> Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Гарри Поттер и Восьмая книга. Часть 1

Имя автора: Серж д’Атон
Рейтинг: G
Жанр: Романтика
Саммари: Мальчику со шрамом и в очках, рожденному в конце июля.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996
 

Глава 4. Начало

- Подъем!
Команда прозвучала громко и неожиданно. Поттер подскочил в постели и рывком отдернул край занавеса над кроватью. Дверь в их комнату была открыта, на пороге виднелся расплывчатый силуэт. Не сводя с него сонных глаз, Джеймс попытался нащупать на тумбочке очки.
- Что случилось, Фрэнк? – недовольно пробурчал Питер. - Горим?
Джеймс водрузил очки на законное место – спальня и все в ней обрели четкие контуры. Петтигрю не ошибся. В дверях действительно стоял их вчерашний знакомый Фрэнк Долгопупс, староста Гриффиндора.
- Хочу проводить вас на завтрак, - объяснил он причину вторжения. - Не ровен час еще заблудитесь в замке. Так что просыпаемся, поднимаемся, приводим себя в порядок!

В отличие от вчерашнего вечера, в общей гостиной Гриффиндора стояла тишина. В ней просто некому было шуметь. Даже разговаривать. В ожидании первокурсников в кресле у камина одиноко скучал Долгопупс. И кроме Фрэнка в гостиной не было никого.
- Ну наконец! – услышав, что дверь наверху открылась, сказал Долгопупс и резко поднялся. – Давайте скорее! Все уже ушли.
Староста Гриффиндора призывно махнул рукой и быстрыми шагами направился к выходу. Времени рассматривать гостиную новичкам он не давал. Но спускаясь по короткой винтовой лестнице, ребята успели заметить как здесь красиво! Как уютно!
Просторную круглую комнату заливал солнечный свет. Обои на стенах, мебельная обивка – все в красно-золотых тонах. Вокруг невысоких столиков расставлены глубокие мягкие кресла. Везде чистота и порядок. Ни пылинки, ни соринки, ни кружочка конфетти. Даже не верилось, что вчера здесь допоздна шумел праздник.
Полная Дама спала. Или только делала вид, что спала.
- Никакого покоя! Все лето без работы, а теперь глаз сомкнуть не дают. Открывай им двери… - нисколько не стесняясь, Дама широко зевнула. - Закрывай за ними двери…
Сонный голос еще продолжал бурчать мальчикам в спину, но Долгопупс на недовольство Полной Дамы внимания не обращал:
- Этот путь к Большому Залу не самый короткий, зато самый простой, – на ходу объяснял он первокурсникам.
И действительно! Пройдя длинным коридором, четверка оказалась у выхода к мраморной лестнице. На самой верхней ее площадке. Кружа по стенам, белый серпантин ступеней спускался туда, где вчера их встречала МакГонагалл. Теперь понять как добраться до Большого Зала даже новичкам школы не составляло труда.
Накрытые к завтраку столы не отличались вчерашней роскошью. Посуда уже не из золота - самая обыкновенная. Выбор блюд не так богат как на банкете. Все было намного скромнее, но не менее вкусно! А яичница с беконом была просто восхитительна! Джеймс с удовольствием потянулся за добавкой, как вдруг сверху послышались странные звуки. Будто бы поток ветра ворвался под крышу Большого Зала. Не сговариваясь, все подняли головы к волшебному потолку. В голубом небе плыли легкие облака – день обещал порадовать хорошей погодой. Под облаками кружили птицы. Совы! Вот только облака были снаружи замка, а совы – внутри! Это их распластанные крылья с тихим шелестом рассекали воздух.
- Почта! – понеслось отовсюду короткое слово.
Сов было не то чтобы много, в Зал их влетело не больше дюжины. Оно и понятно: учебный год только начался. Студенты лишь вчера из дома, о письмах говорить рано. Посылки с мелкими забытыми вещами, свежие газеты – вот и все, что принесли крылатые почтальоны.
Две птицы сразу направилась к преподавательскому столу. Получив свежий номер «Ежедневного пророка», Дамблдор не стал прерывать завтрак. Он только свернул газету пополам и окунулся в новости, продолжая орудовать вилкой. Профессор Прюитт, напротив, развернул свой экземпляр во всю ширь. Огненная шевелюра тут же скрылась за вестником волшебного мира.
Остальные совы кружили в поисках адресатов. Задрав головы, студенты с интересом следили за их полетом. Тем более что одна птица - очень крупная неясыть привлекла к себе особое внимание. Но не размерами. И не странной формой своего хвоста. Нет! Сова несла в клюве большой ярко-красный конверт. Он так выделялся на фоне голубого неба, белых облаков, серых и коричневых перьев, что сразу стал предметом обсуждения. Громкие реплики неслись отовсюду:
- Смотри! Смотри! Что это?
- Как что?! Неужели не видишь?
- Похоже на Громовещатель…
- Похоже?! Да это он и есть!
- Надо же! А я его никогда раньше не видела…
- Подожди! Сейчас ты его услышишь!
- Вот это да! Еще занятия не начались, а уже… Когда только люди успевают?
- Интересно! Кому такая радость с утра?!
Терпение зала испытывалось недолго. Неясыть высмотрела цель своего полета и спикировала к краю гриффиндорского стола. На лету раскрыв клюв, сова бросила послание между тарелками первокурсников. Теперь взгляды всего Зала были прикованы к ним.
«Сириус Блэк. Большой Зал. Хогвартс». Надпись на красном конверте не оставляла сомнений в правильности доставки. Но нежданные послания редко приносят добрые вести. Потому Сириус и потянулся за письмом безо всякого желания.
- Если успеешь, беги! – выглянул из-за плеча Поттера Долгопупс.
Но убежать Сириус не успел. Едва он, следуя совету, вскочил на ноги, конверт задымился с углов и раскрылся:
«Почему?! Скажи мне: почему?! Почему и как?! Как ты - Сириус Блэк, потомок древнейшего рода чистокровных волшебников…»
И без того громкий голос миссис Блэк акустика Большого Зала усилила во множество раз. Но это было только начало. Вслед за словами из конверта посыпались огненные искры.
Теперь даже преподаватели забыли о еде. Одним движением Дамблдор отложил и вилку, и «Ежедневный пророк», переплел пальцы и пристроил на них подбородок. Глядя поверх очков на Сириуса, он вместе со всеми слушал громовое послание. Из-за другой газеты вынырнул преподаватель по защите от темных искусств. Профессор МакГонагалл выпрямилась в своем кресле и стала казаться выше директорского трона. Лесничий Хагрид сгреб в ручищу свою бороду, да так и замер…
«Что со своим умом ты не попадешь ни в Пуффендуй, ни в Когтевран я знала с самого начала! Для Пуффендуя у тебя его слишком много, для Когтеврана слишком мало!..» - с каждым словом голос миссис Блэк набирал силу. На столах с легким звоном задрожала посуда. Громовещатель полностью оправдывал свое название!
Между тем, в руках Сириуса заплясали язычки пламени. Конверт уже горел. Боясь обжечься, мальчик бросил письмо на пол и принялся его топтать. Так Сириус хотел загасить огонь. А еще больше ему хотелось заставить письмо замолчать!
«Так нет! Ты позволил старой драной тряпке определить себя Гриффиндор! В это вонючее сборище грязнокровок! Ты мне еще ответишь, Сириус Блэк! Я тебе…»
На короткое время в Зале воцарилась тишина. Но затем все стало приходить в норму. За столами возобновились разговоры – для них появилась новая пища. Да и завтрак еще не закончился, студенты снова застучали ложками. Профессор Прюитт спрятался за газетой, а Хагрид наконец отпустил бороду. Только Дамблдор не изменил своей позы. Директор продолжал вглядываться в дальний конец гриффиндорского стола.
Сириус сел. На худых скулах играли желваки, на бледном лице проступили красные пятна. Не в силах поднять голову, Блэк рассматривал недоеденный завтрак:
- Спасибо за поздравление, мамочка… - прошептал он.
- Да не переживай ты так! – попытался поддержать друга Джеймс. – Распределение студентов доверено Шляпе? Шляпе! А ты слышал, что вчера сказала МакГонагалл? Ее решение окончательное!
- И так продолжается уже тысячу лет! А до этого Шляпу на своей голове носил сам Годрик Гриффиндор! Так что куда-куда, а в нашу башню она кого попало, не пускает! – заступился за свой факультет Долгопупс.
- Да не в этом дело! – Сириус оторвал глаза от тарелки. – Как мать узнала куда меня распределили? Я еще не успел ей сообщить …
- Значит, это сделали за тебя, – сделал вывод Фрэнк.
- Похоже, - кивнул Блэк. – И это могли быть только…
Краска с лица Сириуса сошла также быстро, как и появилась. Полный решимости взгляд метнулся к столу, за которым сидели слизеринцы. Не прошло и минуты, как Сириус подтолкнул Джеймса. Кивком головы он указал на цель своих поисков: Люциус Малфой обеими руками держал кубок с тыквенным соком, но не пил. Он просто сидел и смотрел поверх кубка туда, где сидел Сириус с друзьями. Надменная улыбка застыла на его лице.
- Думаешь Малфой? – спросил Поттер.
Сириус утвердительно кивнул и спросил сам:
- А кто с ним рядом знаешь?
- Я знаю, – намазывая масло на тост, раньше Джеймса отозвался Долгопупс. Он успевал и завтракать, и следить за разговором. – Нарцисса Блэк.
Слегка откинувшись назад и скрестив на груди руки, рядом с Малфоем сидела голубоглазая белокурая девушка. Как и Люциус, она с интересом наблюдала за тем, что происходит на краю гриффиндорского стола.
- Блэк? – подал голос Петтигрю.
- Да, Питер, Блэк! – подтвердил Сириус. – Моя кузина. И я почти уверен: это их рук дело! Хорошие же у них традиции!
- Мистер Блэк, – прозвучал совсем рядом голос МакГонагалл. За разговорами мальчики не заметили, когда профессор успела к ним подойти, - в том, что Шляпа определила вас в Гриффиндор, деканом которого я имею честь быть, нет ни вашей вины, ни вашей заслуги. Но хочу добавить: обращаться так с письмом от матери, по меньшей мере, не красиво! Каким бы оно ни было…
Быстро перелистав бумаги, которые она держала в руках, МакГонагалл отобрала несколько и одну протянула Долгопупсу:
- Ваше расписание, Фрэнк. А это, - профессор разделила три пергамента между Питером, Сириусом и Джеймсом, – план занятий первого курса. Надеюсь, в вашем лице школа обретет достойных студентов! – напутствовала МакГонагалл ребят и двинулась вдоль факультетского стола, раздавая листы с расписанием остальным гриффиндорцам.
- Что там у вас? – поинтересовался Долгопупс.
- Сдвоенное зельеварение. Вместе со слизеринцами, – прочитал Поттер.
- Веселое начало! – усмехнулся Фрэнк. - Доедайте, и я покажу, куда вам дорогу в класс.
- Спасибо, Фрэнк! – поблагодарил Сириус. – Но лично мне есть уже не хочется…

Подземелье замка было холодным и мрачным. Редкая цепь факелов не могла ни как следует осветить его, ни как следует обогреть. Неяркое пламя лишь зловеще дрожало отблесками на металле развешанных по стенам цепей. Из темных углов доносился мерный стук падающих на каменный пол капель. Гулким эхом он разносился по коридору, которым шагали к классу зельеварений трое гриффиндорцев. Мальчики шли молча. Желания разговаривать в этом угрюмом подвале не было никакого. Здесь даже ступать хотелось как можно тише.
Когда Поттер с ребятами вошли в кабинет, класс был уже в сборе. Девочки с обоих факультетов заняли места поближе к учителю. За последней партой расположился Снегг в компании остальных слизеринцев. Свободным оставался только стол впереди них. Недолго думая, Джеймс, Сириус и Питер направились к нему.
Пристроив под стол сумку, Поттер осмотрелся по сторонам. Назвать обстановку в кабинете веселой не поворачивался язык. Ярких красок не было. Все какое-то мрачное, унылое. Вдоль стен стоят шкафы темно-серого цвета. Большая часть закрыта. Между шкафами связки засушенных трав, шкуры животных, груды камней. Три стеллажа уставлены банками, колбами, бутылями…
Вместе с ударом колокола, призывающим к началу занятий, в дверях появился невысокий, но весьма полный волшебник. Очень медленно, с большой важностью и чувством собственной значимости шествовал он к профессорской кафедре. Роскошная бордовая мантия была так длинна, что мела за ним пол. Пышные светло-рыжие усы заметно тронула седина. В соломенного цвета волосах светила пространная лысина.
Остановившись, волшебник обвел аудиторию неспешным изучающим взглядом. Студенты отвечали тем же. Во все глаза они рассматривали своего первого учителя. А еще Джеймс услышал, как за спиной о чем-то тихо заговорили слизеринцы.
- Позвольте представиться. Гораций Слизнорт. Профессор зельеварения, – негромко начал волшебник. – А теперь я бы хотел познакомиться с теми, кого мне предстоит учить.
- И кого потом отобрать в слизни, - разобрал в тихом шепоте Поттер.
- Да! Сообщаю для тех, кто еще не знает, - во вкрадчивом голосе Слизнорта зазвучали металлические нотки, – и для тех, кто на последней парте, может успел забыть. Ко всему прочему я еще и декан Слизерина, – профессор дав понять, что здесь ничто не пройдет мимо его ушей, достал классный журнал. – Эйвери!..
Знакомство Слизнорта с первокурсниками растянулось на добрых полчаса. Услышав свою фамилию, студенты вставали со своих мест. Профессор долго и пристально вглядывался в каждого из них. При этом, как показалось Джеймсу, Сириус простоял дольше всех.
Добравшись до конца списка, профессор отложил журнал:
- Несмотря на то, что все мы здесь маги и колдуньи, при приготовлении зелий волшебные палочки большой роли не играют. Поэтому кто успел их достать, может смело убрать обратно. На сегодняшнем уроке они вам не понадобятся.
Половина класса разочаровано потянулась к сумкам. А профессор решил между делом уточнить:
- Надеюсь, каждый из вас обзавелся котлом и весами? – детвора дружно закивала головами. – Замечательно! Но пока они вам тоже не пригодятся! Вместо них достаньте чернила и перья. Сегодня мы будем писать. Слушать и писать…
Слизнорт ненадолго замолчал. Продолжил профессор только после того, как все выполнили его первое «задание»:
- Зельеварение не просто раздел магии… Вы мне мешаете, Мальсибер! Прекратите вертеть пером. Возьмете его в руки, когда я вам об этом скажу, – Слизнорт не только все слышал в классе, но и видел. – Приготовление зелий – это искусство! Постигнув его, вы сможете приготовить средство, которое к примеру спасет вас от насморка. Или, скажем, позволит привлечь к себе внимание, понравившейся вам особы…
В классе послышался тихий вздох восхищения. Кому-то не терпелось начать изучение предмета именно с этого зелья.
- Хм! О существовании приворотного напитка знают даже маглы. Но мне кажется, мисс Кэрроу, вам думать о нем пока еще рано, – заулыбался в усы Слизнорт. – Должен сказать, умение возбудить к себе чувство – не самое важное чего можно добиться, применив зелье. Изменить облик, познать чужие тайны и мысли, обрести мощь в бою или лишить сил противника…
Студенты – кто с восторгом, кто с недоверием слушали Слизнорта. Неужели они всем этим овладеют?! А профессор долго перечислять возможности применения зелий не стал и выставил вверх палец:
– Хочу предостеречь! Сразу! Залог успеха в зельеварении - точность и скрупулезность! Любые ошибки могут вам дорого стоить. Результат применения неизвестно чего не возьмется предсказать никто! Теперь же, если вы готовы к получению знаний, берем в руки перья.
Профессор начал с самого простого. С обычных настоев. На первый взгляд магией здесь и не пахло. Сам Слизнорт сказал, что многие из настоек используют даже маглы. В основном для лечения. Но простецам и в голову не могло прийти, что каждая из них может превратиться в настоящее зелье! Правда, для этого их нужно смешивать, варить в волшебном котле, добавлять всякую всячину…
До конца первого часа успели разобраться с шалфеем. Оказалось настойка, которой маглы пытаются усмирить зубную боль, входит в состав доброй дюжины зелий. Едва студенты закончили под диктовку Слизнорта записывать их перечень, как послышался далекий звон колокола.
- Что ж, можете передохнуть, – сказал профессор, отпуская первокурсников на перерыв.
- Как вам начало? – спросил Джеймс, когда они втроем вышли из класса.
- Не знаю… - протянул Питер. – Из рассказа Слизнорта я пока ничегошеньки не понимаю.
- А по-моему, профессор редкий зануда, – Сириус расцвел улыбкой. – Как хорошо, что не он у меня декан!
- Блэк и не в Слизерине! – рассмеялся Джеймс. – То-то он тебя минут десять глазами сверлил!
-Ты лучше сам вон куда взгляни! – Сириус указал пальцем через плечо Поттера.
Джеймс перестал хохотать и развернулся: вдоль темного коридора медленно прогуливались Лили Эванс и Северус Снегг…
Спустя четверть часа, вслед за еще одним ударом колокола в коридоре послышался голос Слизнорта:
- Перемена закончена. Возвращаемся в класс!
Едва устроившись на своем месте, Джеймс понял: за прогулкой вчерашних попутчиков наблюдали не только они с Сириусом. Уилкис и Мальсибер с двух сторон наседали на Снегга. Всего, что они высказывали Нюниусу, было не слышно. Но чаще других проскакивало: честь, Слизерин и грязнокровка. Снегг молчал. Уже профессор призвал класс к вниманию, а на последней парте все никак не могли успокоиться. Только теперь совсем перешли на шепот.
- Итак, продолжим, – Слизнорт покосился на слизеринцев, но замечаний делать не стал. – Теперь давайте разберемся, где применяется настойка полыни. Записывайте!
- Я как-нибудь сам решу, что мне делать! – неожиданно на весь класс прозвучало с последней парты.
- Вот как! – брови профессора встали домиком. – Что ж, мистер Снегг, можете не писать. Если только знаете в состав каких зелий входит эта настойка…
Слизнорт медленно направился к задней парте. Студенты, все как один провожали профессора взглядом.
- Так сколько же вы знаете зелий, где применяется полынь?
- Больше десятка, – Северус резко поднялся и посмотрел прямо в глаза преподавателю.
- Так-так! – Слизнорт удивился еще больше, но своего взгляда не отвел. Только слегка нахмурился. – И самое известное из них?
- Усыпляющее зелье. Или напиток живой смерти…
- Замечательно! А что касается остальных девяти, – студент и профессор продолжали смотреть друг на друга в упор, – жду от вас реферат к следующему занятию. Расскажете сокурсникам о своих познаниях. Я же с удовольствием уступлю вам свою кафедру. На время… Садитесь!
Снегг подчинился. Безропотно. Слизнорт еще некоторое время постоял над ним, глядя на заросшую сальными волосами макушку:
- До чего же горькая травка – эта полынь… - задумчиво проговорил он и направился к кафедре. – Записывайте!..

- Можно?
Темнокожий юноша оглянулся из-за гриффиндорского стола на троих первокурсников и слегка подвинулся. Большая часть его курчавых волос была небесно-голубого цвета. Но это не помешало Джеймсу узнать в парне соседа по вчерашнему банкету. Бруствер и сам узнал их:
- Как проходит первый день?
- Скучно. Только и знаем, что пишем, – отозвался Поттер.
- Скучно? – переспросил Кингсли. – А что у вас было? История магии?
Троица молчала с незадачливым видом. История магии стояла в их расписании сразу после обеда. Неужели будет еще хуже?
Ребят опередила с ответом скороговорка Долгопупса:
- Нет! Они из подземелья после зельев! Садись, Алиса! - на обед Фрэнк пришел не один. - А ты, Кингсли, добрался до трансфигурации человека?
- Ты об этом? – усмехнулся Бруствер и указал на свою голову вилкой. – Это все чепуха! Немного перестарался. МакГонагалл сказала, что через пару дней все пройдет. Зато как было интересно! И весело! Не то, что у новичков.
- А вы думали, сразу начнете действовать палочкой? – улыбнулась вконец растерянным первокурсникам Алиса. – Нет, ребята. Придется подождать, поднабраться теории. Так все начинают.
- Через месяц отправите в полет перышко, – перебил ее Фрэнк.
- А лет через пять перекрасите волосы! - добавил Кингсли.

Бруствер оказался прав. Урок истории магии прошел еще скучнее, чем занятие у Слизнорта. Хотя перед его началом Блэк и Поттер успели повеселиться.
После сытного обеда ребят слегка разморило. Но если Джеймс и Сириус еще как-то пытались бороться со сном, то Питер полностью отдался ему во власть. Подперев рукой щеку, он откровенно клевал носом.
Звучный удар в колокол заставил Петтигрю встрепенуться. С трудом разлепив глаза, Питер посмотрел на закрытую дверь кабинета:
- Опаздывает профессор, – сказал он и широко зевнул. – Может еще подремать?
- Не получится, Питер! – давясь от смеха, прошептал Сириус. – Бинс уже здесь!
- Ты просто не туда смотришь! – с улыбкой добавил Джеймс. Затем ткнул Питера в бок и кивнул головой в сторону классной доски. Через нее в аудиторию медленно просачивался призрак.
- Не может быть… - спать Петтигрю перехотелось сразу.
- Да, Питер. Да! - с двух сторон тихо, но от всей души смеялись Блэк и Поттер. - Учить нас будет привидение!
В отличие от Слизнорта, профессор истории магии не стал знакомиться с классом. И не стал ничего требовать от студентов. Наоборот! С самого начала Бинс сказал, что они могут не записывать его лекции. Могут их не слушать. Да что там! Они могут вообще не ходить на занятия. Но на экзамене в конце года он спросит с них за все!
Вводная часть курса была закончена. Бинс плавно переместился по воздуху к профессорской кафедре. Затем выложил на нее пухлую тетрадь, такую же полупрозрачную как он сам, и принялся ее листать. Найдя нужную страницу, заунывным голосом профессор начал читать:
- «Лето 142-го года выдалось знойным, как никогда. Солнце нещадно палило Вечный город. Уже прошло пять дней, как Сенат досрочно объявил о каникулах. Император Антонин такой роскоши позволить себе не мог. На то он и император! Единственное, что он мог себе разрешить - на время покинуть Рим.
Здесь в Тибуре жара стояла такая же, как и в столице. Но все же в открытой беседке под сенью деревьев у Канопы вершить государственные дела было легче, чем в духоте дворцового кабинета. Сегодня наконец Антонин решился доверить бумаге свою давнюю мысль. «Любой раб, в случае жестокого обращения с ним, вправе искать убежища у статуи императора. Далее судьбу раба решать городу…» - вывел он на пергаменте и надолго задумался.
Неожиданный негромкий щелчок оторвал Антонина от размышлений. Щелчок прозвучал совсем рядом. А вслед за ним из знойного марева возникла фигура седовласого старика в рваной тоге и стоптанных сандалиях. На бегу вынимая короткие мечи, стража бросилась к незваному гостю…»
Класс в унисон голосу профессора скрипел перьями в тетрадях. Студенты пока еще старались записывать рассказ учителя слово в слово:
- «Кто ты? Как проник сюда? И зачем?
- О тебе говорят, что ты мудр, император! – воины прижимали старика лицом к мраморному полу, но в его голосе звучал вызов. – Хочу сам убедиться в этом!
- Так ты подобно богам свалился с небес, чтобы испытать меня? – старик отнимал у него драгоценное время, однако заинтересовал своим появлением. – Уж не сам ли Юпитер прислал тебя?
- Стало быть, это почести его посланнику… – старик попробовал пошевелиться, но ему это не удалось. – Нет, император. Я пришел по своей воле. И хотя мне далеко до богов, я могу дать тебе и твоему народу двадцать лет мира. Ты сумел убедить Рим, что война тебе не по душе. И Сенат, и граждане приняли твои стремления к покою империи. Но тебя утомляют мелкие стычки в Британии…
- Я мог бы полностью истребить каледонцев! – Антонин взмахом руки приказал страже отпустить пленника. – Сил у меня хватит. Но и потерь не избежать. Эти северяне готовы сражаться даже мертвыми. Для меня же лучше сохранить жизнь одного гражданина, чем убить тысячу врагов!
- Значит, ты готов принять мое предложение? – старец поднялся и заглянул в глаза Антонину. – За эти годы твоя империя расцветет как никогда. Ты сравнишься славой фортификатора со своим предшественником Адрианом. Но именно тебя потомки назовут идеальным монархом!
- Что тебе нужно для этого? – смеясь и не веря ни единому слову, спросил Антонин. – Деньги? Войско? Рабы?..
- Нет, император! Всего одна ночь.
- И что ты попросишь взамен?
- Можешь осыпать меня золотом… Можешь казнить… – не сводя глаз с лица императора, ответил старик. – Я весь в твоей власти…»
К середине урока большинство студентов отложили перья. Теперь они только слушали. Профессору Бинсу было все равно. Монотонным тягучим голосом он продолжал рассказывать, как в подтверждение своих сил старик для начала призвал на Тибур ливень. А уже к утру британский остров еще раз оказался перегорожен - вал из камня и торфа имел в длину без малого сорок миль. Старик оказался искуснейшим магом! И он не солгал: римляне получили обещанный мир…
- «На время вал сумел остановить набеги каледонцев, но не заставил смириться. Долгие годы гордые племена собирались в великую силу. Двадцать лет они ждали часа, когда однажды на рассвете укрепление исчезнет так же, как и появилось. Они твердо знали, что он придет!»
Время урока близилось к концу. Тема была интересной, но своим голосом профессор умудрился усыпить половину класса. Бинс закрыл тетрадь и поднял взгляд в аудиторию. Не обращая на спящих никакого внимания, он закончил лекцию своими словами:
- Спустя годы римляне ценой огромных потерь и неимоверных затрат сумели восстановить Антонинов вал. Но это их не спасло. Начало изгнанию захватчиков из Британии было положено. Впрочем, эта история к магии никакого отношения не имеет. Урок окончен! – объявил Бинс и поплыл к доске.
- Профессор! – окликнула его в спину Лили. Она была одной из немногих, кто сумел выслушать историю полностью. – Вы не сказали самого главного! Как звали того старика?
Бинс развернулся и выставил из доски голову в класс:
- Увы, мисс… - профессор скорчил недовольную мину. – История не сохранила его имени. Известно только, что мальчиком он служил пажом при королеве Боудикке. И что целью его жизни была месть римлянам за растоптанную честь госпожи и ее дочерей….

…А вот Алиса в своих предсказаниях ошиблась: Поттеру довелось применить магию уже на следующий день! Да еще так, что об этом заговорила вся школа! Хотя начиналась пятница для троих гриффиндорцев не совсем хорошо. Со сплошных опозданий…
- Ты вставать сегодня думаешь? - окликнул Питера Сириус. Они с Джеймсом уже собрались, а Петтигрю продолжал валяться в кровати. - Мы уходим.
Эти два слова подействовали на Питера похлеще будильника. Через
секунду он уже стоял посередине спальни:
- Джеймс! Сириус! Подождите! Не оставляйте меня! Один я заблужусь… - залепетал Петтигрю, заглядывая сокурсникам в глаза. – Нам семь лет жить под одной крышей... Мы должны стать друзьями... Должны помогать друг другу...
- А мы что? Против? - остановил его Джеймс. – Только если хочешь идти с нами, одевайся. И поскорее! Выспишься в выходные...
Еще несколько минут у мальчиков отняла лестница. Они опустились примерно до ее середины, как вдруг оказались отрезанными от всего мира. Оба пролета – и снизу, и сверху словно сговорившись, пришли в движение.
Когда гриффиндорцы все же сумели добраться до Большого Зала, оказалось что студентов здесь можно пересчитать по пальцам. За столом преподавателей не было вообще никого.
- Есть два варианта, – взъерошил волосы Поттер. - Опоздать на занятия сытыми или попробовать успеть, но голодными.
- Я бы выбрал первый, - отозвался Петтигрю. - Изучать заклинания натощак...
Сириус взглянул на часы и неожиданно поддержал Питера:
- Нам уже не успеть по любому. Так зачем опаздывать голодными?
Наскоро запив остывшим чаем почти холодную кашу, ребята снова выбежали к лестнице. Звон колокола возвестил о начале занятий и придал мальчишкам скорости...
- Как я понимаю, мужская половина Гриффиндора?
Преподаватель заклинаний уже успел провести перекличку и начал лекцию, когда дверь в класс приоткрылась. Фамилия преподавателя была Флитвик. И ростом он, мягко говоря, не вышел. Для того чтобы профессору видеть класс и быть видимым самому, рядом с кафедрой громоздилась книжная стопа. Она-то и делала профессора почти вдвое выше.
- Почему опоздали? - черные, жесткие как щетка усы Флитвика недовольно приподнялись.
- Мы немного заблудились, профессор, - не моргнув глазом, соврал Питер.
- Мистер? - Флитвик вопросительно посмотрел на него.
- Петтигрю, - представился Питер.
- Хорошо. С мистером Блэком имела честь познакомиться вся школа. Значит вы, - профессор перевел взгляд на Джеймса, - мистер Поттер?
- Да.
- Что ж, заблудиться в Хогвартсе новичкам проще простого, - по-видимому, объяснение Питера устроило Флитвика. – Рассаживайтесь и мы продолжим. До вашего прихода мы говорили о том, что более двух тысяч комнат замка...
- Сколько? – вынимая из сумки перо и чернильницу, громко переспросил Джеймс.
- Если быть точным, две тысячи восемнадцать комнат, кабинетов и прочих помещений, - повторил профессор. - А также сто тридцать восемь лестниц...
- Сколько? - снова спросил Джеймс.
- У вас, Поттер, плохо со слухом?
- Нет, профессор. Со слухом у меня нормально, – Джеймс не стал обращать внимания на смешки, покатившиеся по классу. – Просто я слышал о других цифрах…
- Эти цифры, мистер Поттер, приведены в "Истории Хогвартса", – сердито сказал Флитвик. За минуту Джеймс умудрился прервать его три раза. - Советую вам почитать эту занимательную книгу. Она же научит вас в будущем не блуждать по замку. Могу вам ее одолжить! А кстати, - хитро прищурился преподаватель заклинаний, – я слышал о вашем владении манящими чарами. Хотелось бы посмотреть!
Джеймс поднялся с волшебной палочкой в руках. Над ним уже не смеялись. Наоборот, все с интересом следили, что он будет делать. Одна лишь Эванс, подперев обеими руками щеки, показывала Поттеру свой рыжий затылок.
- Давай! - прошептал Сириус.
Голос друга придал Джеймсу смелости:
- Акцио, "История Хогвартса"!
Увесистый том вылетел из основания стопы и, рассекая воздух, понесся через класс. Лишившись фундамента, профессорский «пьедестал» посыпался как карточный домик. А сам профессор под грохот падающих книг свалился за преподавательский стол.
"Все! Мое первое волшебство в школе, - подумал Джеймс, – оно же последнее…" А вслух, с дрожью в голосе спросил:
- Вы живы, профессор?
- Да-да. Не беспокойтесь! - над столом показалась рука Флитвика с поднятой вверх палочкой, за нею макушка и усы. На большее преподавателю заклинаний не хватало роста. Легкое и почти незаметное движение палочкой заставило вернуться на место рассыпавшиеся книги. Все кроме "Истории Хогвартса". Она так и осталась лежать перед Джеймсом. Потирая ушибленный бок, профессор осторожно взобрался на шаткий пьедестал.
Студенты не шевелились. Класс замер в ожидании бури. Но вместо того чтобы как-то наказать Джеймса, восторженным голосом Флитвик почти закричал:
- Браво, Поттер! Браво! Не всякий выпускник Хогвартса в силах вытянуть носовой платок из собственного кармана. А тут какой-то мальчишка... Без году неделя... Нет слов! Просто нет слов! Двадцать очков Гриффиндору!
С видом триумфатора Поттер опустился на стул. Еще бы! Вместо исключения из школы, его наградили! Вокруг восторженно гудели сокурсники. Глядя на Джеймса с восхищением, Питер крепко пожал ему руку. А Сириус с довольным видом просто выставил вверх большой палец.
Однако долго наслаждаться успехом Поттеру не пришлось. Флитвик быстро успокоился сам и потребовал того же от класса – урок еще не закончился:
- Продолжим! Итак, эти комнаты, лестницы, башни… - на всякий случай профессор покосился на Поттера. Но тот уже раскрыл «Историю Хогвартса» и принялся быстро ее перелистывать. Больше ничего переспрашивать он не собирался. Джеймс вообще вряд ли слышал, о чем говорит преподаватель. – Словом, весь замок был создан при помощи заклинаний. Конечно такое не каждому по силам. Но основатели Хогвартса были великими волшебниками! Вам же за семь лет пребывания в этих стенах предстоит если не достичь их мастерства, то хотя бы чему-то научиться. Посему, доставайте перья! Начнем с азов…
Следующие полтора часа Поттер вместе со всеми корпел над пергаментом. Но время от времени поднимал голову от письма и заглядывал в раскрытую перед ним «Историю Хогвартса». Затем ненадолго задумывался, по привычке взъерошивал волосы и снова хватался за перо…
- Вы идите, – сказал Джеймс друзьям сразу после урока. – Я догоню вас. Вот только книгу верну.
- Мы тебя ждем в коридоре, – согласился Сириус и взялся за сумку. – Пошли, Питер!
Но Флитвик сам, увидев, что все кроме Поттера покинули класс, бодро спрыгнул на пол и сам направился к нему. Профессор наверняка услышал о намерении Джеймса:
- Ни в коем случае! Можете оставить «Историю Хогвартса» у себя. Пусть она будет наградой победителю! - задрав кверху голову, Флитвик довольно улыбался. – Думаю, книга вам еще пригодится!
Слегка сбитый с толку, с растерянным видом Джеймс держал в руках неожиданный подарок. Затем попытался втиснуть «Историю Хогвартса» в сумку, но книга никак не хотела туда помещаться. В конце концов, пришлось просто сунуть ее под мышку:
- Спасибо, профессор! – поблагодарил Поттер и поспешил из класса. – До свидания!
Коридор был полон, студенты Хогвартса спешили на следующий урок. Увидев друзей, Джеймс гордо поднял книгу над головой:
- Подарок от Флитвика!
- Эй, Поттер! – неожиданно раздалось над ухом. – А что же ты не переспросил, сколько тебе дали очков?
Джеймс оглянулся. В этой толчее он и не заметил, что поравнялся со своими сокурсницами. Лили смотрела на Поттера не очень дружелюбно, зато Мэри весело смеялась:
- Глядишь, профессор бы еще добавил!
- Пойдем, Мэри! – Увлекая за собой, Лили дернула подругу за мантию.
- Слушай! А чего ты в самом деле заладил: сколько, да сколько? – едва мальчики остались втроем с иронией поддел Сириус Джеймса. - Ты не читал "Историю Хогвартса"?
- Да я ее наизусть знаю! – горячо воскликнул Поттер. – Я по ней читать учился! Только понимаешь, у Флитвика учебник совсем новый. Еще краской пахнет. А дома, - Джеймс на ходу раскрыл книгу, из-за которой школа едва не лишилась профессора заклинаний, и глубоко вдохнул, - «История» еще моей мамы!
- И что?
- А у меня никогда не было такой книги, – тихо вставил жалобным голосом Питер.
- Держи! - Джеймс протянул ему трофей и снова повернулся к Сириусу. - А то! В моей книге количество всего, что есть в Хогвартсе намного меньше, чем в этой!
- Значит... - Сириус начал понимать к чему клонит Джеймс.
- После договорим! - остановил его Поттер. – Бежим! А то снова опоздаем!
Первые же слова МакГонагалл поразили гриффиндорцев:
- Поздравляю, мистер Поттер! За то, что я хотела вас наказать, профессор Флитвик дал вам награду, – декан явила чудеса осведомленности. - Да-да! Не удивляйтесь. Вести в Хогвартсе разносятся быстро. Хочу надеяться, что и в этом кабинете вы не ударите в грязь лицом!
Долго размышлять, чего в словах МакГонагалл было больше: похвалы или упрека, Поттеру не пришлось. Вместе с ударом колокола профессор начала занятие. Нужды знакомиться со студентами и представляться самой, у нее уж точно не было.
- В этом классе вам предстоит учиться превращать предметы и живую природу в нечто иное. Отличное от их сути. Например, вот так…
Профессор достала волшебную палочку и нацелила ее на подставку для карандашей. Спустя мгновение подставка исчезла. На ее месте появилась хрустальная ваза с цветами. Белые розы были великолепны! Класс восторженно ахнул, а Джеймсу вспомнились слова Кингсли: на трансфигурации было интересно! А в том, что на уроках у строгой МакГонагалл кое-кто может и повеселиться, Поттер убедился всего через пару минут.
- При всей видимой легкости подобных превращений, - подставка перед МакГонагалл снова ощетинилась заточенными карандашами, – постижение трансфигурации – процесс не простой. А порой и не безопасный. Потому вольностей на своих уроках я не потерплю! Вам что-то непонятно, мисс Макдональд? – Профессор увидела поднятую руку.
Получив разрешение спросить, Мэри поднялась со своего места. Несмотря на суровое предупреждение, в карих глазах девочки горели задиристые огоньки. Судя по всему, посмеявшись над Джеймсом, она только вошла во вкус. С лукавством в голосе, Мэри начала:
- В нашем учебнике написано, что вершиной владения трансфигурацией для волшебников есть проявление у них анимагических способностей.
- Именно так.
Профессор согласилась и с Мэри, и с учебником. А для тех, кто его еще не читал, объяснила подробнее:
- Принято считать, что возможность мага или колдуньи превращаться в животное по собственному желанию, нормально существовать в таком виде, а затем принимать свой прежний облик – большое достижение! Это все что вы хотели узнать?
- Там также сказано, что Министерство магии ведет специальный реестр таких волшебников, – Макдональд садиться не собиралась.
- Совершенно верно, – МакГонагалл уже поняла, чего добивается от нее Мэри. Но едва сдерживая улыбку, давала возможность сказать девочке все, что та хотела.
- На сегодняшний день в нем только семь имен. И одно из них ваше…
- Здесь тоже нет никакой ошибки.
От такой новости первокурсники тихонько загудели. Беседа профессора и студентки никого в классе не оставила равнодушным. Интерес к ней возрастал с каждым словом. Чувствуя поддержку класса, Мэри решила идти до конца. Огоньки в ее глазах разгорелись еще больше, щеки порозовели. Набрав полную грудь воздуха, с надеждой в голосе она спросила:
- А вы бы могли показать нам…- Мэри шумно выдохнула. - Как это делается?!
Профессор МакГонагалл жестом предложила девочке сесть на место:
- Принимая меня на работу, директор просил по возможности демонстрировать это мое качество. Как пример для студентов. Что ж, - класс загудел громче и профессор заговорила строже, призывая его к тишине, - для меня это не составляет труда. Но зарубите себе на носу: я вовсе не склонна устраивать здесь шоу. Поэтому не надейтесь еще раз увидеть подобное в моем исполнении!
Закончив речь, профессор присела на стул и… пропала. Но студенты не успели даже моргнуть, как на преподавательский стол запрыгнула полосатая со светлыми подпалинами вокруг глаз кошка! В ее полностью полосатой окраске выделялись два светлых пятна вокруг глаз. Удивительно, но своей формой подпалины повторяли профессорские очки. Кошка завернула хвост вокруг передних лап хвост и строгим, как у МакГонагалл взглядом обвела застывший в изумлении класс.
- Надеюсь, я удовлетворила ваше любопытство, – профессор трансфигурации снова приняла человеческий облик. – Теперь вернемся к уроку. Приготовьтесь записывать, что я буду говорить. Будьте внимательны! Помните, малейшая ошибка в процессе превращений может привести к непоправимым последствиям! – МакГонагалл почти слово в слово повторила то, что вчера студенты услышали от Слизнорта.

- О! Мой любимый суп с мясными шариками! Будете? – Питер с разливной ложкой в руках поднял крышку над супницей. – Давай тарелку, Джеймс. Кстати, ты не забыл, что собирался нам рассказать?
- Нет, конечно…
- Молодец! – в который раз Поттер успел убедиться, что новости в замке летают быстрее сов. И по пути на обед, и в Большом Зале каждый гриффиндорец считал своим долгом поздравить его с первыми очками в копилку факультета. Благо, что Джеймс успел поставить тарелку на стол. От похлопывания по плечам его мантия легко могла оказаться в жирных пятнах. – Если так пойдет, Кубок школы у нас в кармане!
- Или Хогвартс останется без преподавателей! – громко сказали за столом когтевранцев. – Как бы мы жили без своего декана?!
Польщенный вниманием Джеймс улыбнулся:
- Давайте-ка поедим, парни. Поговорить нам здесь не дадут!

Пообедав, мальчики направились на поиски места, где можно было бы поговорить без посторонних. Они прошли через вестибюль, спустились по лестнице и оказались в небольшом безлюдном холле. Вдоль одной из его стен в четырех полукруглых нишах стояли большие песочные часы. Но часами их можно было назвать только из-за формы. Вместо песка в стеклянных колбах искрились драгоценные камни.
- Так вот… - негромко начал Джеймс.
- Любуешься, Поттер? – девушка с эмблемой Пуффендуя на мантии перегнулась через перила и с интересом рассматривала ребят.
Джеймс начал злиться: им снова помешали. К тому же он не знал что ответить. Помощь пришла неожиданно. Причем оттуда, откуда ее можно было ждать меньше всего. Надменный голос медленно и с пренебрежением произнес:
- Смотри-ка, Нарцисса! Джоркинс опять что-то вынюхивает, – лестница пока еще скрывала того, кому этот голос принадлежит.
Девушка резко отстранилась от перил. Затем быстро взглянула наверх, недовольно фыркнула и со всех ног припустила по лестнице. Навстречу ей по ступеням покатился злой и холодный смех.
Увидев первокурсников, Люциус Малфой смеяться перестал, но руку с плеча Нарциссы не снял. Обнявшись, неспешной походкой староста Слизерина и кузина Сириуса приближались к гриффиндорцам.
- Что, Поттер, приз пересчитываешь? – кивнул Малфой на пламенеющие рубины. – Не волнуйся! Не обманут…
Люциус и Нарцисса остановились в паре шагов от ребят. Слегка прищурившись, словно оценивая, чего тот стоит Малфой смотрел на Джеймса. Поттер отвечал ему тем же. Рядом с ироничной улыбкой на лицах не спускали друг с друга глаз двое Блэков. И только Питер вертел головой, переводя недоуменный взгляд с одной пары на другую.
- …Но знай! Сколько бы очков ты не заработал, победа все равно будет за Слизерином! – Люциус ткнул пальцем в часы с изумрудами. - Пойдем, дорогая, – увлекая девушку за собой, Малфой опустил руку с плеча Нарциссы на ее талию.
- Кто-нибудь объяснит мне, что все это значит? – спросил Петтигрю, когда парочка скрылась из виду.
- Часы показывают, сколько сейчас очков у каждого факультета. И эти двадцать рубинов, – быстро сказал Джеймс, - моя награда от Флитвика. Но сейчас важно не это. Вспомни, Питер, что ты говорил утром. Нам семь лет жить под этой крышей?
- Да, – соглашаясь, кивнул головой Питер.
- И на это время Хогвартс должен стать нашим домом! Правильно?
- Да, – Питер продолжал кивать. Сириус же молчал и только улыбался.
- Но ведь у себя дома ты не натыкаешься на стены? Не падаешь с лестницы? Не блуждаешь в поисках нужной комнаты?
- Нет, – Петтигрю теперь тряс головой из стороны в сторону, чем совсем рассмешил Сириуса.
- А значит… Мы должны узнать школу как свой собственный дом! Все кабинеты, башни, коридоры… – Джеймс говорил все громче и горячее. – Но самое главное: разные цифры в «Историях Хогвартса» говорят о том…
- Что замок еще не исследован до конца! – закончил вместо друга смеющийся Сириус. – И тебе не терпится раскопать здесь что-нибудь новенькое, неизвестное…
- И это тоже! – воскликнул Поттер и вскинул руку, окончательно разлохматив прическу.
- Согласен, – задумчиво проговорил Питер. - Узнать замок, конечно, нужно. Только когда ты собираешься это делать? Мы целыми днями на занятиях. И уже навалили столько всего на дом…
- Вот! Только и знаем, что пишем, пишем! Нисколько не удивлюсь, если сейчас и Прюитт начнет урок словами: «Достаньте тетради, чернила…» - Поттер совсем распалился. – Того и гляди скоро мозоли натрем от пера! Предлагаю! Домашние задания сделать в воскресенье. А завтра прямо с утра начать освоение замка. Хогвартс должен принадлежать нам!
Теперь уже Сириус, соглашаясь с Джеймсом, закивал головой. Но и Питер не преминул напомнить:
- А еще мы собирались выспаться…
Прочитать весь фанфик
Оценка: +996


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0365 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 00:21:42, 16 Sep 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru