> Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Имя автора: Серж д’Атон
Рейтинг: G
Жанр: Романтика
Саммари: Мальчику со шрамом и в очках, рожденному в конце июля.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996
 

Глава 1. Кингс-Кросс

Первое сентябрьское утро выдалось в Лондоне серым и унылым. Резкий порывистый ветер гнал низко нависшие над городом тучи, разрывал их в клочья, сталкивал и перемешивал, заставляя пролиться на землю холодным не по сезону дождем.
Несмотря на ненастье, на вокзале Кингс-Кросс все шло своим чередом. Поезда прибывали по расписанию и отправлялись в точно назначенное время. Вот только те, кто уезжал, старались скорее обычного разыскать нужную платформу. Промокшим, озябшим - им хотелось как можно быстрее укрыться в теплом уютном вагоне. А пассажиры с прибывших в Лондон поездов шли к широким дверям, уже слегка поеживаясь. Мало кого из них радовала встреча с ветром и дождем за стенами вокзала.
Но не только погода наложила свой отпечаток на привычную всем вокзальную суету. Сегодня здесь происходили вещи, понять которые обычному человеку было непросто. Хотя и повторялись они здесь из года в год. С приходом каждой осени. Но вот что удивительно! Во-первых, на них мало кто обращал внимание: на Кингс-Кросс всем хватало своих забот, и глазеть по сторонам было просто некогда. А во-вторых, даже самые наблюдательные - стоило им только покинуть вокзал, тут же забывали о замеченных странностях. Причем навсегда! Вот и получалось: одни – не видят, другие – не помнят. Как будто, ничего и нет…

- Не по-ни-ма-ю…
- Что с вами? – девушка в спортивном костюме осторожно тронула свернутой в трубку газетой молодого полицейского за плечо. На ее темно-синей куртке - там, где обычно помещается эмблема команды, был вышит золотой мячик с серебряными крылышками по бокам. – Вам нездоровится?
- Что? – полицейский явно пребывал в замешательстве. – Нет-нет! Все хорошо…
Но девушка продолжала смотреть на него с тревогой: ни с того, ни с сего, люди не останавливаются посередине вокзала и не разговаривают сами с собой.
- Благодарю вас, мисс! – козырнул полицейский и отошел в сторону.
Оставшись в одиночестве, Джон Смит - а именно так звали полицейского - оперся о стену холла. У Джона были белые волосы, белесые ресницы, погоны констебля и мечта. А мечтал он о работе не где-нибудь, а в самом Скотленд-ярде! Ему очень хотелось стать настоящим сыщиком и ловить настоящих преступников. Но пока местом его службы был вокзал Кингс-Кросс. И уйти с него до конца дежурства Джон не имел права. Зато имел обязанность: видеть все и знать обо всем, что на этом вокзале происходит. Порученное дело констебль исполнял очень старательно. Начальство всегда было довольно его донесениями. Но как изложить в рапорте то, что он увидел сегодня, Джон не знал. Поэтому теперь, подпирая плечом стену и делая вид, что наблюдает за порядком, Смит подключил к размышлениям свой любимый дедуктивный метод.
- Привет, Джонни! Как служба? – мужчина в железнодорожной форме с повязкой дежурного по вокзалу отвлек Смита от его важного занятия. Мужчина был невысокий, полный, с рыжими густыми усами и, как говорят, в возрасте.
- Что за денек сегодня, мистер О’Рэйли? – вопросом на вопрос ответил Джон.
- Да уж! Льет как из ведра!
- Я не о погоде, – Смит оторвался от стены. – Вы не заметили, как много людей сегодня везет с собой котов?
- Ну и что? – мистер О’Рэйли служил на вокзале давно, и успел насмотреться здесь всякого. – Наверное, закончилась выставка кошек. Участники разъезжаются по домам… Обычная история.
- Конечно! Выставка! А кроме нее слет любителей сов! – вместо того чтобы успокоиться полицейский распалился еще больше. – В последние полчаса только и вижу: идут люди. Ведут за собой детей. Вроде бы все обычно. Но в руках у детворы: клетка с котом, клетка с совой, с котом, с совой…
- Так они в клетках? А я вот помню: после войны приезжал к нам с гастролями цирк из России. Так ты представляешь! – ударился в воспоминания дежурный. – Эти русские водили своих медведей по нашему вокзалу просто на поводке! Как комнатных собачек. Вот это был номер! А тут какие-то коты. Не обращай внимания.
- Да как же, мистер О’Рэйли? Коты орут, совы ухают! Хочешь - не хочешь, голова сама в их сторону поворачивается. Хорошо хоть небо в тучах! Представляю, как бы кричали бедные птицы, если бы солнышко светило как вчера! А еще, - Джон продолжал делиться своими наблюдениями, – Вы видели, во что одеты эти любители животных? То ли балахоны, то ли мантии! На головах какие-то дурацкие шляпы… Может, вы мне теперь про карнавал расскажете?
- Нет, Джон! По поводу одежды я так мыслю: разве за этой модой угонишься? Сегодня балахоны носят, завтра что-то новое придумают! А по мне, так лучше формы ничего нет! Она и подтягивает, – дежурный провел рукой по круглому животу, - и это… Дисциплинирует! Вот!
- Я вам еще главного не сказал! – Смит понизил голос и огляделся. Но никому вокруг до них не было никакого дела. Только девушка в спортивном костюме продолжала с беспокойством поглядывать в их сторону. – Эти люди в мантиях… С детьми, котами и совами… Они… - Джон говорил уже еле слышно. – Они исчезают!
- Как исчезают?! Ты в своем уме! Что? И заявления о пропаже были?
- Тсс! Тише, мистер О’Рэйли! Не было еще никаких заявлений. Ни о вещах, ни о людях, ни о котах с совами! Дьявол бы их побрал! Я сам попытался за ними проследить! - шептал полицейский.
- И? – мистер О’Рэйли теперь тоже едва шевелил губами.
- Справок они не получают. Расписание не смотрят, - начал перечислять Джон, загибая пальцы. – Билеты не покупают. Ни одного в мантии я возле кассы не видел! Зато все идут к барьеру между девятой и десятой платформами. Как сговорились! Там остановятся, осмотрятся и… Я только глазами моргну, а их уже нет!
- Так может они уезжают? Это же вокзал! А билеты можно купить загодя. Хотя… От девятой и десятой поезда пойдут только после полудня, – старый служащий Кингс-Кросс засомневался: что-что, а график движения он знал назубок.
- В самую точку, мистер О’Рэйли! Так и поезда никто не ждет! На перронах пусто! Ни единой души…
- Что ж они, по-твоему, сквозь землю проваливаются? Или через стены уходят?
- Не знаю, – озабоченно покачал головой полицейский. Ему было не до шуток. – Если честно: я и барьер простучал. Так… На всякий случай.
- Ну?
- Стена как стена…
Мистер О’Рэйли ожидал продолжения, но констебль молчал. Дальше того о чем Джон рассказал, он в своем расследовании не продвинулся. Молчал и дежурный. Он не знал: посмеяться ему над горе-сыщиком или пожалеть его…
- Взгляните! Вон туда! На дверь.– Смит вдруг встрепенулся и указал пальцем на вход. – Видите это семейство? Видите?!
В здание вокзала только что вошла высокая женщина с двумя детьми - двумя мальчиками. На вид одному было лет десять, другой выглядел немногим старше. Именно они привлекли к себе внимание будущего детектива. Статная фигура, гордая осанка дамы, ее уверенная походка и дорогой костюм строгого покроя выдавали в ней принадлежность если не к самому высшему обществу, то уж к аристократическим кругам непременно. Старший из мальчиков был в обычном джинсовом костюме, брюках и куртке. Его красивое, слегка бледное худощавое лицо с тонкими чертами обрамляли достававшие до плеч густые черные волосы. Впереди себя он толкал багажную тележку, на которой лежал внушительных размеров чемодан. Младший в джинсах и сером свитере держался за руку матери. И хотя он очень походил на брата темными волосами и бледностью щек, красивым назвать его было трудно.
- Они тоже пойдут к барьеру. И там исчезнут! Я в этом уверен!
- С чего ты взял, Джонни? Мантий на них нет. Нет ни сов, ни котов…
- Правильно! Мантий нет. Дождевиков нет. Даже зонтов нет! А одежда на них – сухая!
Мистер О’Рэйли еще раз посмотрел на женщину с детьми. Зонтов действительно не было. Ни в руках, ни на багажной тележке. Здесь спорить не приходилось. Но дежурный по вокзалу, как и все на Кингс-Кросс знал о тайном желании Смита. Однако подозревать в чем-то человека только потому, что он ходит в сухой одежде? Это уже было чересчур! И мистер О’Рэйли попытался остановить ретивого констебля:
- Да ну тебя, Джон! Ты со своей дедукцией кого угодно с ума сведешь!
- А ее прическа! – не унимался Смит.
Дежурный снова оглянулся. Темные, но уже с заметной проседью волосы женщины были тщательно уложены. Как будто она вошла сюда не с ветреной улицы, а только-только переступила порог салона красоты. Мистер О’Рэйли открыл было рот, чтобы высказать свои соображения и по этому поводу, но не успел. Не успел потому, что заговорила дама. Причем так, что ее было слышно, по меньшей мере, на сорок футов вокруг. И это несмотря на громкую дробь дождя, стучащего по стеклянной крыше:
- Аккуратнее с багажом, Сириус! – окликнула дама старшего сына. - Хотя если и зацепишь какого-нибудь магла, ничего страшного не случится!
Джон Смит и мистер О’Рэйли переглянулись. Кто такие маглы они не знали. Но это оказалось только началом. Мальчик, которого назвали Сириусом, крепче сжал пальцы на ручке тележки, а его мать все так же громко продолжала говорить:
- О, борода Мерлина! Ну почему нужно обязательно трястись целый день в поезде, чтобы добраться в Хогвартс?!
- Вот-вот! – зашептал Джон. – Те, которые в мантиях тоже говорили, что едут в Хогвартс!
- В Британии нет станции с таким названием. Это я тебе точно говорю! – мистер О’Рэйли отвечал за свои слова. – А на материк с этого вокзала ни один поезд не идет…
- Разве для этого нет других способов? Удобных? Достойных? – неизвестно у кого выясняла женщина. Строгий и властный тон ее речи выдавал привычку отдавать приказания. – Почему нельзя трансгрессировать? Не организовать порталы?
- Да, Джон. Пожалуй ты прав. Дамочка интересная! А давай-ка мы за ней вместе посмотрим…
Но слежка закончилась не начавшись. Не успели полицейский Смит и дежурный по вокзалу О’Рэйли ступить и шагу, как девушка в спортивном костюме повела свернутой газетой в их сторону и тихо выдохнула:
- Обливиэйт!
Двое мужчин замерли на месте. Их лица приобрели безмятежно-сонное выражение, а глаза странным образом разбежались в разные стороны. Морщины на лбу пожилого дежурного разгладились…
Между тем «интересная дамочка» продолжала идти своей уверенной походкой под аккомпанемент дождя и собственного голоса:
- А школьные камины, видите ли, не подключены к сети Летучего пороха. Так подключите их хотя бы на один день! Куча драконьего навоза, а не Министерство магии! Каждый день твердят о соблюдении Статута о секретности, а сами предлагают на глазах у простецов проходить сквозь стены! И нет никаких исключений! Даже для нас. Блэков!
Речь не прерывалась ни на секунду, но стала тише. И только потому, что женщина с сыновьями уже удалилась от «сыщиков» на почтительное расстояние. Последнее что могло донестись до их ушей, будь они в состоянии слышать, стало:
- Как будто мы для них какие-то привидения, а не...
Первым пришел в себя Джон:
- Что за денек сегодня?
- Да уж! Льет как из ведра! – ответил мистер О’Рэйли.
- А ветер-то, ветер! Того и гляди крышу сорвет! – поддержал его констебль.
О своем желании за кем-то следить они уже не помнили. И не только о нем. Оба напрочь забыли о женщине с идеальной прической, ее сыновьях, людях в мантиях и несуществующей станции со странным названием…

Но Джон Смит был абсолютно прав! Семья, на которую он указал мистеру О’Рэйли, шла именно к барьеру между девятой и десятой платформами. Да и куда еще могли идти утром первого сентября те, кто сегодня собирался в Хогвартс! Уж, наверное, не в кассу. И тем более не в справочное бюро!
Однако касса здесь и в самом деле была. Прямо напротив барьера. Правда, сегодня она не работала. Да и вообще сказать, когда она открывалась в последний раз, было трудно. Кассовое окошко густо покрывал толстый слой серой пыли неопределенной давности. Но как ни странно у кассы стояли люди. Высокий стройный мужчина бережно поддерживал за талию хрупкую рыжеволосую женщину. А еще в паре шагов от них облокотилась о поручень девочка - тощий длинношеий подросток лет тринадцати. Но вряд ли они пришли сюда, чтобы купить билеты. Все трое стояли к кассе спиной и, не отрываясь, смотрели на барьер.
- Маглы! – определила миссис Блэк еще издали.– Этого еще не хватало! Что они там высматривают? Похоже, министерские олухи снова забыли применить отталкивающие чары. Или решили завалить работой Комитет по выработке объяснений на полгода вперед!
Отражаясь эхом от барьера, голос миссис Блэк гремел с удвоенной силой. Но никто из стоявших у кассы даже не обернулся в ее сторону. Они продолжали сверлить глазами кирпичную стену. А вид у всех троих был такой, будто только что они испытали сильнейшее потрясение. Да такое, что теперь никак не могут прийти в себя.
Не дойдя до барьера с десяток шагов, миссис Блэк остановилась:
- Хм! Кажется, я начинаю понимать, - оценив обстановку, заявила она. – Ставлю галлеон: они видели, как кто-то прошел через барьер!
Выдав очередное непонятное слово, миссис Блэк взяла паузу. Ей нужно было решить, что делать дальше. И самое главное, что дальше говорить. Внезапное озарение придало ей новых сил:
- Нет! Не один! Готова поставить десять галлеонов на то, что сегодня в Хогвартсе станет одной грязнокровкой больше! И он только что прошел на платформу 9 и ¾. А эти маглы - его родственники! – сделала вывод миссис Блэк, и злой огонек мелькнул в ее глазах. – Ну-ка, Сириус, покажи им еще, как это делается!
Не говоря ни слова, старший мальчик развернул тележку по направлению к барьеру и начал ее разгонять. Он бежал все быстрее. Расстояние до стены стремительно сокращалось. Столкновения было не избежать…
Так и случилось!
Хотя не сразу. Сначала, вместо того чтобы с грохотом отскочить от стены, тележка мягко вошла в нее. Передние колеса. Корпус вместе с чемоданом. Рукоятка. А затем… Затем в кирпичную кладку начали проникать руки мальчика! И когда они исчезли в стене по локти, а лицо Сириуса уткнулось в барьер, раздался звон. Как будто металл ударил по металлу…
От действий Сириуса и его теперешнего вида с людьми у кассы случился настоящий шок! Женщина с рыжими волосами резко вскинула руку и прижала ладонь к раскрытому в немом крике рту. Глаза мужчины округлились, а его объятия стали еще крепче. Девочка в ужасе закрыла лицо руками. Но никто из них не проронил и звука.
Брови миссис Блэк удивленно поползли вверх. Но прежде чем она успела что-то сказать, Сириус напрягся и продолжил движение. Хотя это и требовало от него заметных усилий. Ведь тележка все-таки нашла препятствие! Неизвестное, невидимое, непонятное оно было там - за барьером. Оно мешало, сопротивлялось. Но постепенно, дюйм за дюймом, Сириус продвигался вперед.
Не прошло и минуты, как мальчик исчез в стене…

Стоило Сириусу появиться по другую сторону барьера, ему сразу стало понятно, что стряслось. Еще дома мать объясняла: пройти сквозь стену между платформами не составит труда. «Главное в это время не останавливаться», - говорила она. Но, наверное, это знали не все. Потому что багажная тележка Сириуса, едва миновав «препятствие», столкнулась с другой точно такой же тележкой! Та от удара перевернулась. Большой черный чемодан свалился на пол. А за ним, морщась от боли, терла ушибленное колено девочка.
- Что же ты остановилась в проходе?! – попытался упрекнуть ее Сириус.
- Это для тебя проход! А для меня это была настоящая стена! – парировала она, поднимая тележку на колеса. – Помог бы лучше!
Сириус взялся за край чемодана, девочка подхватила его с другой стороны.
- Понимаешь: я думала - у меня ничего не получится. А когда пройти через барьер оказалось легче легкого, - чемодан занял свое законное место, - и увидела, что находится тут - с другой стороны!.. – девочка скорее объясняла, чем оправдывалась. - Потому и остановилась.
А удивиться и впрямь было чему! За непроницаемой с виду стеной скрывался перрон заполненный людьми. У платформы стоял готовый к отправлению поезд. Паровоз и вагоны выкрашены в алый цвет. На табло светится надпись: «Хогвартс-экспресс. 11.00».
- Ну вот! Я права! Как всегда! Только грязнокровка не он, а она, – брезгливо кивнула головой в сторону девочки миссис Блэк. – Иди, Сириус, занимай место в вагоне. А я поищу Кингуса и Друэллу. Они должны быть где-то здесь. Провожают Нарциссу. Не отставай, Регулус!
Проводив глазами мать и младшего брата, Сириус толкнул тележку к вагонам. Рядом, прихрамывая, везла свой багаж незнакомка.
- Ты не знаешь? Могут ли… - девочка говорила медленно, с расстановкой. Она словно пыталась подобрать правильные слова. – Могут ли сюда пройти обычные люди? Просто люди, а не…
И тут Сириус понял! Наконец до него дошли слова матери в адрес семьи у билетной кассы. Как же он сам не догадался?! Она ведь так похожа на женщину, которая стоит сейчас по ту сторону барьера. Зеленые глаза! Темно-рыжие волосы!
- Так значит те трое маглов у билетной кассы…
- Мои родители и сестра, – резко закончила вместо него девочка. Она и не думала скрывать, что ей неприятно как Сириус назвал ее родных.
- А в моей семье все волшебники! – сам того не желая, подлил масла в огонь Сириус. И тут же потупился.
- По-моему, здесь свободно, – девочка увидела через окно незанятое купе и остановилась.
- Я, правда, не знаю: могут ли простецы пройти на эту платформу. Для них она – невидима, – Сириус попытался загладить неловкость. – Слушай! – пришедшая вдруг идея подняла ему голову. - Но раз они не могут ее видеть, пусть просто закроют глаза. А ты попробуй провести их через барьер. Вдруг получится…
- Спасибо тебе! - девочка смотрела на Сириуса прямо, открыто. В зеленых глазах смешались удивление и восторг, немного грусти и надежда на успех. Все то, что довелось ей прочувствовать в последние несколько минут. А сам взгляд был добрым и теплым.
- Иди. Вещи в вагон я сам занесу. Запомнила где наши места?
- Конечно! – кивнула девочка и, забыв о боли в колене, бегом устремилась обратно к выходу…
Сказав неожиданной попутчице, что у него в роду все волшебники, Сириус не покривил душой. Это действительно было так! И он знал об этом столько, сколько помнил себя. Другими словами он знал об этом всегда! Да и как он мог этого не знать, если родился в одной самых известных британских семей!
Нет! Блэков никогда не показывали по телевидению. О них никогда не говорили по радио. По обычному радио. И ни разу о них не написали в прессе. В обычной прессе.
Потому что все эти газеты, радио и телевидение служили миру обычных людей. Тем, которые даже подумать не могли, что рядом с ними живут такие, кто наделен особым даром. Даром творить то, что по плечу лишь героям древних мифов или детских сказок. Им было подвластно волшебство!
Но обычным людям знать, что магия существует на самом деле, вовсе не полагалось! Это был величайший секрет!
Однако в том, что Сириус наделен магическими способностями, он сам никогда не сомневался. Да разве в семье Блэков могло быть иначе? Семье, которая и была известна всем магам Британии и далеко за ее пределами тем, что жила под девизом «Чистота крови навек!» Волшебной крови! И предки Сириуса веками свято чтили его!..
Нет! Случалось, что в семье волшебников вдруг рождался ребенок, начисто лишенный магических способностей. Сам Сириус таких не встречал, однако знал: их называют сквибами. Но разве мог кто-то допустить хотя бы в мыслях, что такое может произойти в семье Блэк!
Чаще случалось наоборот. Совсем наоборот! Как с этой девочкой…
Ее родители, наверняка, каждый день читают «Таймс» и слушают новости по ВВС. Они – маглы, простецы. Именно так между собой волшебники называют тех, кому магия неподвластна. Но теперь семья девочки уже знает, что внутри привычного для них мира существует еще один. Мир, раньше скрытый от их глаз и ушей. Мир волшебников! Со своими газетами, своим радио и даже со своим Министерством! А еще в этом мире есть своя школа. Школа чародейства и волшебства. Хогвартс! Мечта каждого юного мага!
И сегодня для Сириуса мечта станет явью! Впереди его ждут семь лет учебы в Хогвартсе. И девочку тоже. Но ей, наверное, не нужно было ждать этого так, как Сириусу.
Ждать, пока тебе исполнится одиннадцать. Младше этого возраста в школу не попасть. Затем жалеть, что ты родился немногим позже после того как алый поезд увез твоих ровесников в школу. И снова ждать! Почти год ждать лета – время зачисления в Хогвартс. И наконец, каждое утро вглядываться в небо, ожидая сову. Этого самого обычного почтальона волшебного мира с заветным конвертом. А в конверте!..
А в конверте письмо с известием, что тебя приняли в школу, где учат волшебству! Билет на «Хогвартс-экспресс», список учебников и прочего, прочего. Всего что нужно для учебы. И самое главное в этом списке - волшебная палочка!!!
У девочки уж точно все было иначе. Вряд ли она знала о письме задолго до своего появления на этой платформе. И вряд ли к ней прилетала сова. Наверняка кто-то из школы появился в ее доме со странными для маглов вестями…
Так стоит ли ей все повторять? Тем более что ее нет рядом. И волнует ее сейчас одно: смогут ли родители пройти сквозь барьер…
За этими мыслями, незаметно для себя Сириус внес вещи девочки в вагон и снова вышел на платформу. Теперь уже за своим чемоданом.
- Друэлла, дорогая! – услышал он голос матери. – А где же Кигнус?.. Помогает Нарциссе?.. Но я надеюсь, они еще подойдут к нам?.. Нет-нет! Регулусу еще рано в Хогвартс. Сегодня мы провожаем Сириуса…
Тетя Друэлла – жена маминого брата - говорила значительно тише, чем миссис Блэк. Поэтому беседу двух женщин Сириус слышал как монолог матери с короткими паузами. Но вернувшись в вагон, перестал слышать и его.
Справившись с багажом, Сириус решил немного перевести дух и подошел к окну. Теперь он мог спокойно рассмотреть все вокруг. Часы рядом с табло показывали: до отправления поезда чуть больше четверти часа. На платформе толпятся студенты и их родители. Многие в мантиях – обычном наряде волшебников. К тому же мантия школьная форма в Хогвартсе. Но есть и такие, кто пришел в магловских костюмах и платьях, куртках и дождевиках. Как и Блэки, они оделись так, чтобы не выделяться на лондонских улицах среди простецов. Зачем ловить на себе подозрительные взгляды, выслушивать вопросы, замечания?
Сириус никогда раньше не видел такого количества волшебников, собравшихся в одном месте. А их с каждой минутой становилось все больше. Они появлялись здесь целыми семьями и поодиночке. Как вон та бабушка в клетчатом плаще. Стоит у входа, высматривает кого-то в толпе. Не иначе пришла проводить в школу внуков. А плащ одела, чтобы не привлекать внимание маглов. Но и она, и все остальные попадали на платформу тем же путем, что и Сириус. Вот только вход и выход у него сильно отличаются. Еще бы! Со стороны вокзала невзрачная, самая обыкновенная кирпичная кладка и ажурная арка с коваными железными воротами здесь!
Столкнувшись в проходе с девочкой, Сириус эту арку даже не заметил. А она такая красивая! Интересная! Даже издалека видно как прутья, из которых сделаны ворота, движутся словно живые, сплетаясь во все новые и новые узоры. Над аркой табличка «Платформа 9 ¾». Воздух внутри проема кажется густым и полупрозрачным. А сквозь него, словно за пеленой тумана видны силуэты проходящих мимо маглов.
Налюбовавшись аркой, Сириус повел взглядом вдоль платформы. Увидеть свою семью в таком скоплении людей удалось не сразу. Первым Сириус заметил брата. Тот стоял у колонны и с завистью смотрел на «Хогвартс-экспресс». Ровно через год и Регулус займет свое место в одном из красных вагонов. А пока ему можно наблюдать за поездом только со стороны.
Чуть поодаль сразу четверо Блэков: мама, тетя Друэлла с дядей Кигнусом и их дочь Нарцисса. Она сегодня тоже уезжает. Это будет ее пятый год в школе. Миссис Блэк что-то рассказывает, своим словам помогает жестами. Невольно Сириус проследил за рукой матери. Вау! Так это же родители той самой девочки! Он уже и забыл, что дал ей совет. А он-то сработал!
«Грязнокровка…» - вспомнил Сириус. Так назвала девочку мать, с которой по воле случая он оказался в одном купе. Слово нехорошее, грубое. Сами волшебники считают, что страшнее оскорбления нет. Но миссис Блэк никогда не старалась подбирать выражения. Для нее все маги в первом поколении – грязнокровки…
Да, ее родители - маглы. Но девочка-то – волшебница!
А где же она сама? Сириус поискал глазами рыжие волосы. Даже в такой толпе они должны выделяться. Но ни девочку, ни ее сестру почему-то не видно. Зато как заметен вон тот мальчишка! Вернее его одежда. Она магловская, но какая-то несуразная. Непонятного вида балахон ему чересчур велик. А брюки, наоборот, коротки. Из-под балахона смешно торчат во все стороны то ли рюши, то ли кружева. Черные как смоль волосы обрамляют желтоватое, не совсем здорового цвета, лицо. Стоит, слегка сгорбившись. Смотрит в одну точку. Рядом худая угрюмая женщина, похожая на него. Сразу понятно – мама с сыном.
Да ладно с ним, с мальчишкой! Где же все-таки попутчица?
Сириус открыл окно. Царившая в купе тишина уступила место звукам с платформы. Гул толпы, хлопанье дверей, недовольно-протяжное мяуканье кота, попавшего под чьи-то ноги…
Сириус выставил голову наружу. Та, кого он высматривал, стояла вместе с сестрой на самом краю платформы у соседнего вагона. О чем говорили девочки, Сириус не слышал. Да ему это было и не интересно. Просто стало приятно, что у нее все получилось. Но не услышать голос матери, сумевшей перекричать гул толпы, Сириус не мог:
- И долго ты собираешься торчать в окне? Не пора ли подойти к нам, Сириус Блэк?!
Перечить матери вообще было трудно всегда, а на таком расстоянии не имело смысла вовсе. Оставалось только подчиниться. Сириус закрыл окно и вышел на платформу. Протиснувшись сквозь толпу, мальчик поздоровался с родственниками, выслушал: как он вырос, как возмужал и затем пристроился у колонны рядом с братом.
Сцена беседы отсюда была видна даже лучше, чем из окна вагона. Младшая из девочек сложила ладони как при молитве и говорила, говорила… Она то ли пыталась в чем-то убедить сестру, то ли о чем-то ее упрашивала. Но, похоже, ей это плохо удавалось. А может, так только казалось издалека…
- Сириус! – спустя несколько минут миссис Блэк снова вспомнила о сыне. – Несносный ребенок! Да подойди же к нам, наконец!
Мальчик оглянулся. Теперь рядом с Блэками стояли еще двое: мужчина и юноша. Мужчину Сириус узнал сразу. Абраксас Малфой, бывая в Лондоне, часто заходил к ним. Сам он жил в собственном замке где-то в пригороде и один воспитывал сына. В замке Сириус никогда не был, как и ни разу не видел сына мистера Малфоя. Но понять, что молодой человек рядом с Нарциссой именно он не составляло труда. Высокий, стройный, с серыми глазами и длинными пепельного цвета волосами младший Малфой был разительно похож на своего отца. Даже взгляд у них был одинаковый – очень гордый и очень холодный. Оба в черных мантиях. Только у отца из атласа со знаком ордена Мерлина на груди. А у сына обычная, школьная. Но тоже со значком: на зеленом фоне переплелись серебряная змея и черная буква «С».
- Мальчики, познакомьтесь с Люциусом Малфоем! – в подтверждение очевидного миссис Блэк представила юношу сыновьям. – Он староста школы. И я бы хотела…
- О! Вы мне льстите! – перебивая миссис Блэк, откликнулся младший Малфой. Уголки его губ слегка раздвинулись. От улыбки, если это была она, веяло холодом не меньше чем от взгляда. – Я всего лишь староста факультета.
Сириусу стало интересно: прервать миссис Блэк, когда она говорит? Такое мало кто мог себе позволить! Словесная буря, которая всегда за этим следовала, смертельной не была. Но и приятного в ней было мало: мать в выражениях не стеснялась. Однако неожиданно вместо того чтобы возмутиться миссис Блэк поддержала Малфоя:
- Зато какого! Лучшего в школе! И я хотела бы, – не закончить свою мысль она не могла: – просить вас об одолжении.
- Слушаю, - Люциус был сама учтивость.
- Присмотрите в Хогвартсе за Сириусом!
Взгляд Малфоя стал совсем ледяным. А улыбаться теперь он даже не пытался.
- Нет-нет! – миссис Блэк заметила перемену в лице Люциуса. – Нянчиться с ним не нужно! Я беспокоюсь только об одном: как бы ненароком он не опозорил славное имя нашей семьи…
- На этот счет можете не волноваться! – Малфой позволил себе во второй раз перебить миссис Блэк. – Это просто невозможно! Вы же сами учились на нашем факультете. И знаете, как свято мы чтим традиции! Как бережно храним все, что завещал нам великий Салазар Слизерин! Однако, - Люциус взглянул на вокзальные часы и слегка склонил голову, – пора…
- Что ж, пора так пора. Счастливого пути, мой мальчик! – попрощалась миссис Блэк. - А вы, Абраксас, надеюсь, заглянете к нам сегодня?
- Не знаю, Вальбурга! Отсюда я в Министерство. И одному Мерлину ведомо, когда освобожусь.
Отец и сын оказались похожи и здесь: они не отказали миссис Блэк. Однако ничего и не пообещали. Но это не помешало ей сказать, глядя Малфоям в спину:
- До чего же приятный молодой человек этот Люциус!
- И к нашей Цисси неравнодушен… - вполголоса сообщила новость золовке тетя Друэлла.
- Мама! – щеки девушки вспыхнули огнем.
- Так значит: это не Абраксас подвел к нам сына, а совсем наоборот! – миссис Блэк совсем вогнала племянницу в краску. – Ну-ну! Не смущайся, дорогая! В этом нет ничего зазорного. Малфой, скажу тебе, вполне достойная партия!
- Насчет партии не знаю, - попытался помочь дочери дядя Кигнус, – но Люциус прав. Нам действительно пора прощаться…

От той тишины, которая была в вагоне пятнадцать минут назад, не осталось и следа. Через неплотно закрытые двери доносились обрывки разговоров. А из крайнего купе с уханьем вылетела сова и пронеслась вдоль всего коридора. Не иначе птицу только что выпустили из клетки, и теперь она разминала крылья.
Сириус заглянул к себе. Судя по шуму, вагон заполнился почти полностью, но к ним в купе никто не подсел. Отвернувшись к окну, в углу одиноко сидела девочка с рыжими волосами. Плечи ее заметно дрожали.
- Скоро поедем! – обратился к ней Сириус, но девочка не ответила. Не поворачиваясь, она лишь попыталась кивнуть головой.
Сириус понял: сейчас разговор не получится и снова встал у окна в коридоре. Если верить вокзальным часам, до отправления оставалась всего минута. Блэки все еще стояли на прежнем месте, но платформа 9 и ¾ заметно опустела. Студенты разместились в вагонах. А те, кто их провожал, начали расходиться по своим делам. И делали они это, как подобает настоящим волшебникам. Резко повернувшись на месте, исчезали. Просто таяли в воздухе, для того чтобы через мгновения возникнуть в нужном месте. Порой за десятки миль отсюда. Этот обычный, но доступный лишь взрослым магам способ трансгрессии Сириусу еще предстояло освоить. Как впрочем, и многое другое. Но ведь для этого он и едет в Хогвартс!
Правда, поездка быть веселой не обещает. В купе льются слезы. А знакомых у Сириуса на весь состав всего двое. Искать общения с Малфоем? Но он намного старше. И знают они друг друга лишь несколько минут. И если честно, особой радости от знакомства Сириус почему-то не испытывал.
А Нарцисса… Кроме нее у дяди Кигнуса и тети Друэллы еще две дочери. Андромеда старше Нарциссы на два года, Беллатриса – на четыре. Но так случилось, что по-настоящему теплые отношения у Сириуса сложились только с Андромедой. Сириус помнил, как еще до своей учебы она читала ему сказки, играла с ним. А во время своих каникул рассказывала о Хогвартсе. Ни Нарцисса, ни тем более Беллатриса ничего подобного себе не позволяли. Возиться с маленьким кузеном им было совсем не интересно. Так разве удивительно, что Сириус с детства искренне любил только среднюю из сестер?! Она уже совсем взрослая волшебница - в этом году закончила школу. Жаль, конечно! Будь сейчас Андромеда в поезде, она была бы рядом с Сириусом. А Нарциссу можно не искать: вряд ли он ей нужен…
Девочка в купе со временем, конечно же, успокоится. Ей сегодня досталось. Но не будет же она плакать всю дорогу! Ее семья тоже немало пережила за утро. Только слез на их лицах не видно. Идут себе втроем по платформе, держат друг друга за руки. Родители по бокам, старшая дочь между ними. Они ее ведут или она их - неизвестно. Идут медленно, осторожно. К арке приближаются с опаской. Интересно: как у них получится вернуться в свой привычный мир?
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0346 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 00:20:52, 16 Sep 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru