> Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Имя автора: Серж д’Атон
Рейтинг: G
Жанр: Романтика
Саммари: Мальчику со шрамом и в очках, рожденному в конце июля.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996
 

Глава 31. Гриффиндор против Когтеврана

Не зная огорчаться последним событиям или все же радоваться тому, что дали отпор слизеринцам, Джеймс и Сириус поднимались по главной лестнице Хогвартса. Ребята вышли к площадке четвертого этажа и здесь их громко окликнули из коридора:
- Где вы были? – подбегая, спросил запыхавшийся Римус.
- Мадам Пинс сказала, что вы в библиотеке не появлялись, - добавил Питер. Петтигрю вообще дышал через раз.
- Расскажем, - ответил Сириус. – Все-все расскажем! Давайте только к себе поднимемся.
- Да, - подтвердил Джеймс, - и хорошо, что все уже на занятиях, а то нам снова достанется. И опять от своих!
Слова Поттера ясности для Петтигрю и Люпина не прибавили, но если бы Джеймс знал, как он ошибается!
- Дождливая непогода! – назвал пароль Римус, придуманный владелицей большого овального портрета еще в середине сентября.
- Ага! – подтвердила Полная Дама и, фальшивя, затянула нараспев: - Плакало небо дождями…
- Может, мы все-таки войдем?! – бесцеремонно прервал «арию» Сириус.
- Конечно, конечно! – закивала Полная Дама. Портрет отъехал в сторону, открыв вход в общую гостиную Гриффиндора. И сразу Джеймсу вспомнилось давешнее высказывание МакГонагалл о скорости распространении известий и слухов в Хогвартсе.
Третьекурсников уже встречали! Сборная факультета по квиддичу в полном составе сидела в уютных мягких креслах, выставленных в замкнутый круг. Свободным оставалось лишь место со стороны порога гостиной: «Не иначе, как специально, - подумалось Поттеру. – Ждали меня! Или всех нас!» Кресло напротив незанятого места занимал Долгопупс. Позади него, опершись локтями о спинку, стояла Алиса. Слева и справа от Фрэнка расположились все игроки сборной. Был здесь и Элджи, которого теперь в школе с легкой руки Долгопупса не иначе как Кузен, никто не называл. Даже преподаватели! А еще – в нише у окна – Сандрина и… Лили! «Ладно! С Алисой все понятно. А эти двое - кому квиддич неинтересен, что? Решили за компанию с подругой прогулять кто прорицания, а кто – руны?»
- Садись, Джеймс, - Фрэнк указал на пустое кресло.
- Вы тоже присаживайтесь где-нибудь рядом, - пригласила Алиса друзей Поттера.
«Похоже, получим все! – промелькнула мысль. – И за всё! Сразу!» Но Джеймс ошибался и на этот раз!
Ребята расселись. Стараясь не смотреть ни на кого, Джеймс опустил голову и отвернулся. Но лучше бы он этого не делал! Сам того не желая, Поттер встретился взглядом с Эванс. И снова, как когда-то в поезде, не увидел ни гнева, ни упрека. Но на этот раз в зеленых глазах читалось непонимание того, что произошло. И еще вопрос: почему и зачем это произошло вообще?
- Джеймс! – обратился Долгопупс к Поттеру: «Ну, вот и началось…», но: - До конца учебного года еще далеко. Штрафные очки мы, конечно, попробуем отыграть. Будет непросто, но сдаваться никто не думает! Вопрос: что нам делать с квиддичем?!
- Не знаю… - Джеймс выпрямился и теперь смотрел прямо, но такого начала разговора все равно не ожидал.
- А как ты думаешь, кто может сыграть вместо тебя? – спросил Подмор.
- Не знаю… - повторил Поттер, и голову обожгло мыслью, что запрет МакГонагалл играть против когтевранцев, может лишить его права быть в сборной вообще!
- Вот и я не знаю, - сказал Долгопупс. – Поэтому и попросил всю команду прогулять занятия, чтобы вместе решить…
- Да перестань ты тянуть кота за хвост, Фрэнк! – перебила его Алиса. – Сам сказал, выход только один: поставить Элджи в ворота, а самому сыграть за ловца. Так? Поэтому, наверняка, МакГонагалл сейчас и недоумевает: куда это Кузен подевался?
- Вряд ли, - подал со стороны голос Сириус. – Она сама сейчас не в классе, а в Больничном крыле. Приводит в порядок Обри. Так что Слизерин тоже без ловца остался!
- Да, - согласился с ним Долгопупс, - но им играть со слабаками-пуффедуйцами.
- Эти слабаки, между прочим, в прошлом году Кубок взяли! – возразила Алиса.
- Так ведь чемпионами сделали их мы, – напомнила всем Макдональд. – И в частности – Поттер!
Джеймс с благодарностью взглянул на Мэри, сидевшую между двумя загонщиками. Дирборн и Крокер, как обычно, молчали. Парни лишь кивали, соглашаясь со всем, что было сказано. Да, и перечить пока чему-то было трудно.
- Все равно! Пуффендуй – это не Когтевран, Алиса! – Долгопупс начал горячиться. - И Кристалл – это тебе не Джайлс! Тоже мне – победитель! Против Ройджила любой мальчишка сыграть может. А кто с Икарием тягаться будет?!
- А может, я попробую? – неожиданно раздалось несмелое предложение.
В гостиной воцарилась тишина. Все просто сидели и смотрели на новобранца команды Крессвелла. И Дирк сам, смущаясь, нарушил молчание:
- Вы же сами мне два месяца говорите, что летаю я – спасибо мадам Трюк! – неплохо, а вот с квоффлом у меня…
- А что, Фрэнк? – перебил Крессвелла Подмор. – У ловца задача самая сложная, но и самая простая. Лети – смотри, увидел – лови. Наиграть кого-то мы все равно не успеем. Да и неблагодарное это дело с ловцом. Здесь удача нужна! Как тому же Джайлсу. А Дирку уже повезло, что в команду попал.
- Стерджис! – закричал Долгопупс. – Это проблемы не решит! Кто тогда будет охотника играть?!
- Ты, - просто сказала Алиса и сомкнула свои руки на груди Фрэнка. – А Кузен заменит тебя в воротах.
- Первокурсники в квиддич не играют! – горячо возразил девушке Долгопупс.
Но Алиса и не думала сдаваться. Она наклонилась и, глядя Долгопупсу прямо в глаза, сказала:
- Тогда я!
- Ты?! – удивлению Долгопупса, как и всех остальных в гостиной, не было предела.
- Думаешь, я буду летать хуже вас? – сияющие глаза Алисы смеялись. - Милый! - девушка нежно поцеловала Фрэнка в щеку. - Забыл? Я же – ведьма!
В гостиной дружно рассмеялись. Хохотали все, даже Римус и Питер, которые мало понимали, что здесь происходит. Все, кроме Долгопупса и Поттера. Джеймс продолжал чувствовать себя виноватым, а Фрэнк просчитывал предложенные варианты. Наконец, капитан команды поднял руку, призывая всех к вниманию:
- Ладно! В отличие от слизеринцев, у нас есть время на одну тренировку. В воскресенье. Согласны?
За «круглым столом» закивали, но вдруг из ниши у окна послышалось:
- Мэги, а как же Хогсмид?
Все оглянулись на Сандрину, но там же была еще и Лили! И Поттер увидел, как Эванс по-доброму улыбнулась подруге и кивнула: «Да!» Но Мэри вдруг жалобно произнесла:
- Ой! Это же мой первый выход в деревню…
- Я тоже должен был… - Поттер посмотрел на Мэри с надеждой, - …первый раз...
- Конечно я с вами, команда! – Макдональд не стала долго кокетничать, и снова в гостиной раздался дружный смех!
- Тогда мы тьебе пгинесьем что-нибудь интьегесное, - пообещали Макдональд из ниши у окна. Сандрине никак не удавалось произносить букву «р» по-английски. Но к ее приятному мягкому акценту все давно уже привыкли…

- Ну, рассказывайте, что вы там натворили? – требовательным голосом спросил Римус, едва четверо гриффиндорцев закрыли за собой двери спальни третьекурсников. – Почему Джеймсу так срочно потребовалась замена?
- Давай ты, Сириус. У тебя это лучше получится, - попросил друга Поттер, а сам отошел к окну.
Блэк не стал возражать. Но уже в самом начале – стоило Сириусу сказать о задержке при встрече со школьным смотрителем - Питер спросил:
- Мы что, опять волосы собираем? Сегодня у Филча. Завтра на Хэллоуине у Хагрида. На следующей неделе у преподавателей. Так и до Дамблдора доберемся? – Петтигрю перечислял, и между делом посмеивался собственным шуткам. - А потом вместо них в Хогсмид пойдем. В любое удобное для нас время!
- Ух, ты! – воскликнул Сириус. – Джеймс, а мы до этого с тобой не додумались. Здорово, Питер!
Вместо ответа Поттер передернул плечами, потом взобрался с ногами на подоконник и принялся разглядывать полуголые мокрые деревья Запретного Леса. Зато Римус быстро разложил все по полочкам:
- Здорово! – для начала согласился он. – Только, во-первых, очень хотелось бы посмотреть, как ты, Питер, в лесничего превратишься! Вспомни, как Сириус пробовал стать Бруствером, - Люпин обращался к Петтигрю, а сам поглядывал на Поттера. – А еще на то, как ты доберешься до прически МакГонагалл или дернешь за бороду директора! Он хоть и не джинн, но желание загадать можешь – вдруг сбудется! Сириус, что дальше было?
Когда Сириус добрался в рассказе до их встречи на главной лестнице, он просто сказал:
- А дальше вы и сами все знаете.
- Понятно. Реферат для Крауча удался! Боггарты нам уже не страшны – они теперь и на милю к Хогвартсу не подойдут. Вы с Джеймсом страшнее любого «Ридикулуса» будете, - невесело сказал Римус и подошел к Поттеру: - Все хорошо, что хорошо заканчивается?
- А что – все? – громко спросил Питер. – Я так и не понял: мы в Хогсмид идем в воскресенье? Или нет?!
- Нам с Джеймсом нельзя, - ответил Сириус. – Ты же слышал.
- Вы можете пойти вместо Фрэнка, Алисы, - предложил Петтигрю. – Вообще вместо любого, кто будет на стадионе!
- Джеймс тоже будет на стадионе! – твердо сказал Люпин, глядя Поттеру прямо в глаза. – А Сириусу в деревне делать нечего! Если его там вдруг заметят, билет домой ему обеспечен. И не в виде боггарта, а самый настоящий!
- Да, - согласился Блэк. – Так что, Питер, пойдете вдвоем с Лунатиком и, - Сириус уже почти смеялся, - пгинесьете нам что-нибудь интьегесное!
- Не получится, - Люпин продолжал нещадно разбивать мечту Питера. – Я снова буду в Хогсмиде раньше всей школы. Уже в субботу. Сразу после квиддича. Да что с тобой, Джеймс?!
- Ничего! – разозлился Поттер и спрыгнул с подоконника. – Как у тебя все красиво получилось, Лунатик! Как ты все решил за нас! А может, я хочу пойти в Хогсмид! Может, я хочу, чтобы меня выгнали из школы! Как выгнали из…
- Никто тебя из команды не исключал! – Римус схватил Джеймса за грудки и крепко встряхнул. – Ты что не понимаешь, что тебе нашли замену только на одну игру?
- Это ты ничего не понимаешь, Лунатик! – Поттер тоже не остался в долгу и схватил Люпина за мантию. – Если Гриффиндор выиграет – а я очень этого хочу! – Крессвелл останется ловцом и дальше. Где тогда буду я?!
- Будешь охотником! Как и мечтал! Забыл? Только для этого ты в воскресенье должен быть на стадионе. И должен стать лучшим охотником Гриффиндора!
Пальцы Джеймса на мантии Римуса сжались так, что даже костяшки на них побелели. Он готов был ответить Люпину, только не знал что. Он готов был даже броситься в драку, но…
Но вдруг память вернула его ровно на два года назад, в канун их первого школьного Хэллоуина. Ночь, спящие Питер и Сириус, и собственные скрещенные пальцы: наладится с Люпином – стану охотником Гриффиндора!
И вместо того чтобы броситься на Люпина с кулаками, Поттер крепко сжал его за плечи: «Римус!» А Сириус тем временем сгреб в охапку Питера:
- Придется тебе, дружище, в Хогсмиде за всех нас отдуваться одному!
- Пусти. Раздавишь, - Петтигрю сбросил с себя руки Блэка.
- Пусти. Раздавишь, - со смехом повторил Люпин. – Лучше «добычей» похвастайтесь!
- Сейчас! – Поттер опустил руки и бросился к сумке. Открыл ее, достал бумажный конверт, содержимое которого стоило Гриффиндору ста штрафных очков, споров и ссор. Затем вынул перо и подписал на конверте «Филч». – Питер, где наша «коллекция»?
- На месте! – буркнул Петтигрю.
Недолго думая Джеймс вынул спрятанные на всякий случай подальше от всех и пакет с бумажными конвертиками, и флакон с Оборотным зельем. И тут радость его заметно уменьшилась. Флакон, содержимое которого тоже было добыто ценой штрафных очков, был заполнен едва ли на треть.
- Оно что? Испарилось? – растерялся Джеймс.
- Такого не может быть, - твердо сказал Римус. – Просто большую часть мы уже использовали.
- Что делать? – спросил Сириус. – Опять в кабинет зельев? Без приглашения!
- Я же предлагал: все – в камин! – угрюмо напомнил Питер.
- Не надо в камин, - Люпин выглядел абсолютно спокойным. – И к Слизнорту ходить тоже не надо. Хотя, именно он нам и поможет. Помните, как Лили поделилась со мной заготовкой зелья? А что потом сделал Слизнорт?
- Не томи, Лунатик, - перебил друга Сириус. - Умеешь – сделай!
- Легко! – Римус достал волшебную палочку и приставил ее к флакону: уровень Оборотного зелья в нем начал подниматься. – Вот так! Заклинание Подзаправки. Учитесь, парни!

Хогвартс уже с утра начал жить сегодняшним праздником! О вчерашней стычке в школе, может и не забыли, но и не говорили. Гриффиндорцы успели принять и «переварить» неприятности. Слизеринцы могли считать себя потерпевшей стороной, но признать поражение своих семикурсников?! Это было не в их правилах. Как и не было в правилах студентов Когтеврана и Пуффендуя радоваться чужим неудачам. Хотя, как ни странно, команды именно этих двух факультетов еще до начала игр получили некое преимущество.
Завтрак в последний день октября ничем не отличался от обычного - будничного. Еще не было ни обилия изысканных блюд, ни парящих в воздухе между огромными тыквами зажженных свечей, ни стай летучих мышей, ни собрания привидений замка. Но за столами разговоры только и были, что о Хэллоуине. Студенты шутили, веселились, поздравляли друг друга, а прилет сов только добавил всем настроения. Их сегодня было так много! Еще бы! Кроме обычных писем и газет, крылатые почтальоны несли посылки со сладостями, поздравительные открытки из дома, от друзей и знакомых!
Не обошла крылом совиная почта и друзей-гриффиндорцев. Сразу четыре птицы опустились перед ними на стол и едва не затеяли драку за право вручить послание раньше остальных. Ребятам ничего не оставалось, как просто взять в руки пернатых почтальонов и навесу отвязывать с их лап небольшие конвертики. Каково же было их удивление, что и конвертики, и их содержимое оказались одинаковыми! Отличие было лишь в именах: подписанных на конверте и в поздравлениях на маленьких оранжевых открытках в форме тыквочек, на которых кривлялись забавные рожицы. Текст на обороте гласил: «Дорогой…! Поздравляем с Хэллоуином! Мистер и миссис Поттер».
Сказать, что ребята были довольны – не сказать ничего. Но больше всех был счастлив Джеймс: как же здорово придумали его родители! А радовались не только гриффиндорцы - отовсюду слышались веселые добрые возгласы, смех и поздравления, поздравления, поздравления…
Но так продолжалось не очень долго. Совы, выполнившие свою работу, уже покинули Большой Зал, но были и те, кто кружил под потолком в поисках адресатов. Студенты, не получившие пока ничего, наблюдали за ними: кому же еще сегодня птицы принесут весточку. Именно они первыми и заметили, как поверх серых туч, затянувших потолок, мелькнула громадная черная тень!
- Смотрите! Смотрите! – понеслись взволнованные крики. Не стесняясь, привлекая внимание остальных, студенты указывали пальцами вверх. – Что это?! Кто это?!
Тень пронеслась и исчезла, но только лишь для того, чтобы меньше чем через минуту снова промчаться над потолком. После третьего ее появления весь Хогвартс, включая учителей, Дамблдора, Хагрида и Филча был на ногах. В суматохе мало кто из студентов смог заметить, что преподавательский стол ощетинился волшебными палочками, но применять их никто из учителей не торопился. Они, держа ситуацию под контролем, ждали: чем все закончится?!
Следующее появление тени прояснило многое, но не все. Вместо того чтобы пролететь и исчезнуть она, вырастая в размерах прямо на глазах, ринулась вниз. Раздался громкий дребезг, крупные куски и мелкие осколки разбитого потолка, капли дождя посыпались вниз: на головы и в тарелки. Но есть уже не хотелось никому – через пробитое отверстие в Большой Зал, роняя по пути перья, влетела огромная темная птица!
Широко распластав крылья, размах которых был не меньше десяти футов, вытянув вперед уродливого вида голову с желтым крючковатым клювом, птица описала круг под потолком. Совы, казавшиеся рядом с ней мелкими букашками, шарахнулись в стороны, освобождая место неизвестной гостье. А птица, не обращая на них никакого внимания, рванула к столу слизеринцев. Теперь уже и студенты бросились врассыпную. Издав на лету жуткий клекот, птица взмахнула всего один раз крыльями – по Залу тут же пронесся ветерок – и снова набрала высоту.
Второй раз на снижение птица пошла уже совсем уверенно. На лету двинула крылья назад и вывернула из-под живота вниз и вперед перепончатые лапы – она пошла на посадку! Теперь все увидели, что к левой лапе птицы что-то привязано. Письмо! Но таких почтальонов в Хогвартсе еще не видели!
С первого раза приземление не удалось. Птица попробовала еще раз, но что-то ей все равно мешало. Тогда по Залу снова прокатился жуткий клекот, и птица покинула Большой Зал также как и появилась.
Первым, как и положено директору, начал действовать Дамблдор:
- Всем сохранять спокойствие! – палочку директор приставил к горлу, сделав свой голос подобным грому. – Прибыла трансокеанская почта. Хагрид!
Лесничему не нужно было ничего объяснять. В мгновение ока он ринулся по проходу между студенческими столами. Слизеринцы и пуффендуйцы отскакивали в стороны, давая дорогу лесничему. Точь-в-точь как совы перед нежданным почтальоном.
– Минерва! Филеас!
Дамблдор обошелся без церемоний, обращаясь к деканам, и три бело-голубых луча поднялись к потолку. Дыра в нем стала потихоньку затягиваться, подобно ране, смазанной заживляющим зельем. А студенты некоторое время, словно завороженные следили за этим зрелищем – действием магии высочайшего уровня в исполнении искуснейших волшебников! – а затем, торопясь и толкаясь, дружно повалили из Большого Зала.
В погоне за почтальоном, прилетевшим неизвестно к кому и неизвестно откуда, Хагриду было труднее всего. Чтобы следить за птицей ему приходилось бежать, высоко задрав голову. Студенты же ориентировались по широкой спине лесничего. На мелкий моросящий дождь никто не жаловался: детвора на ходу гадала, задавая друг другу именно эти два вопроса: «Кому письмо?» и «Откуда письмо?»
Птица привела Хагрида, а за ним и ребят к озеру. Сложив крылья, она покачивалась на легкой волне в дюжине ярдов от берега. Лесничий присел на корточки у самой воды и, выставив вперед руку, принялся быстро шевелить пальцами. Подманивая птицу, он приговаривал:
- Плыви сюда! Давай, моя хорошая. Мы тебе ничего плохого не сделаем…
Но птица выходить из воды не торопилась. Казалось, она внимательно вглядывается своими темно-коричневыми глазами во всю прибывающую толпу студентов. Через несколько минут нежданная гостья, сделав всего два гребка, ступила на берег. Вряд ли она поддалась на сюсюканья Хагрида – скорее здесь, наконец, объявился ее адресат, и почтальон выставил оранжевую перепончатую лапу с привязанным к ней письмом. Лесничий протянул руку, чтобы взять его, но птица резко поставила лапу обратно на землю и расправила крылья длиной не меньше ярда. Студенты невольно отскочили назад, а птица со знакомым уже клекотом попыталась клюнуть Хагрида.
- Ты еще и кусаешься! – рассмеялся лесничий. – Ладно-ладно! Кому письмо? - птица тут же послушно сложила крылья и снова выставила лапу вперед, и Хагрид громко прочитал: - Блэк! - и сразу же: - Где ты там? Блэк, иди сюда!
- Я?! – с удивлением воскликнул Сириус.
- Причем здесь ты, Сириус? – Хагрид удивился не меньше. – Нарцисса! Где ты там есть?! Иди скорей, получай свое письмо.
- Ой! Мне?! – в третий раз на берегу раздался удивленный возглас. – Это от Люциуса! Он же в кругосветное путешествие поехал после школы, - приговаривала кузина Сириуса, разматывая прочную нить, что держала водонепроницаемый пенал на лапе птицы, - сейчас должен быть в Южной Америке. Знакомится с магией инков.
- Болван твой Малфой! – громко прервал тираду белокурой слизеринки лесничий. – Болваном был, болваном остался! Мало того, что Шляпа уж который год Хогвартс стращает, так он додумался в школу буревестника прислать! Так и саму беду накликать недолго!
- Так ведь совы через океан не летают… - несмело попыталась заступиться за друга Нарцисса. Она уже отвязала пенал и теперь пыталась безуспешно вскрыть его. – Хагрид, помоги!
- А что? В твоей Америке альбатросов мало?! Так то ж птица, что ни есть благородная! – тут же парировал лесничий. Он взял пенал и, недолго думая, сжал его в огромной ручище. С громким хрустом пенал развалился на части. – А еще твой Малфой болван потому, что знал ведь: этой пташке никак через совиные окошки не пробраться! Гляди, вон изранилась вся! А для посадки ей вода в самый раз и требуется!
И действительно: на груди птицы, на ее темном оперении виднелись алые капельки крови. Без сомнения буревестник поранился, когда пробивался через потолок Большого Зала.
- Ну, ничего, моя красавица, мы тебя подлечим. Не переживай, - наверное только Хагрид мог назвать птицу с такой уродливой головой красавицей. - И подкормим. Изголодалась, поди. Полет-то, чай, неблизкий, - приговаривал лесничий, поглаживая буревестника по голове. А птица и не думала сопротивляться. – Ну-ка, кто там? Долгопупс! Иди, подсоби нам рыбки наловить.
- Сейчас, - отозвался Фрэнк, опустил руку с плеча Алисы и достал палочку.
- Да гляди аккуратнее, - предупредил Хагрид. – А то ты русалок с тритонами голодной смертью помирать заставишь. Знаю я тебя!
- Хорошо! – рассмеялся Фрэнк. – Акцио, дюжина рыбок! - повинуясь заклинанию, из озера к ногам Долгопупса выпрыгнуло именно столько рыбешек, сколько он просил.
- Ух ты! Здорово! – прозвучало совсем рядом с тем местом, где стояли четверо друзей. Джеймс обернулся: теперь пришел черед проявить свой восторг Гаджену. – Вот исполнится мне семнадцать, тогда я с отцом схожу на рыбалку. И посмотрим, кто больше поймает: он на удочку или я на палочку!
Компания Дэйви рассмеялась, а их разговор продолжил темноволосый худощавый парень, в котором Поттер узнал загонщика пуффендуйцев Фигга.
- А я, когда стану взрослым, тоже хотел бы поехать в кругосветку! – сказал он.
- Удовольствие – не для бедных! – ответил ему Гаджен. – Год ездить по всему земному шару дорого стоит, Филеас!
- Так можно попробовать управиться скорее, - возразил ему Фигг. – Месяца за три, а то и вообще – дней за восемьдесят! – добавил он и ребята снова рассмеялись.
- Давай! Только для начала посмотрим, как быстро ты будешь летать на стадионе в субботу, - Филеаса снова поддели. – Пошли, парни! Хватит мокнуть. Больше здесь ничего интересного не будет.
А от столпотворения на берегу, в самом деле, не осталось и следа. Студенты давно уже принялись подниматься через лужайку: между утренней почтой и вечерним банкетом их ждал долгий учебный день. В сторону замка в окружении подруг двигалась и невольная «виновница» происшедшего. И как бы медленно они не шли – Нарцисса никак не могла дочитать письмо до конца, а девушки рядом то и дело пытались заглянуть через ее плечо в пергамент и донимали Блэк вопросами – но и они сумели обогнать совсем уж еле бредущую пару. Не без огорчения Поттер узнал в этих двоих Эванс и Снегга.
Сами гриффиндорцы не торопились. Коль скоро встретились с Хагридом, уходить, не перекинувшись с ним парой слов, было не совсем удобно. А лесничий, не скрывая удовольствия, все еще скармливал своей «красавице» рыбу.
- Что ж вы, гриффиндорцы, так не аккуратно? А? – лесничий хитро взглянул на ребят. – Минерва… Гм! Профессор МакГонагалл рассказала мне, как вы в библиотеку вчера сходили!
- А кто нам посоветовал это сделать?! – всплеснул руками Блэк.
- Ну, не ершись, Сириус. Не ершись, - попробовал успокоить его Хагрид. – Радоваться, вон надо! Глядишь, кузина твоя замуж скоро выйдет.
- За болвана Малфоя? – вспомнил Римус.
- А за кого ж еще? – удивился лесничий. – Болван он и есть болван. Учудить такое! Вы лучше скажите, что у вас с докладом?
- Мы же так до библиотеки и не дошли, - ответил Поттер. – Зато Минерва… Гм! Профессор МакГонагалл всыпала нам по первое число!
- А ты как думаешь, что она делать была должна, ежели у нее положение такое?! Сладостями вас с головы до ног усыпать? Ай! – заморский почтальон выдернул из руки Хагрида последнюю рыбку. – Не кусайся! – лесничий погрозил буревестнику пальцем, а ребятам подмигнул: - По правде, когда она мне про ваши приключения рассказывала, глаза у нее были довольные-довольные! Только, тсс! Никому! И в Хогсмид собиралась, да не пойдет – на стадионе ее увидите. Тоже ведь за команду переживает. Все. Бегите. Не ровен час, на урок опоздаете…

Убранство Большого Зала было великолепным! Впрочем, как всегда! Все было на месте: парящие тыквы и свечи, кажущиеся абсолютно черными летучие мыши и кажущиеся сотканными из лунного света привидения, праздничная золотая посуда и праздничное настроение. Правда, входящие в Зал студенты сначала невольно бросали тревожный взгляд к потолку – но не для того, чтобы узнать какая за стенами замка погода, а чтобы попытаться рассмотреть последствия прилета сегодняшней не только совиной почты. Тревога исчезала и забывалась сразу – наверняка такой неожиданный ремонт был закончен в считанные минуты. Но в Хогвартсе был один волшебник, чье тревожное состояние при виде праздничного великолепия только усилилось. Этим волшебником был… Сириус Блэк!
- Ну как это так?! – возмущался Сириус. – Ей, видите ли, захотелось прийти на праздник!
- Профессор Боунс тоже решила остаться в Хогвартсе, - простодушно сказал Питер, - из-за того что сегодня Хэллоуин.
- Миссис Боунс свои уроки отчитала! А эта! Эта… - Блэк никак не мог подобрать нужное слово. – Эта сегодня свое пылесборище не открывала совсем!
- Во-первых, сегодня кроме нас к библиотеке вообще вряд ли кто подходил, - сказал Римус, - а, во-вторых, наверное, ей нужно подготовиться к празднику. Она же, все-таки – женщина.
- А я? Я, Лунатик, - Сириус продолжал кипятиться, - когда я буду готовиться к докладу?
- Завтра, - спокойно ответил Люпин.
- Завтра! Угу, завтра! Час до обеда, затем час до ужина. Думаешь, я успею? Знаешь, Римус, – Блэк с прищуром посмотрел на друга, - что-то ты не нравишься мне последнее время.
- Чем это? – удивился Люпин.
- Своей рассудительностью!
- Ладно. Тогда, - Римус улыбнулся, - рассудим так: не я, а – мы. Вчетвером. И не до обеда и до ужина, а вместо обеда и ужина. Все и успеем! Идет?
- Допустим, - похоже, Сириус начал успокаиваться. – Но ты взгляни на Питера. Он бедный уже позеленел весь. Ты, Лунатик, ему весь аппетит перед банкетом отбил!
- Тогда немного подправим, - на этот раз Люпин даже усмехнулся. – Отпустим Питера на обед. Он и сам поест, и нам бутербродов принесет. А вечером заглянем на кухню. Первый раз, что ли?
- Хватит, парни! Решили! – Поттер попробовал положить конец словесной перепалке и добавил: - А ты, Лунатик, мне со своей рассудительностью нравишься! – четверка дружно рассмеялась, но Джеймс снова остановил друзей: - Дамблдор! Уже поднялся!
- Сейчас хлопнет в ладоши, и… - тотчас продолжил Питер. Предвкушая удовольствие, Петтигрю довольно заулыбался и даже зажмурил глаза…

Сказано – сделано! Стоило профессору Стебль объявить об окончании урока, гриффиндорцы опрометью бросились на выход из теплицы:
- Питер, не отставай!
- Я же не иду сейчас с вами, - удивился Петтигрю.
- Заберешь наши мантии, - рыкнул Сириус. – В сырой одежде Пинс нас к себе и на порог не пустит!
- А что мне потом с ними делать?
- Разберешься!
Быстро бежать по мокрой осклизлой тропинке было непросто, но ребята торопились, как могли: дорога была каждая минута.
- Ноги! Ноги вытирайте! – школьный смотритель как всегда в непогоду встречал студентов, едва те переступали порог с улицы. Фраза из уст Филча звучала словно пароль: - Для кого я коврик постелил!
Детвора давно привыкла к грозным выкрикам завхоза и мало обращала на них внимания. Но сегодня для троих гриффиндорцев это напоминание было нелишним, и они принялись старательно выполнять «приказ» Филча. А тот довольно заулыбался: наконец-то ему удалось хоть кого-нибудь приструнить. Немного отставший Петтигрю, войдя внутрь замка, взглянул на ребят и тоже принялся елозить своими подошвами о коврик.
- Тебе не обязательно, - усмехнулся Сириус, сбросил мантию и протянул ее Питеру: - Держи!
Еще один марш-бросок, но уже короче первого, и не под дождем, а под крышей - и трое гриффиндорцев оказались у цели. Войдя внутрь, перешли на шаг и тихо, как и подобает говорить в библиотеке, поздоровались, а затем:
- Нам нужно…
- Добрый день, - сухим голосом перебила Римуса мадам Пинс. При этом она смотрела не на него, и ни на Джеймса с Сириусом. Ее взгляд, поверх голов мальчиков был устремлен к двери.
Ребята развернулись: как бы они не старались на пороге замка, вытереть ботинки досуха им так и не удалось. Люпин понял библиотекаря первым и выхватил палочку, за ним и Блэк с Поттером:
- «Облитеро!»
- Здравствуйте, ребята! Так что вы говорите вам нужно? – такой любезной гриффиндорцы мадам Пинс еще не видели! То ли на нее так повлияло вчерашнее празднование Хэллоуина, а может то, что компания явилась сюда без любителя громко и часто задавать вопросы или то, что та же компания поняла ее с полуслова. Но скорее всего: все вместе взятое. – Я к вашим услугам!
- Нам нужно все о боггартах! – на этот раз у Римуса получилось высказать просьбу до конца.
- Так уж и все! – улыбнулась мадам Пинс. – Третий стеллаж слева, вторая полка. Вас проводить? – библиотекарь была сама любезность.
- Спасибо. Мы найдем, - ответил ей Джеймс.
Недолго думая, троица сгребла с указанной им полки все, что на ней было. Затем ребята перенесли книги на стол и составили три высокие стопы вместе: получилось что-то наподобие пьедестала для Флитвика.
Без малого два с половиной часа ребята перебирали литературу. Без разговоров, обсуждений и вопросов. Слышался только шелест перелистываемых страниц. Но не потому что гриффиндорцы стремились соблюдать библиотечные правила полностью – говорить было не о чем!
- Они что, авторы всего этого, - Сириус с раздражением ткнул пальцем в книгу, - друг у друга переписывали? Ничего нового!
- И твоя идея, Лунатик, насчет эссе не сработала, - сказал Джеймс и забросил руки за голову. Почесывая макушку, Поттер с удовольствием потянулся, разминая затекшие плечи.
- Да. Не хотят волшебники делиться своими страхами публично, - согласился Римус. – Что будем делать? – растерянно спросил Люпин. Он чувствовал себя виноватым перед друзьями и не скрывал этого.
- Как и договаривались, - ответил Сириус. Он был уже абсолютно спокоен. – Сейчас быстренько, пока Питер не успел доесть наши бутерброды, бежим на заклинания, потом…
- Возвращаемся сюда, - подсказал Римус.
- Нет, - покачал головой Блэк и махнул рукой. – Смысла нет. Вечером спокойно поужинаем и займемся нашей любимой трансфигурацией. Я теперь точно знаю, что лучше нее защиты от всяких неприятностей нет!
- А как же реферат? – удивился Поттер.
- Завтра выйду к доске, прочитаю все из учебника по памяти, - Сириус усмехнулся, - и посмотрю, как и что третий курс обсуждать будет! - и продолжил, поднимаясь: - Спасибо, мадам Пинс! Сейчас мы все уберем.
- Закончили? – библиотекарь продолжала удивлять гриффиндорцев своим расположением к ним. – Не беспокойтесь! Я сама наведу здесь в порядок. Удачи!

- Смотрите, парни! Вон наш сегодняшний докладчик с дружками топает!
Гриффиндорцы, даже не оборачиваясь, узнали насмешливый голос за спиной: руки Джеймса и Сириуса сами собой дернулись за палочками.
- Не надо! – тихо, но твердо сказал Римус. – Спокойно, ребята.
- Давайте! – жест гриффиндорцев не остался незамеченным и Снегг продолжил их задевать: - Глядишь, еще копилку факультета пополните! А сами домой – ту-ту!
Компания слизеринцев громко загоготала и принялась развивать мысль:
- Нам тогда своих очков и зарабатывать не нужно будет, - сказал Уилкис.
- Да! – подтвердил Мальсибер. – Кубок школы нам просто подарят.
- Еще до Рождества! – продолжил Эйвери.
- Нет, - остановил слизеринцев Снегг. – Мы сделаем по-другому. Когда начнется обсуждение, мы реферат Блэка просто завалим! Вопросами. Умными и интересными. Не знаю, даст нам за них Крауч очки или нет, но Гриффиндору точно штраф выпишет!
Блэк и Поттер посмотрели на Люпина, но тот только покачал головой: «Нет!» А за спиной Нюнчик продолжал:
- Вы только меня слушайте и руку вовремя поднимайте. Понятно? Ему-то сегодня и говорить особо не о чем. Правда, Блэк? Вот если бы была тема «Об…»
- Гриффиндорцы! – зычный голос лесничего покатился по коридору и легко заглушил насмешки Снегга. – За вами не угонишься. Подождите-ка!
Четверо друзей оглянулись: позади слизеринцев по коридору шел Хагрид, пыхтя и отдуваясь. И не мудрено - лесничий нес на плече деревянный ящик, который формой и размерами напоминал школьный чемодан. Не обращая внимания на вмиг притихших слизеринцев, лесничий прошел мимо них и с грохотом опустил на пол к ногам Сириуса «чемодан», который тут же стал раскачиваться из стороны в сторону. Внутри ящика вне всяких сомнений было что-то живое!
- Это что, Хагрид? – спросил Блэк, показывая пальцем на ящик.
- Боггарт, - просто сказал лесничий. – Наглядное, так сказать, пособие для твоего доклада. К вашим всяким пергаментам.
- Уходим… - Снегг первым пришел в себя.
Северус уже было сделал шаг, но его за рукав одернул Эйвери:
- Ты так и не сказал: о чем должна была быть тема для Блэка.
- Отстань! Потом! – отрывисто произнес Снегг и властно рыкнул на слизеринцев: - Пошли все в класс!
И тут прорвало Люпина. Римус принялся неистово хохотать. До слез! Сначала его скорчило от смеха пополам, а потом он и вовсе уселся на ящик сверху:
- Зачем ты его притащил?
- Как зачем? – удивился лесничий. - Помнится, нас так и учили: на настоящем боггарте, - тут Хагрид смутился и опустил глаза к полу, - ну, это когда меня еще от занятий не отстранили…
- Где ты его нашел? – спросил ошеломленный, как и все, Джеймс.
- Как где? В женском туалете, конечно. На втором этаже. Любит он там прятаться! Совсем уж Плаксу Миртл запугал, негодник. Она бедненькая уже весь пол своими слезами залила. Но я его, знамо дело, быстренько скрутил и вот: вам доставил, - довольно улыбнулся Хагрид. - Будет теперь тебе, Сириус, чем перед Барти отчитаться!
- Кого запугал? – не понял Поттер.
- Так ты ходил в туалет для девочек? – перебил Джеймса Питер.
- И распугал их… - начал говорить сквозь смех Римус: Люпин никак не мог успокоиться. – Девчонок. Всех. Сам. Похлеще боггарта!
- Да не бывает там никаких девчонок, - всплеснул руками Хагрид. – Не ходят они туда. В этот туалет вообще никто не ходит! С тех самых пор, как… - лесничий запнулся. – С тех пор, как эта самая Миртл там поселилась. Вот!
- Ты, наконец, скажешь: кто она такая твоя Плакса? – снова спросил Джеймс. – Миртл? Или как ее там?
- Миртл, - подтвердил Хагрид. – Так ее и звали, когда она студенткой была. Да только вот беда: померла она в этом туалете и стала призраком. А как превратилась, значит, в привидение - то там же насовсем и поселилась.
- А… - Римус уже пришел себя и только хотел спросить что-то еще, но тут раздался звон колокола, возвестивший о начале урока.
- Фух! – выдохнул лесничий с облегчением и улыбнулся. – Давайте, тащите скорей боггарта в класс. Я дальше не пойду. Не серчайте. Мне с Барти встречаться, как-то не с руки!
Со звоном колокола профессор Крауч опустил свежий номер «Ежедневного пророка» себе на колени и обвел глазами класс. То, что за последним столом никого нет, он увидел сразу. Может, это его особенно и не взволновало, но в аудитории не хватало главного - не было сегодняшнего докладчика! Не говоря ни слова, Крауч прикрыл ладонью подбородок и принялся постукивать пальцами по скуле. Начинать урок он не торопился.
- Они сейчас явятся, профессор! – выкрикнул с места Мальсибер.
- Вас никто не спрашивает, - спокойно, не отвлекаясь от своего «занятия» сказал Крауч. – Будем ждать.
Профессор уже было собрался снова развернуть газету, но на пороге, наконец, возникли четверо гриффиндорцев с ящиком в руках. Едва ящик оказался на полу, боггарт изнутри снова принялся его раскачивать.
- Что это? – указательный палец профессора выгнулся вперед.
- Пособие… - Сириус кроме того что волновался, еще и успел запыхаться. – Наглядное. Для урока. Боггарт!
- Что?! – Крауч вскочил на ноги, газета свалилась с его колен. – Где вы его взяли? Кто разрешил? Как вы посмели? – гневные вопросы сыпались один за другим. Щеточка усов при этом смешно дергалась, а по щекам профессора заходили желваки. – Не ровен час, вы сюда оборотня на поводке приведете!
При этих словах Римус слегка побледнел, его друзья стояли ни живы, ни мертвы. Класс замер. И лишь слизеринцы довольно улыбались.
- Так! – Крауч принял решение. – За сорванный урок – тридцать штрафных очков вашему… - глаза профессора метнулись к эмблеме на мантии Сириуса и его палец задергался, указывая на золотого льва. – Вашему Гриффиндору! Сейчас все вон из класса! Обратно не входить! Я – к директору!
Быстрыми шагами Крауч первым покинул кабинет. За ним незадачливый докладчик с друзьями, потом – и все остальные. Третий курс толпился в коридоре, не зная, что делать дальше…
- Эй, Блэк! – прежде чем окликнуть Сириуса, Снегг убедился, что профессор уже далеко и не слышит его. – Что я говорил! Видишь: нам даже спрашивать у тебя ничего не пришлось, - слизеринцы уже не улыбались тихо, как в классе, они принялись громко хохотать. - А ты, Люпин! Не хочешь прогуляться с поводком на шее. У тебя же это получится? Кстати, поводок у тебя есть или тебе подарить? – Северус пренебрежительно усмехнулся. – К Рождеству?
Римус снова был бледен, но это не помешало ему выхватить палочку. Джеймс и Сириус тут же поддержали его, Питер тоже потянулся к карману – он как обычно немного не успевал за друзьями.
- Только попробуйте, - снова усмехнулся Снегг. – Вы же тогда в Хогвартсе даже до вечера не останетесь, - Нюнчик картинно развел руки в стороны и сделал вид, что кланяется: - Сами знаете…
- Сев, уймись! – не выдержала Лили и дернула Снегга за рукав мантии. Да так, что развернула его лицом к себе. – Немедленно прекрати! Иначе я с тобой по-своему поговорю!
Поттер готов был поклясться чем угодно, что у всех слизеринцев, стоящих рядом с Нюнчиком на языке вертелось одно и то же слово. То самое, за которое Эванс однажды так отхлестала их по щекам! Но слизеринцы молчали. Не произнес ничего и Снегг. Северус развернулся на каблуках, и не глядя ни на кого, двинулся по коридору. Его компания тоже задерживаться не стала.
Теперь и Сандрина с Мэри подошли к ребятам. Тирьон взяла в свои ладони руку Блэка, сжимающую волшебную палочку и сказала, глядя ему прямо в глаза:
- Нье г’усти, Сигиус. Все будьет très bonne !
- Правда, ребята! – тряхнула золотой челкой Лили. – Все наладится. Успокоится. И будет хорошо-хорошо!
- Эх, жалко! - в своей привычной для себя манере вздохнула Мэри. - Урок обещал стать таким интересным!
И тут грянул добрый и веселый смех. Звонче, чем колокол Хогвартса он катился по коридору. От всей души смеялись все: и гриффиндорцы, и когтевранцы, и пуффендуйцы!

Предсказания Лили начали сбываться уже на следующее утро. Во-первых, слизеринская сборная явилась на завтрак не в спортивных мантиях, как делала это раньше в дни своих матчей, а в обычных. Возможно, перед последней игрой прошлого сезона, гриффиндорцам удалось-таки немного осадить их. А может быть, до самого начала игры не хотели показывать изменения в составе команды? Или их не было? Ведь Бертрам Обри тоже сидел за столом. Он появился в Большом Зале еще вчера на ужине с перебинтованной головой. Но сегодня был уже без повязки. А, во-вторых, к четверым гриффиндорцам успела еще до завтрака подойти профессор МакГонагалл с приятной новостью. Правда, начала она не совсем весело:
- С вашими стараниями, мистер Блэк, Кубок школы Гриффиндору не светит еще очень долго, - сказала декан, и ребята потупили головы. - Но директор после визита к нему профессора Крауча был к вам снисходителен и решил компенсировать назначенное наказание за…, - МакГонагалл слегка запнулась. – За проявленную вами смекалку при подготовке к занятиям. И еще! Не сочтите за труд передать мистеру Хагриду благодарность от директора. И можете смело добавить, что я присоединяюсь к Альбусу Дамблдору. Спасибо!
МакГонагалл отошла, но тут же вернулась и напомнила:
- Жду вас на трибуне. И не забудьте захватить с собой зонтики. Когда же, наконец, уже развеются тучи над Хогвартсом?
Напоминание МакГонагалл было совсем не лишним. Дождь, порядком надоевший всем, сегодня был особенно противным. Он то неприятно моросил, то ненадолго прекращался, чтобы вскоре начаться снова. Но, несмотря на дождь, после завтрака студенты потянулись к школьному стадиону – пропустить первый матч в новом сезоне желающих не нашлось. Укрывшись дождевиками, спрятавшись под зонтами, зрители размещались на трибунах. Но даже зонт не мог спасти Поттера от одной неприятности. Мелкие капли то и дело умудрялись попасть именно на стекла очков. Джеймс уже несколько раз доставал мятый платок, чтобы «вернуть» себе зрение. И в очередной раз это случилось в самый неподходящий момент – на поле выходили команды!
- Вау! – вскрикнул Сириус и ткнул Джеймса локтем в бок. – Смотри! Смотри кто там! Вместо Обри!
- Какая разница, - мрачно сказал Поттер и в который раз потянул из кармана платок. - Меня больше волнует, кто будет играть вместо меня.
- Да нет же! – Блэк еще больше разгорячился. – Ты посмотри! Посмотри!
- Мне ничего не видно. Дождь очки залил! - в голосе Джеймса послышалась обида. – Сейчас. Минутку.
- Это же мой драгоценный братец! – Сириус не стал дожидаться и сам выдал другу новость.
- Позвольте, мистер Поттер, я вам помогу, - профессор МакГонагалл, сидевшая рядом с Джеймсом, уже несколько раз бросала, сдерживая улыбку, косые взгляды на соседа.
Удивленный Поттер повернулся к декану. А МакГонагалл уже достала палочку:
- «Импервиус!» – палочка трижды коснулась дужки очков. – Так будет лучше! – нисколько не сомневаясь в собственной правоте, сказала профессор, а затем понизила голос и тоном заговорщика прошептала: - Запомните это заклинание. Нам – очкарикам – без него просто не жить!
Помощь подоспела вовремя! Джеймс «вернулся» на поле в тот момент, когда мадам Трюк поднимала к губам серебряный свисток:
- Готовы? – спросила судья у команд, разместившихся в боевых порядках. – Выпускаю мячи!
Как у мадам Трюк получалось сделать все одновременно – было ее фирменным секретом: резкий пинок ногой по ящику, резкий выдох через свисток и резкий взлет: очередной чемпионат Хогвартса по квиддичу начался!
- Ну! Теперь видишь? – Сириус снова двинул локтем Джеймса.
- Теперь - да!
Дождь, действительно уже не мешал Поттеру нормально смотреть – отталкивающие воду чары работали безотказно, и Джеймс в первую очередь нашел глазами ловцов обеих команд. Джайлс в своем стиле выкручивал в воздухе замысловатые па, зато Регулус Блэк уже искал снитч. И делал он это со знанием дела! Ловец Слизерина не стал носиться по всему полю. Напротив, медленно и спокойно он описывал круги по расширяющейся спирали, зорко поглядывая по сторонам. Но при этом то и дело бросал короткие взгляды на своего визави – не сорвет ли тот свою метлу в быстрый целенаправленный полет? Однако в отличие от прошлой игры пуффендуйцев, на этот раз золотой мячик не торопился принести им на своих крыльях победу, и Джеймс перенес свое внимание на остальных игроков. А они тоже знали свое дело. Уже на третьей минуте матча Трой отметился взятием ворот пуффендуйцев. Но в первой же ответной атаке Дэйви Гаджен перехитрил Аврелиуса Флинта и сравнял счет. Удивительно, но игроки в желтых мантиях нисколько не уступали соперникам в скорости, а зачастую и превосходили слизеринцев в этом компоненте игры. И как ни странно, но самой быстрой была единственная в матче девушка – центральный охотник Маллет. Именно она после того, как Трою снова удалось пробить Аббота, забросила два квоффла подряд, и Пуффендуй повел в счете! А дальше – больше: постепенно, мяч за мячом, разница в счете все увеличивалась и слизеринцы ничего не могли с этим поделать!
Загонщики обеих команд все это время тоже не зевали - черные бладжеры то и дело прошивали насквозь желто-зеленую карусель. Мячи, посланные битой, должны были помогать своим игрокам и мешать соперникам, но зачастую все случалось с точностью да наоборот. Однако именно загонщик сборной Пуффендуя стал виновником вынужденной остановки в игре. Он так точно запустил бладжер в сторону заходящего с левого фланга в атаку Кэрроу, что грозный черный снаряд попал охотнику слизеринцев прямо между лопаток! Амикуса сильно тряхнуло, он выронил квоффл и ухватился теперь уже обеими руками за древко, пытаясь удержать равновесие и не свалиться с высоты в добрых тридцать футов. Капитан слизеринцев тут же выбросил руку высоко вверх, призывая судью предоставить тайм-аут, и Мадам Трюк незамедлительно воспользовалась свистком. Это случилось на исходе первого получаса игры: слизеринцы к этому времени проигрывали уже шестьдесят очков!
Зрители, которые на протяжении матча кричали и свистели, улюлюкали и аплодировали вразнобой – все зависело от действий их команды, на этот раз дружно ахнули. А затем трибуны затихли, наблюдая за снижением Кэрроу. Охотнику, хоть и с трудом, но удалось удержаться на метле: не упасть, а приземлиться – и стадион ожил снова!
- Ай, да загонщик появился у Пуффендуя! – вдруг громко прокомментировала эпизод МакГонагалл. До этого он не кричала и не свистела, лишь изредка похлопывала ладонями.
- Фигг? – поинтересовался Поттер.
- Бэгмен! – поправила его профессор. – Фигг уже третий год в команде, а для Бэгмена сегодня – первый матч!
- Как Бэгмен? – Джеймс удивился еще больше. - Как первый?
- А так! – ответила с нажимом МакГонагалл. – Есть Отто Бэгмен – охотник, а теперь еще есть Людовик Бэгмен – загонщик. Кстати, Джеймс, следи внимательно сам и передай нашим ребятам: к пуффендуйцам нужно присмотреться! Крепкая у них сборная становится. Джайлс в этом году окончит школу, и я уверена: ловца они найдут, который будет не чета нынешнему. И может не в следующем сезоне, но через год крови они всем попортят!
Теперь от удивления у Поттера и вовсе отнялся дар речи. МакГонагалл называла его по имени, на «ты», да еще и рассуждала на спортивном жаргоне! И вдруг его осенило: сейчас рядом с ним на трибуне сидела не декан факультета и не профессор трансфигурации, а зритель, знаток игры и еще – гриффиндорец! Гриффиндорец, желающий своей родной команде только одного – победы!
Матч возобновился, но продлился всего лишь семь минут после непредвиденной паузы. Как и предполагалось, мальчишке-слизеринцу удалось заметить снитч раньше соперника. Слизеринцы дружно бросились к своему ловцу, но раньше них возле Регулуса Блэка приземлился Джайлс. Отчаянно жестикулируя, Ройджил что-то начал говорить. Слов на трибунах слышно не было, зато было прекрасно видно, как шестеро дюжих парней в светло-зеленых мантиях в момент окружили своего самого молодого игрока, оттесняя от него продолжающего размахивать руками Джайлса.
- Слизерин – двести двадцать, Пуффендуй – сто сорок! – насколько могла громко объявила мадам Трюк. Первый матч сезона по квиддичу был завершен!
Получив удовольствие от игры, студенты и преподаватели с не меньшим удовольствием принялись покидать трибуны – осенние сырость и прохлада призывали всех поскорее вернуться в теплый уютный замок. Не стали долго задерживаться и гриффиндорцы. Едва ли не первыми они рванули по лестнице – несмотря на то, что на квиддиче может быть МакГонагалл где-то и стала «своим парнем», но все-таки оставалась и профессором, и деканом. И чувствовать себя совсем раскованно рядом с ней мальчишкам не приходилось.
- Джеймс! – воскликнул Сириус и положил руку на плечо друга, едва они вчетвером покинули стадион. – Хоть Регулус и мой брат, а для Блэков честь семьи – святое, но теперь моя семья – Гриффиндор. Ты должен обыграть его! Обещаешь?
- Да, - без особой уверенности в своем ответе, сказал Поттер. – Если только сам на поле когда-нибудь выйду…
- Выйдешь! – твердо сказал Римус. – Главное в это верить самому!
- Лунатик, а ты веришь в то, что выйдешь вон оттуда? – Джеймс кивнул головой в сторону, где вдалеке виднелась Гремучая Ива. Длинные мокрые с уже облетевшей листвой ветви-плети дерева мерно раскачивались на слабом ветру.
- Конечно! Уже через пять дней, - Люпин сделал вид, что не понял намека и попробовал отшутиться. Но Поттер понял его и не стал больше донимать друга вопросами.
- И ты сейчас прямо туда? - Сириус забросил вторую руку на плечо Римуса.
- Вечером, - спокойно, но очень грустно подтвердил Люпин. – Питер, ты ведь придешь меня проведать?
- В Хижине? – не то с удивлением, не то с испугом спросил Петтигрю.
- К Хижине, - рассмеялся Сириус. – Ты же завтра в Хогсмид идешь! Забыл?
- Нет – не забыл. Нет – не иду!
- Как?! – обнявшаяся троица встала как вкопанная.
- Вот так! Не иду, и все! - Питеру вовсе не хотелось рассказывать о том, что все последние дни в его душе качались весы, чашами которых были любопытство и дружба, и он без конца бросал на них гирьки-аргументы: «идти – не идти». Но он все же добавил: - Мы вместе, значит – вместе. Завтра на стадион, а потом и в Хогсмид. Ничего. Потерплю. Дольше ждал! – и теперь уже все дружеские объятия достались Петтигрю!

Хорошее не могло так быстро закончиться. Оно просто не имело на это права! Ведь даже погода согласилась с этим. Нет, небо продолжало оставаться затянутым тучами, но утром они были светлее, чем вчера. На улице немного похолодало, но самое главное – не было дождя! И это не могло не радовать и тех, кто собрался сегодня посетить волшебную деревню и тех, кто по разным причинам этого сделать не мог.
Сразу после завтрака студенты старших курсов, одевшись потеплее двинулись по направлению к воротам замка, а гриффиндорская сборная направилась совсем в другую сторону – к школьному стадиону. И, как оказалось, не только она. Многие из тех, кому в Хогсмид выходить было еще рано, пришли сюда. Само собой разумеется, Сириус и Питер тоже были здесь. Через трибуну от них одиноко сидел Регулус Блэк, а еще через две Поттер увидел МакГонагалл. Она, как и говорил Хагрид, предпочла прогулке понаблюдать за тренировкой своей команды. А рядом с ней по обе стороны от декана сидели… Сандрина и Лили!
- Сделаем так! – открыл тренировку капитан команды Фрэнк Долгопупс. – Элджи в воротах. Одна тройка охотников – Подмор, Поттер и Крессвелл. Вторая – я, Алиса и Мэри. Загонщики…
- Мы… - вдруг промычал Сол Крокер, - сегодня…
- Тоже… - Карадок Дирборн тоже вдруг открыл рот! – охотники… Вот!
- Ничего себе! – от удивления Алиса ладонями пристукнула по своим щечкам.
- Заговорили… - протянул ошеломленный Подмор.
- Хорошо, - капитан был поражен не меньше остальных. – Сол – четвертым в команду к Стерджису, Карадок – к нам. Играем только квоффлом. Взлетаем!
- Мэри! – Джеймс тихо окликнул сокурсницу.
- Да?
- Сейчас, - Поттер подождал, пока семь игроков поднялись в воздух, а затем просто кивнул головой в сторону трибуны, где сидели МакГонагалл и две девушки.
- Ах, это! – Макдональд все поняла сразу. – Мы, правда, очень хотели пойти в Хогсмид все вместе. Но со мной все стало понятно во вторник, а Лили передумала в пятницу.
- Почему?
- Потому что кроме всего прочего, Снегг очень хотел провести сегодняшний день в Хогсмиде вместе с Эванс. А она после истории с боггартом видеть его не хочет!
- А Сандрина? – Поттер спрашивал, а сам готов был взлететь в небо даже без метлы.
- Решила подождать, чтобы нам потом пойти всем вместе.
- Как Питер. Он тоже… Чтобы вместе…
- Так может, мы их подружим? – хитро заулыбалась Мэри. В глазах девушки заплясали озорные огоньки.
- Кого? – не понял Поттер.
- Сандрину с Питером, - усмехнулась Макдональд, и добавила: – А тебя с Лили.
- А тебя с Римусом? – Джеймс попробовал защитить себя тем же оружием, с которым на него «нападала» Мэри. – А может, с Сириусом?
- Я потом сама выберу! – тренировка еще не началась, а девушка уже вела в счете с разницей в два «квоффла». – Полетели! Нас ждут.
Сначала «команды-соперницы» играли серьезно, пытались даже вести счет заброшенным мячам, но потом с него сбились – и уже продолжали тренировку просто в свое удовольствие. А когда восемь охотников смешались и принялись дружно - со смехом и без конца - «расстреливать» квоффлом Кузена, Долгопупс дал сигнал к окончанию тренировки. Команда опустилась к кромке поля и все спрыгнули с метел.
- И что ты решил? – не откладывая в долгий ящик, Стерджис задал вопрос Фрэнку. Вопрос, который вертелся в голове у всей команды без малого неделю.
- Пока не знаю, - Долгопупс, как и все, еще не успел отдышаться. – Буду думать!
- Что?! – в голосе Алисы прогремел раскат грома. После тренировки щеки ее раскраснелись, волосы растрепались от встречного ветра. – Вы только посмотрите на него! Он, видите ли, думать будет! И продолжать всех на нервах держать? Раньше не знал, чем дыру залатать, а теперь не знает, кого выбрать!
- Но, правда, ребята, - капитан попробовал оправдать свою нерешительность. – Вы все – такие молодцы! И МакГонагалл сказала мне: здорово, что у Гриффиндора теперь есть расширенный состав, есть возможность заменять друг друга!
- Вот видишь! Ну, пожалуйста, Фрэнк, - Алиса сменила тон с грозного на ласковый, взяла Долгопупса под руку и прижалась к его плечу. У Кузена еще столько игр впереди, а мне такой случай потом, даже во сне не представится. Или знаешь что? – девушка слегка отпрянула и озорно заглянула в лицо Долгопупса. - Не можешь определиться сам, подбрось сикль и он за тебя все скажет. Дать монетку?
- Не надо, - Фрэнк опустил голову. – Играем так: в центре нападения – Стерджис, на флангах – наши девчонки. Тихо-тихо! – попробовал остановить запрыгавшую от радости Алису. – Дирк – ловец, в воротах - я. Загонщики… - Долгопупс просто развел руками, а потом погрозил обоим пальцем: - Смотрите у меня! Чтобы ни один волосок, - Фрэнк с нежностью провел по растрепанной прическе Алисы, - с этой драгоценной головушки не упал! Вопросы? Пожелания?
- Есть! – откликнулся Поттер. – Есть и вопрос, и пожелание!
- Давай!
- Вопрос такой: как получилось, что вы так быстро узнали, что сразу две команды остались без ловцов?
- О! Это просто, - рассмеялась Алиса. – Берта Джоркинс. Знаешь такую? Она видела, как Крэбб с Гойлом тащили Обри. Проследила за ними до Больничного крыла. Потом спряталась и подождала, пока все выйдут. Подслушала. А дальше…
- Понятно! Теперь пожелание, – тряхнул взлохмаченной головой Поттер. – Победы вам, ребята! Только победы!
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.1072 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 23:57:04, 15 Sep 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru