озарял небольшую подземную пристань со стенами из грубо отесанных камней. Между факелами в стене открывался проем.
- Все за мной!
Гулкое эхо принялось повторять громогласную команду. Но подавший ее не стал дожидаться тишины. Он быстрее всех выбрался на камни, пересек причал и скрылся в стенном проеме.
В двух шагах за порогом начиналась каменная лестница. Идти по ней оказалось непросто. Неровные ступени были разной ширины и высоты. Но совсем скоро сверху потянуло прохладой, затем показался выход. В полукруглой арке вокруг силуэта провожатого появилось звездное небо. Выбравшись на свежий воздух, ребята оказались на залитой лунным светом лужайке у подножия замка. До входа в него оставалось несколько шагов…
- Вот теперь мы на месте! – объявил великан и трижды ударил в величественную дубовую дверь кулаком.
Дверь на «стук» открылась сразу. Их ждали!
На пороге стояла высокая волшебница в мантии изумрудного цвета. Темные волосы собраны на затылке в тугой узел. Строгие глаза внимательно смотрят сквозь очки, приспущенные до середины носа.
- Мы прибыли, профессор МакГонагалл! – доложил ей великан.
- Спасибо, Хагрид. Все здесь?
Сириус легонько подтолкнул Джеймса. В ответ Поттер понимающе кивнул, а МакГонагалл достала волшебную палочку и быстро пересчитала ребят. Убедившись, что перед нею ровно столько первокурсников, сколько должно быть профессор вычертила палочкой замысловатую фигуру. Вспышка белого света разорвала темноту: полукруглая арка бесследно исчезла. Как будто ее никогда не было в замшелой стене!
- Добро пожаловать в Хогвартс! – торжественно произнесла профессор МакГонагалл и отступила внутрь, освобождая проход для первокурсников.
Зал за дубовой дверью был огромен и сказочно красив. Увешанные портретами волшебников стены уходили вверх так высоко, будто потолка не было вообще. Белая мраморная лестница змеилась по периметру зала, поднимаясь на невообразимую высоту. Несколько пролетов, зависая над пропастью, скрестились меду собой. Дрожащий свет сотен факелов освещал это великолепие. Только освещал. Безо всякого дыма и копоти.
Затаив дыхание, будущие студенты знакомились со своим новым домом. А за ними в свою очередь наблюдали с полотен. И чародеев на них становилось все больше! Волшебники, чьи рамы висели в вышине, перебирались с картины на картину, спускаясь поближе к первокурсникам. Еще бы! Школьное пополнение было интересно всем! Его рассматривали и обсуждали. Маги на холстах вполголоса делились между собой первыми впечатлениями о новичках.
- Впереди у вас будет достаточно времени, чтобы насладиться великолепием Хогвартса, – заговорила МакГонагалл и перешептывания на картинах деликатно смолкли. – К тому же, это не единственное место в замке достойное внимания! За этой дверью… – волшебница сделала паузу и повела рукой вправо. И вдруг в возникшей ненадолго тишине звучно застучало: кап-кап-кап. Но профессор то ли не услышала, то ли просто не стала обращать внимание на посторонние звуки, - …наш Большой зал. Там уже собралась вся школа. Всем не терпится отпраздновать начало нового учебного года. Но прежде чем грянет пир, должно состояться…
Неожиданно сверху громко заскрежетало. Перекрикивать скрежет МакГонагалл не стала. Профессор просто замолчала, а ребята дружно подняли глаза к потолку. От того, что происходило над головами, захватывало дух! Один из висевших в воздухе пролетов сорвался со своего места и начал разворачиваться! Понадобилось время, чтобы лестница, прибавив с дюжину ступеней, выбрала себе новое место.
Как только шум стих, МакГонагалл продолжила:
- Привыкайте! Меняющие направление лестницы в Хогвартсе обычное дело. Замок полон чудес и сюрпризов! – легкая улыбка тронула губы профессора.
И тут снова из сбившейся в кучку ребятни, послышалось ритмичное кап-кап! На этот раз МакГонагалл не смогла оставить его без внимания:
- Вы что молодой человек, купались в озере? - заметив мокрую голову Северуса, спросила она.
- Нет. Просто я… – наклонив голову, Северус из-под густых бровей со злостью покосился на Поттера. – Упал… Нечаянно…
- Грустно, – профессор едва сдерживала улыбку. – Появляться на празднике в таком виде не совсем прилично. Впрочем, это легко поправить!
Палочка МакГонагалл вновь оказалась у нее в руках. Вслед за почти незаметным движением профессора Северуса окутало легкое облако. Когда пар развеялся, мантия на мальчике оказалась сухой и чистой. Теперь только его влажные волосы да засохший на щеках ил напоминали о «водных процедурах».
– Так вот! - профессор МакГонагалл вернулась к теме своего рассказа. - Прежде чем начнется праздник, мы должны узнать за каким из четырех столов предстоит пировать вам. Сегодня решится, семью какого из факультетов пополнит каждый из вас! Какой из домов Хогвартса станет вашим домом. Мы узнаем, с кем вам предстоит учиться за одной партой, есть за одним столом и спать на соседних кроватях. Ваши учеба и поведение будут поощряться очками за успехи, наказываться за нарушения. Факультет, который на конец года наберет очков больше остальных, получит Кубок школы! Кстати кто из вас…
Профессор достала из складок мантии небольшой пергаментный листок и заглянула в него:
- Кто из вас Джеймс Поттер?
Вопрос прозвучал неожиданно и вроде бы не к месту. Но другого выхода, как показаться у Джеймса не было. Заметив поднятую вверх руку, МакГонагалл кивнула и строгим голосом сказала:
- Мы получили сообщение о применении магии несовершеннолетним. Это как раз тот случай, когда я должна наказать виновного!
- Хм!
Краем глаза Джеймс увидел, как в неподвижно стоящей, внимающей профессору толпе первокурсников взметнулась вверх рыжая челка. Восклицание Лили вряд ли прошло мимо ушей МакГонагалл. Однако вида она не подала и продолжила:
- Но пока я не стану этого делать. Во-первых, еще никто не знает, какой из факультетов должен пострадать. А во-вторых… - профессор слегка запнулась. – А во-вторых, ни у одного из них пока нет очков, которые можно было бы вычесть. Но пусть это станет предупреждением для вас, мистер Поттер. И послужит уроком для всех остальных! Теперь пожалуйте за мной!
Двери широко распахнулись. Профессор МакГонагалл шагнула через порог, за ней вереницей потянулись первокурсники. Сколько же раз Джеймс слышал рассказы родителей о школе, ее убранстве! Но одно дело попытаться представить, как это выглядит и совершенно другое увидеть все своими глазами!
За четырьмя длинными столами, сервированными золотыми тарелками и кубками сидят студенты старших курсов. В воздухе парят сотни горящих свечей. Отражаясь в начищенной до блеска посуде, блики огня создают непередаваемую игру света. А над всем этим главное чудо Хогвартса - потолок Большого Зала! Точная копия небосвода над замком!
Черная бездна с россыпью серебряных звезд завораживала. Но идти по проходу между столами с поднятой вверх головой было не совсем удобно. Не хватало только споткнуться на глазах у всей школы. Да и права МакГонагалл. У него еще будет время рассмотреть все как следует.
Джеймс опустил взгляд. Поперек остальным в дальнем конце Зала стоит стол преподавателей. До него еще шагать и шагать. Будущих учителей отсюда не разглядеть. Стена за их спинами забрана цветными полотнищами - флаги четырех факультетов и всей школы. Вон он! Такой заветный золотой гриффиндорский лев на алом поле. Рядом с ним парит по лазоревой ткани бронзовый орел Когтеврана. На крайнем слева желтом стяге роет землю черный барсук пуффендуйцев. А по соседству с ним подняла голову для атаки серебряная змея Слизерина. Посередине стены на белом фоне огромный рыцарский щит разделенный начетверо. В каждой части символ одного из факультетов. И поверх всего большая буква «Х». Хогвартс!
Пока Джеймс рассматривал флаги, до преподавательского стола осталось всего чуть-чуть. Уже стало можно различить лица сидящих за ним. Посередине на стуле с высокой золотой спинкой сидит тот, кого Поттер узнал сразу! Хотя воочию видел его впервые. Он был таким, каким его описывали в своих рассказах отец и мама. Таким как на фотографиях в волшебной прессе. И таким как его портрет на вкладыше к шоколадной лягушке в коллекции Джеймса!
Длинные волосы и длинная борода, посеребренные сединой. Длинный крючковатый нос. Необычайно яркие голубые глаза. Альбус Дамблдор! Директор школы чародейства и волшебства. Пристроив подбородок на скрещенные пальцы рук, поверх затемненных очков-половинок он внимательно следил за колонной первокурсников.
Все места за столом, кроме того что было по правую руку от директора, были заняты. На дальнем конце стола в огромном, как и он сам кресле сидит Хагрид. Несколько минут назад (как же это было давно!) он переправил их через озеро. Что же до остальных, Поттер понимал: о многих из них ему рассказывали родители. Но пытаться узнавать их только по описаниям? Зачем? Сейчас Джеймс этого делать не хотел. Да и не мог…
Один за другим ребята подходили к преподавательскому столу. Здесь они поворачивались спиной к учителям и становились лицом к залу. Колонна первокурсников превратилась в шеренгу. Пока профессор МакГонагалл пыталась ее выровнять, желающих понаблюдать за распределением прибавилось. Прямо сквозь стены в Большой Зал просочились призраки! Жемчужно-белые почти прозрачные они парили между свечей, словно облака. Не обращая никакого внимания на «воздушное движение», МакГонагалл добралась до края шеренги. Затем прошла дальше, где у стены неприметно стоял самый обыкновенный табурет. На нем лежала видавшая виды остроконечная шляпа с широкими полями. Выцветшая, не совсем чистая, вся в заплатах и складках…
Может кому-то из первокурсников и нужно было объяснять, что сейчас будет, но только не Джеймсу! С торжественным видом профессор вынесла табурет на середину Зала. Разговоры за столами тут же прекратились. Но тишина была недолгой. Одна из складок в верхе шляпы раскрылась и зазвучала песня:
Стара-стара легенда. Сага…
Как в древности четыре мага…
Великих! Что тут говорить!
Свои чтоб знанья сохранить,
В канун святого Рождества
Создали школу волшебства!
Все было поначалу складно.
Спокойно-тихо, мирно-ладно.
В согласьи чародеи жили,
Детишек магии учили…
Потом пошли меж ними споры.
Длинны их стали разговоры.
Кого, кому и как учить.
Кого на курс заполучить!
Великим нужен стал судья…
Таким судьей явилась Я!
Спасала от дождя и зноя.
А он с размаху оземь мною:
«Давайте прекратим сыр-бор! -
Вскричал коллегам Гриффиндор. -
Пусть Шляпа все решит за нас!
Она пусть всем дает указ.
Пусть назначает факультеты
Способным к чародейству детям.
И помогает им советом:
Как жить, что ждет их в мире этом».
Идея вызвала успех.
И тут же примирила всех!
Но прежде чем доверить дело,
Чтоб я справлялась с ним умело,
Чтоб не ошиблась вдруг однажды,
Желанье высказал мне каждый!
А тот, кто кашу заварил,
Вех остальных опередил.
Салазар Слизерин нагнулся
И тульи палочкой коснулся:
«Открою только тем места,
Чья кровь волшебная чиста!»
За ним продолжил разговор
Могучий Годрик Гриффиндор:
«Пусть мне достанутся юнцы –
Честны. Отважны. Храбрецы!»
«Тогда, друзья, чтоб без обиды, –
Сказала Когтевран Кандида, –
Возьму себе трудолюбивых,
Усидчивых, умом пытливых!»
А Хельга Пуффендуй сказала:
«Всем детям из Большого Зала
Всегда-всегда я буду рада!
Ведь магом быть – уже награда!»
Четыре палочки сомкнулись.
Четыре мага улыбнулись.
Решенье принято! И вот…
Который век, который год,
Как только осень сменит лето,
Я вас делю по факультетам.
Я всем желаю вам удачи!
Ах да! Еще одна задача!
О ней я позабыла снова…
О будущем… Всего два слова…
Друзья мои! Имею мненье:
Мир ждут большие измененья!
Не все они ведут к добру.
Но ночь растает поутру!..
Сейчас же вижу путь один:
Гриффиндорца в Слизерин,
Слизеринца в Гриффиндор...
А теперь начнем отбор!
Песня закончилась. Под овацию Зала Шляпа четырежды согнула свою верхушку в благодарном поклоне каждому из столов. Аплодисменты были громкими, но недолгими. Все с нетерпением ожидали того, что будет дальше.
А дальше заговорила профессор МакГонагалл. Ее слова звучали сухо, неинтересно. Но профессор обязана была сказать их. В первую очередь для тех, кто может еще пару месяцев назад о Хогвартсе ничего и не знал:
- Распределение по факультетам происходит очень просто. Тот, чье имя я назову, должен сесть на табурет и надеть Шляпу. Ее решение является окончательным, - объявила МакГонагалл и заглянула в пергамент. – Аббот, Джонатан!
Из шеренги вышел худощавый паренек, который плыл в одной лодке с Джеймсом и Сириусом. Аббот сделал все, как сказала МакГонагалл. Едва Шляпа коснулась его головы, из ее «рта» прозвучал вердикт:
- Пуффендуй!
Теперь зааплодировали только за одним столом, крайним справа. Пуффендуйцы горячо приветствовали своего нового товарища. Не дожидаясь пока шум утихнет, МакГонагалл снова обратилась к списку:
- Эйвери, Консель!
Шляпа не стала долго думать и в этот раз:
- Слизерин!
Восторженные возгласы и дружные хлопки в ладоши захлестнули стол соседний столу Пуффендуя. Крики слизеринцев еще звучали, а профессор уже назвала новое имя:
- Блэк, Сириус!
Прежде чем шагнуть вперед, Сириус оглянулся. Джеймс ободряюще кивнул ему и завел за спину руки со скрещенными на удачу пальцами. Будь что будет!..
Вот Сириус усаживается на колченогий табурет…
Берет из рук МакГонагалл Распределяющую Шляпу…
Надевает ее…
Время потянулось в томительном ожидании. Может Поттеру это только казалось, а может, это было действительно так. Но в этот раз Шляпа с решением не торопилась. Сколько уже сидит на этом табурете Сириус? Двадцать секунд? Минуту? Или прошел целый час?!
- Гриффиндор!
Чувство, несравнимое ни с чем охватило Джеймса! До чего же приятно слышать, как рукоплещет Сириусу крайний слева стол – заветная цель самого Поттера! Видеть, как искренне радуются гриффиндорцы, принимая Сириуса в свою семью!..
Джеймс еще наблюдал, как Сириус устраивается за столом, а распределение шло своим чередом. Снова зааплодировали, встречая Алекто Кэрроу, слизеринцы. Вслед за ними пуффендуйцы. Шляпа определила, что Грете Кечлав предстоит учиться именно на этом факультете. Затем заскучавший было, стол Когтеврана дважды подряд приветствовал новичков - Корнера и Эджкома.
- Эванс, Лили!
Попутчица Поттера вышла вперед и поспешила на зов. Теперь Джеймс уже точно знал ее имя. А еще успел заметить: девочка очень переживает. До дрожи в коленках. Лили подошла к месту распределения и села на шаткий табурет. От волнения она забыла взять у МакГонагалл Шляпу и профессор сама накрыла ею копну рыжих волос:
- Гриффиндор!
Ставшие уже привычными аплодисменты заглушили жалобный то ли стон, то ли всхлип. Джеймс оглядываться не стал. Он наверняка знал, кто там - на краю шеренги не смог совладать с собой. А Лили, слышала она стон или нет, все-таки обернулась. Зеленые глаза смотрели виновато, печально. Девочка сняла Шляпу, отдала ее МакГонагалл и направилась к ликующим гриффиндорцам. Поднялся Сириус, освобождая ей место рядом с собой. Но Лили посмотрела на него, узнала и прошла дальше…
Джеймс знал, что его очередь присесть на табурет, придет еще не скоро. Но почему-то Поттер начал волноваться уже сейчас. Вон ведь! Сириус рассказывал, что вся его родня была в Слизерине. Мальчишка в поезде прочил Эванс распределение туда же. А оба они попали в Гриффиндор! А вдруг Шляпа нарушит и его планы? Что тогда делать? Неужели впрямь уходить из школы?..
Тем временем МакГонагалл добралась в своем списке до буквы «М». За гриффиндорский стол рядом с Лили села Мэри Макдональд. Затем громко и долго приветствовали нового когтевранца Майкла МакКиннона. За ними Мэл Мальсибер пополнил ряды слизеринцев.
Букву «Н» пропустили вообще.
Вот и счастливая Глэдис Оуэн, сняв с головы Шляпу, бежит к когтевранцам.
Внутри у Джеймса все напряглось!
Сейчас!
Но…
- Петтигрю, Питер!
Маленькие водянистые глазки и такой же маленький носик не совсем сочетались с весьма плотной комплекцией мальчишки, который вышел из шеренги. А глядя на его рост, вряд ли можно было сказать, что ему исполнилось одиннадцать. Но раз уж он здесь появился, наверное, все было правильно. Коротышка взобрался на табурет и надел Шляпу.
- Гриффиндор! – после некоторого раздумья раздался голос.
В который раз стол у левой стены взорвался аплодисментами, приветствуя своего нового студента. Но Джеймс уже не смотрел в Зал. Его глаза были прикованы к списку в руках МакГонагалл:
- Поттер, Джеймс!
Стараясь ступать как можно тверже, Джеймс вышел за своим жребием…
Шляпа только коснулась взлохмаченных волос, и…
«Вау!» - безмолвно прокричал сам себе Поттер. Все страхи оказались напрасными. Овация второй раз подряд покатилась вдоль гриффиндорского стола! Копившаяся в душе Джеймса тревога улетучилась вмиг. Поттер освободился от Шляпы и победно выбросил вперед сжатую в кулак руку. Увидев этот жест, в Зале засмеялись. Поборов эмоции, новоиспеченный гриффиндорец разжал пальцы и запустил пятерню в волосы. Прическа от этого лучше не стала, но Джеймсу было все равно. Он уже мчался к вставшему ему навстречу Сириусу. Друзья обнялись. Их желание сбылось! Они будут учиться на одном факультете! Они будут вместе долгие-долгие годы!
Кто-то еще тряс Джеймса за руку, кто-то хлопнул его по плечу, но нужно было поскорее устраиваться, распределение продолжалось. Через весь зал уже неслись аплодисменты пуффендуйцев, встречающих очередного студента. Его имя Джеймс и Сириус, конечно же, прослушали. Следующим на табурет присел Гаспар Шинглтон. Довольно скоро Шляпа определила его в когтевранцы, а МакГонагалл снова заглянула в список:
- Снегг, Северус!
Вперед выступил мальчишка, с которым Джеймс успел, мягко говоря, повздорить. Сириус подтолкнул друга:
- Так ведь это же Нюниус!
- Ну-ка, ну-ка! Давай посмотрим, - Джеймс снова взъерошил свою шевелюру.
Шляпа скользнула вниз и уперлась в крючковатую переносицу. Может ей было неприятно долго находиться на мокрых сальных волосах. А может она уже подустала и старалась все поскорее закончить:
- Слизерин! - приняла она решение в мгновение ока.
Снова аплодисменты, снова крики. Джеймс и Сириус не отрывали глаз от идущего к столу Нюниуса. Старшекурсник с длинными белыми волосами, со значком на мантии приветственно похлопал Снегга по спине и предложил место рядом с собой. Сириус узнал блондина сразу:
- Люциус Малфой. Староста Слизерина. И почти всей школы… – представил он его Джеймсу.
- Еще один неприятный тип? – спросил Поттер.
Сразу ответить Блэку не удалось. Вокруг дружно захлопали сокурсники Джеймса и Сириуса. Ребята присоединились к ним, встречая покрасневшую от волнения Сандрину Тирьон. Ее, предпоследнюю из первокурсников Шляпа определила в Гриффиндор.
- Да пожалуй! - добрался до ответа Сириус и рассмеялся. – А вон еще один. Наверное, - коренастый и рыжеволосый, довольный единственному произнесенному слову Шляпы Уилкис танцующей походкой шел к слизеринцам.
Распределение закончилось. Профессор МакГонагалл взяла табурет и вместе со Шляпой вынесла его из Зала. Спустя пару минут вернулась и заняла пустующее за столом преподавателей кресло. Теперь, когда все расселись, со своего места поднялся Дамблдор. Зал тут же взорвался аплодисментами, хотя директор еще ничего не сказал.
Овация длилась долго. Очень долго! Искренне радуясь встрече с учениками, Дамблдор хлопал в ладоши вместе со всеми. Школа приветствовала директора, директор – школу! Лишь когда зал начал понемногу стихать он широко развел руки, призывая к вниманию:
- День был длинный, путь был долгий. Так пусть начнется наш пир! – И не переставая улыбаться, директор еще раз хлопнул в ладоши.
И как по волшебству… Хотя почему как? Именно по волшебству! Да разве здесь, в стенах этого замка могло быть иначе? И последний хлопок директора в ладоши лишь стал сигналом тому, чтобы волшебство свершилось! В один миг столы заполнились яствами! Чего здесь только не было! Блюда из мяса и птицы, овощи – самые-самые разные, картошка отварная и жареная, бекон и колбаски, соусы и подливки. Кубки наполнились тыквенным соком. Таким холодным, что золото снаружи заиндевело.
Все блюда выглядели так аппетитно, пахли так приятно, что перепробовать захотелось все! Тем более что вкусности, приготовленные миссис Поттер были съедены давным-давно. А полученные за вечер впечатления! А пережитые волнения! Словом, аппетиту было от чего разыграться. И проголодаться успели не только первокурсники Гриффиндора. Веселый перезвон ножей и вилок слышался со всех сторон.

Праздничный пир был в самом разгаре. Блэк и Поттер успели по достоинству оценить мастерство тех, кто его приготовил. Все на самом деле было вкусно. Очень вкусно! Но когда по совету Джеймса, Сириус подцепил на вилку баранью отбивную, мальчикам на время пришлось прервать трапезу. Перед ними прямо из стола выросло привидение!
- Смею надеяться, мое присутствие не будет для вас неприятным! – судя по завитым локонам и старомодному кафтану, призрак был родом из средневековья.
- Нет, конечно! – низким тягучим голосом отозвался темнокожий парень, сидевший напротив Джеймса. – Привет, Ник! Наверное, хочешь рассказать нам, что это за солнышко взошло в Хогвартсе?
Вопрос звучал не впервые. С самого начала банкета Блэк и Поттер слышали, как школьники вокруг них обсуждали двоих незнакомых им преподавателей. Волосы одного своим цветом и в самом деле напоминали золото посуды на столах. Но если даже для старшекурсников эти двое были новыми людьми, то для Джеймса с Сириусом и подавно.
Взявшись за подбородок, привидение развернуло голову к другой стороне стола. Только голову! При этом ни кафтан, ни широкий плоеный воротник даже не пошевелились.
- Уж вам-то, Кингсли Бруствер, пора знать, - подчеркнуто сухим, обиженным тоном заговорил призрак, – подобные разъяснения дает директор школы. Только он! Уверен, по окончании праздника профессор Дамблдор удовлетворит ваше любопытство.
Услышав, как призрак осадил студента, вокруг весело засмеялись. И громче всех хохотал, утирая выступившие слезы сам Бруствер:
- Понятно, сэр! Благодарю вас, сэр!
Призрак вернул голову на место:
– Позвольте представиться. Сэр Николас де Мимси-Дельфингтон. Привидение башни Гриффиндор! - обращение к Джеймсу и Сириусу звучало мягче, чем ответ Брустверу и вовсе не так официально. - Вы можете не отвечать. Кушайте! Я внимательно следил за распределением и знаю кто вы. Кстати говоря, мистер Поттер, я знавал вашего батюшку. Он был весьма успешным студентом. А что до вас, мистер Блэк, - привидение бесшумно повернулось всем «телом» в воздухе, – мы с коллегами успели обсудить решение Шляпы в отношении вас. Должен сказать, Кровавый Барон остался крайне недоволен!
Призрак замолчал. С задумчивым видом он принялся расправлять складки на воротнике. Представление закончилось, решил Сириус и открыл рот, чтобы положить в него отбивную. Но сэр Николас де Мимси-Дельфингтон расценил это по-своему:
- Как?! Вы не знакомы с Кровавым Бароном? Да вот же он!
Грациозным движением полупрозрачная рука указала на стол, за которым сидели слизеринцы. Над ним, прямо перед Малфоем завис призрак – тощий старик с выпученными глазами на костлявом лице. Староста факультета и его привидение о чем-то мирно беседовали.
Но взглянув на Барона, Джеймс и Сириус заметили то, что сэра Николаса не интересовало вовсе. Рядом с Малфоем с отрешенным видом сидел над пустой тарелкой Северус Снегг. Выставив вперед руки, он медленно вращал в пальцах золотую вилку. Взгляд его черных глаз был прикован к девочке, которая сидела сейчас за одним столом с Блэком и Поттером.
- Что ж! Рад был познакомиться! – сэр Николас де Мимси-Дельфингтон отвесил церемонный поклон. – Но мне нужно представиться остальным новичкам. Приятного аппетита!
Сириусу наконец удалось донести вилку до рта. А Джеймс, глядя привидению в спину, тихо сказал:
- Вообще-то в Хогвартсе все называют его Почти Безголовый Ник. Палач, который казнил его, не смог отрубить голову до конца. С тех пор она просто болтается на его шее.
- …наю, - промычал Сириус.
- А ты знаешь, что рассказывал отец? – Поттер повернулся к другу. Сириус еще жевал, но смотрел с интересом. - Еще не было ни одного банкета, чтобы Ник не показал, как это быть почти безголовым. Интересно, кому он испортит аппетит сегодня?
Ответа долго ждать не пришлось. Раздавшийся громкий девичий возглас известил: сэр Николас де Мимси-Дельфингтон не стал нарушать традицию. Мгновенье спустя золотая вилка с жалобным звоном ударилась о единственную на весь Зал пустую тарелку…

- Кингсли! Сколько можно издеваться над желе?
Круглолицая девушка со значком старосты на мантии звонко рассмеялась. А Бруствер развлекал ее, себя и всех вокруг тем, что водил ложечкой над десертом. Шедевр кулинарного искусства венчала карамельная роза. При виде ложки она сворачивалась в бутон, открывая доступ к желе. Но стоило отвести руку в сторону, как лепестки раскрывались.
Главные блюда давно уже сменились сладостями, банкет близился к завершению. Мороженое и торты, соки, муссы, свежие фрукты безмолвно кричали: «Попробуй меня! Съешь меня!» Но за столами уже мало кто ел, больше говорили. Все были сыты, но со своих мест никто не вставал.
- Я, Алиса, никак не могу дождаться, пока Дамблдор начнет удовлетворять мое любопытство, – передразнивая сэра Николаса, усмехнулся Бруствер.
- Да что тебе так не терпится? – выглянул из-за плеча Алисы худощавый парень, которого все вокруг называли Фрэнком.
- Если честно, мне не понравилось, что после того как в замке появились незнакомые люди Шляпа начала грозить переменами, – вмиг став серьезным, Бруствер оставил розу в покое. - Помнишь, Фрэнк, жить в такие времена древние мудрецы никому не желали.
- Так ты просто струхнул? – не переставая смеяться, Алиса попыталась поддеть Бруствера.
- Нет. Но… - развеять сомнения в собственной смелости Кингсли не успел. Стоявшая перед ним розетка с нетронутым желе бесследно исчезла. Как впрочем, и вся остальная посуда в Зале. - Дождались! – объявил Бруствер и повернулся к столу преподавателей.
А там Дамблдор уже стоял во весь рост в ожидании тишины. Разговоры в Зале начали стихать, пока не прекратились совсем.
- Теперь, когда мы победили голод, но сами еще не побеждены сном, позвольте несколько объявлений, – неспешно начал директор. – Надеюсь, они не испортят вам ни радости встречи, ни впечатлений от праздника. Начну с того, что кроме первокурсников в школе появились новички постарше. С завтрашнего дня защите от темных искусств вас будет учить профессор Прюитт! Мастер своего дела, мракоборец высшей квалификации!
Владелец волос цвета огня поднялся неспешно, с чувством собственного достоинства. Дамблдор, а за ним и все остальные преподаватели ударили в ладоши, приветствуя нового коллегу. Студенты попытались их поддержать, но по Залу вдруг покатился нестройный гул. Сквозь него слышался только один вопрос: что случилось с прежним учителем?
Но Дамблдор коротко кивнул Прюитту, и новый профессор Хогвартса опустился в кресло. Затем директор поднял вверх руки, призывая Зал к тишине. Студенты послушно замолчали в ожидании разъяснений. Но…
- К сожалению, летом решила покинуть замок и наша старая гвардия. Мистер Огг и мистер Прингл, – сменой темы Дамблдор давал понять: все, что он хотел сказать по поводу первого назначения, он уже сказал. – И школьный смотритель, и лесничий Хогвартса, сославшись на возраст, дружно попросили об отставке. Но думаю, – по Залу снова покатился гул, и директор повысил голос, – мы нашли им достойную замену. Теперь за порядком в Хогвартсе будет следить мистер Филч!
Сосед Прюитта вскочил со стула. Сутулый, с редкими прилизанными волосами и глазами навыкате, новый школьный смотритель особой привлекательностью не отличался. Скорее наоборот. Дамблдор вежливо захлопал, но нового завхоза приветствовали еще тише, чем нового профессора. Директор не стал призывать Зал поддержать его и продолжил:
- Хочу предупредить. Пока мистер Филч принимал хозяйство, он успел изучить замок лучше многих наших старожилов. Потому, любители поздних прогулок и всяких проделок, - Дамблдор говорил строго, но глаза его лучились добром, – не надейтесь, что вам удастся провести нового смотрителя. А уж нарушения дисциплины и школьных правил, будут строжайше наказываться. В этом можете не сомневаться! Кроме того, мистер Филч просил напомнить, что применение волшебства в школьных коридорах запрещено.
За факультетскими столами было тихо. Студенты молча продолжали сверлить глазами стоявшего завхоза. Но теперь, после слов Дамблдора их взгляды дружелюбием не отличались вовсе...
- И наконец, наш новый… Рубеус, ради всего святого, не вставай! Тебя и так все знают! – Дамблдор попытался остановить великана, знакомого даже первокурсникам. Но он уже словно гора возвышался над преподавательским столом. – Наш новый лесничий Рубеус Хагрид!
Это назначение зал приветствовал уже по-настоящему! Криками, свистом, аплодисментами! Было видно, Хагрида не только знают в школе, но и любят! Довольный, однако, и смущенный таким приемом, он вернулся в жалобно скрипнувшее под ним кресло.
- Спасибо! Спасибо, что одобрили наш выбор! – поблагодарил Дамблдор. – Но запомните, что со сменой лесничего Запретный лес таковым и остался. Путь в него заказан любому студенту! Хотя теперь я и представить не могу, что кто-то сможет спрятаться от Хагрида за деревьями. Кстати! Пока вы были на каникулах, в замке появился редчайший экземпляр волшебной флоры. Гремучая Ива! Дерево не просто уникальное. Бесценное! Поэтому просьба ко всем. Не тревожьте его. Ива этого не любит и, - усмехнулся директор. - И не потерпит!
- Да! Что-то сегодня от выступления Дамблдора ясности не прибавилось, – вполголоса ввернул недовольное замечание Кингсли. – Совсем наоборот.
- Все остальное в Хогвартсе осталось по-прежнему. С завтрашнего дня начинается борьба за Кубок школы. Всем факультетам удачи! Как обычно состоится чемпионат по квиддичу. Берите в команды лучших! Разумеется кроме первокурсников. Им еще предстоит освоиться с метлами. И вообще в замке. Надеюсь, старосты не забудут их проводить. И конечно же, – выступление директора подошло к концу, - всех-всех нас с новым учебным годом!
Студенты дружно поднялись со своих мест и снова зааплодировали.
- Алиса, нам идти с вами? – хлопая в ладоши, спросил Поттер.
- Нет. Я поведу девочек. А вы … – Алиса рассмеялась и взяла Фрэнка за мантию, на которой красовался новенький значок старосты Гриффиндора.
- …пойдете со мной, - закончил за девушку Фрэнк. - Только подождите минутку. Найду нашего третьего новичка.
Выйдя из Большого Зала, ребята подошли к мраморной лестнице. По ней медленно тянулась вверх вереница студентов. Увидев ее, Фрэнк поморщился:
- Так мы и до завтра не доберемся, – сказал он. – Давайте-ка за мной. Только не отставайте!
Протиснувшись через толпу под лестницей, староста Гриффиндора резко прибавил в скорости. Блэк, Поттер и Петтигрю рванули за ним. Четверка то ли быстро шла, то ли медленно бежала. Широкие коридоры, охраняемые рыцарскими доспехами, чередовались с узкими проходами. С дюжину освещенных и полутемных лестниц вели ребят все выше. Пару раз Фрэнк в известном одному ему месте раздвигал стенные панели, открывая неведомый и невидимый для новичков Хогвартса, путь.
Незнакомая дорога всегда длинна, но не бесконечна. Для четверых студентов путь через замок закончился перед портретом миловидной женщины. Розовый шелк, в который одел ее художник, скрыть под собой пышные формы, был не в силах.
- Хранительница врат в Гриффиндор! – с пафосом произнес Фрэнк. – Наша Полная Дама!
- Ах, Долгопупс! Где ваша галантность? – упрекнул с портрета недовольный голос. - Могли бы просто назвать пароль…
- Рог Единорога! - нисколько не смутившись, сказал Фрэнк.
Дама благодушно склонила голову набок и прикрыла глаза. Портрет отъехал в сторону, и Фрэнк, а за ним трое первокурсников шагнули в открывшийся за портретом овальный проход.
В гостиной Гриффиндора яблоку негде было упасть. Казалось, праздник из Большого Зала перебрался сюда. Только теперь он стал громче, веселее. Отовсюду доносились шутки, звучал смех. Лишь на мгновение их перекрыл оглушающий взрыв. Грохот от него был так похож на рык царя зверей. Вслед за взрывом по всей комнате полетели конфетти: на алых кружочках весело тряс гривой золотой лев.
Расталкивая на пути через гостиную веселящихся сокурсников, Фрэнк подвел мальчишек к винтовой лестнице. Несколько витков из ступеней вывели ребят к двери с прикрепленной к ней табличкой. Надпись на ней гласила: «Гриффиндор. 1 курс». Теперь Долгопупс посторонился, пропуская хозяев комнаты вперед:
- Прошу!
Джеймс Поттер, Сириус Блэк и Питер Петтигрю вошли внутрь. Три большие кровати на столбиках, укрытые темно-красным бархатным пологом каждая ждали своих владельцев…
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0332 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 00:11:56, 16 Sep 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru