> Ухаживая за

Ухаживая за

Имя автора: Fang's Fawn
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма
Саммари: Летом, перед шестым курсом Гарри находит в саду раненную летучую мышь и решает ее вылечить... Снейп, сам того не желая, узнает каким человеком на самом деле является Гарри Поттер.

Разрешение на перевод, благодаря Incantos, есть.

Переведено специально для Лаборатории Переводов.
Дисклеймер: Права на Гарри Поттера принадлежат Дж.К. Роулинг
Имя переводчика: The Queen of dark
Название оригинала: In Care of
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/4927160/1/In-Care-Of
Прочитать весь фанфик
Оценка: +12
 

Мы выберемся отсюда

И всё таки это правда.
Слова Петуньи окончательно подтвердили, что расшибленый нос Поттера не является следствием подростковой драки со здоровяком кузеном.
Заниматься самообманом больше нельзя.
И сейчас, Снейп не мог понять, почему так долго отрицал очевидное, происходившее прямо под его носом. Хотя и случаев подобного жестокого обращения до этого не происходило. Как-то Дамблдор намекал, что Сортировочная шляпа хотела отправить Поттера на Слизерин (если бы это произошло, Джеймс Поттер в гробу перевернулся), и теперь было понятно почему. Поттер умел молчать, когда нужно... но в данном случае, подобная тактика была ошибочной.
Снейп не раз наблюдал в Штаб-квартире, как Молли Уизли неодобрительно поджимает губы каждый раз, когда речь заходила о семье Поттера. Он также слышал, как Минерва описывала их, как "самымх худших магглов, которых только можно представить". Заметил он и то, что мальчик с сентября по июнь оставался в школе, ни разу навестив Литтл Уингинг. Он даже подметил то, что за завтраком к Поттеру никогда не прилетала сова с письмами. А однажды при Снейпе, Дамблдор довольно грустно отметил, что сожалеет о том, что Поттер не получает той теплоты и заботы, которые заслуживает, находясь на попечении тётки.
Да и это неприятное замечание Драко на уроке зельеварения, сказанное им ещё на первом курсе:
- Мне так жаль тех людей, которые остаются в Хогвартсе на Рождество, потому что их никто не ждёт дома.
Казалось, что Поттера это замечание нисколько не задело, а потому Снейп отмахнулся от него, не придавая особого значения.
Заброшенный ребенок... Скорее всего именно так думали взрослые колдуны о Поттере. Что он запуганый и даже забитый. Что исполняет слишком много обязанностей и слишком мало ест, что получает мало любви. Снейп не обращал внимания на все эти негативные замечания учителей и членов Ордена, не понимая этого стремления взрослых волшебников опекать и защищать Поттера.
Но он понимал, что даже учитывая то, как они смотрели на него, со снисхождением и благоговением, суетясь вокруг него по очереди, никто из них не подозревал о телесных наказаниях. Ни Молли с ее гиперопекой, ни Минерва, глава его факультета, ни Филиус со своим острым и проницательным умом, ни даже Поппи Помфри, которой каждый семестр приходилось осматривать Поттера в лазарете.
И даже Дамблдор, у которого было слишком много обязанностей, и порой он мог упустить очевидное, хотя всегда желал всем только добра.
Снейп понимал, что он сам мог давно уже это заметить, с его то горьким опытом, пережитым в детстве, и тот факт, что он это не сделал, сильно расстраивал его.
Он подумал о том, что бы могла почувствовать Лили, если бы увидела своего сына час назад, то как мальчик спокойно, даже с каким-то пугающим равнодушием, останавливал носовок кровотечение. И эта мысль буквально заставила его почувствовать, как острые когти словно на части рвут его сердце.
И почему он ни разу не видел воспоминаний мальчишки об этом в прошлом году?
Конечно существовала вероятность того, что физическое насилие бывало крайне редко. Пренебрежение своими обязанностями и суровость были, но если бы Поттера постоянно били, то наверняка он бы был распределен на его собственный факультете, или возможно, к Филиусу или к Помоне? Чаще всего дети, подвергавшиеся домашнему насилию, попадали именно на факультет Снейпа, рано научившись выживать и изворачиваться. Реже они распределялись на факультеты Флитвика или Спраут. Те, что пытались спрятаться от реальности в мире книг, попадали на Равенкло, а те, которые были сломлены духом - на Хаффлпафф. И крайне редко такие дети попадали на Гриффиндор.
Но, в конце концов, это же Поттер, мальчик, который выжил, вопреки всякой логике.
Да и даже если внутри пацан был с гнильцой, то его все равно сильно шокировало, то, чему он был свидетелем.
Он посмотрел на кровать. Казалось, что Поттер спит, его глаза были закрыты, а дыхание было глубоким и ровным. Без очков, он был больше похож на Лили, высокие скулы неплохо компенсировали худощавое лицо Джеймса. И это достоинство уродовал темнеющий синяк, словно тень легла на щеку.
Снейпу очень сильно хотелось верить в то, что грубость старшего Дурсля началась недавно - может быть нападение Дементора на его сына могло спровоцировать подобное поведение. А возможно он просто пил, как и отец самого Снейпа. А может быть дела пошли плохо, а тут появился Поттер, на котором можно сорвать злость.
Но как бы ему не хотелось убедить себя в этом, поведение мальчика напрочь отвергало эту теорию. Конечно он был расстроен, но совсем не так, как если бы подобное произошло впервые. Никакого страха, только ярость и злость. Никакого шока или удивления, когда он начал приводить себя в порядок, только правильно остановил кровь да методично уничтожил все ее следы, чтобы не капнула на пол или кровать.
Короче говоря, вел себя также как и сам Снейп, после "тесного общения" с отцовскими кулаками. Так, словно это было в порядке вещей.
Что же по поводу неудачных уроков по окклюменции, то, бывали случае, когда даже природные окклюменты не могли спрятать все под давлением сильных эмоций. Он сам, довольно неплохо разбиравшийся в этой науке, по сравнению с тем же Дамблдором и Волдемортом, опасаясь, что Поттер увидит некоторые его воспоминания, убрал в Омут Памяти самые болезненные из них. Так неужели Поттер смог спрятать воспоминания о домашнем насилии, под эмоциями от нападения на Блэка дементоров и безжалостного убийства Диггори на кладбище?
Внезапная, сильная и совершено неожиданная волна жалости к мальчику, охватившая его, буквально поразила Снейпа. Он снова посмотрел на кровать. Было сейчас что-то трогательное в лице мальчика. Чаще он выглядел младше своего возраста, но сейчас, в этот страшный момент, он казался старше, было в его лице что-то, что придавало ему вид мрачный и серьезный, словно он нес на себе тяжкое бремя, которое не то что юноше, ни каждому взрослому мужчине по плечу. И среди всего, что свалилось на его узкие плечи, жестокость дядюшки, по предположению Снейпа, была ещё не самым худшим.
Если Поттер действительно терпел побои годами, то он переносил их молчаливо, не жалуясь никому. Снейп знал, что если бы Уизли об этом стало известно, то он бы все рассказал Грейнджер, а та в свою очередь посчитала бы своим долгом сообщить об этом преподавателю. Слаб ли Поттер? Отнюдь, он обладал большой силой духа, которую редко можно встретить.
Он сидел на дне клетки, ощущая себя полностью разбитым. Вся его предвзятость к Поттеру рушилась.
Вопрос состоял в том... что ему делать со всем этим. Что теперь?
Пока он не мог сделать ровным счётом ничего, только наблюдать, ждать и выздоравливать.
Кстати о выздоровлении... его взволновал вопрос о том, действительно ли Дурсли собираются лишить парня еды на два дня. Если Поттер не сможет его кормить, то его состояние может ухудшиться. Сейчас Снейп подчинялся законам законам своей анимагической формы, а учитывая, что у летучих мышей ускоренный метаболизм, им требовалось много пищи. Может он сейчас и не шел так быстро, как, например, когда Снейп летал, сжигая за раз огромное количество энергии, но он все равно оставался достаточно быстрым а если ещё учесть его физические повреждения...
Поттер обещал достать ему еды, и учитывая то, что парень уже сделал для него, Снейп верил, что он постарается это сделать.
Он лишь надеялся, что Поттер не пострадает из-за этого.
***

Тук-тук. Тук-тук-тук.
Снейпа вырвал из задумчивости какой-то настойчивый стук в окно. Проснвшись, Поттер сел и посмотрел прямо на источник звука. На него в ответ смотрел маленький взъерошенный комок перьев, дрожавший от нетерпения.
Поттер вскочил на ноги, его лицо посветлело, а все тени, омрачавшие его, исчезли, разрушая иллюзию зрелого, обремененного тяжким бременем мужчины, и Снейп увидел лишь обычного нетерпеливого мальчишку.
- Это от Рона! - Воскликнул Поттер и поспешил к окну. Он широко отрыл его, и пушистая маленькая серая сова влетела вовнутрь, радостно чирикая от того, что справилась с заданием. Толстый конверт, привязанный к ее лапке, сильно нарушал ее баланс во время полета.
- Смотри, Спартак... Стрелка тоже здесь! - Поттер потянулся к веткам дерева, раскинувшегося за окном, и взял в руки большую, очень пожилую сову, которая выглядела измученный, и это было совсем неудивительно - к ее лапе был привязан весьма объемный пакет. Поттер посадил сову к себе на кровать и начал освобождать ее от поклажи. Она слабо ухнула в знак признательности.
В то время как крошечная и очень активная сова, со звуком стукнувшись об клетку, начала безостановочно кружить вокруг нее, словно пчела вокруг цветка. Снейп в отвращении взглянул на нее, поджав губы.
- Ну все, лети сюда Сыч. Не тревожь Спартака, ему сейчас и так нелегко. Давай я посмотрю, что Рон прислал. - Поттер поймал маленькую сову и отвязали от ее лапы письмо.
Сыч? Снейп был в недоумении. Почему этот пустоголовый Уизли назвал сову Сычом?
Поттер вынул письмо, и открыв его, начал читать. Снейп бы не смог сказать, почему, взглянув на счастливое выражение на избитом лице мальчика, он почувствовал боль в груди.
Всё ещё улыбаясь, Поттер положил письмо на стол и начал разворачивать посылку, используя небольшой перочинный нож с несколькими лезвиями.
- Ух ты! Спасибо миссис Уизли! - Он усмехнулся и повернулся к Снейпу. - Спартак, у нас отличный повод для радости... Миссис Уизли прислала еду. Я знаю, что пирожки с мясом тебе вряд ли будешь есть, но здесь есть несколько фруктовых пирожных, адресованных тебе лично!
Ещё в коробке Снейп заметил карточку с запиской - обычно на таких карточках, украшенных цветочками, ведьмам нравилось оставлять небольшие заметки. Поттер открыл ее и начал читать, улыбка всё ещё была на его лице, правда стала какой-то грустной и задумчивой. Не сказав ни слова, он отложил ее в сторону.
- Так хорошо, Сыч, я уже написал письмо, которое ты отнесешь Рону. Хочешь остаться и немного отдохнуть или сразу полетишь назад? - Спросил Поттер, вынимая конверт из ящика письменного стола.
"Сыч" моментально подлетел к руке Поттера и мальчик привязал письмо к его лапке. Быстро и ласково клюнув мальчика в запястье, он вылетел в окно.
- Стрелка, у тебя я даже не буду спрашивать хочешь ли ты остаться, тебе это просто необходимо. - Говорил Поттер, поднимая пожилую сову к себе на стол. Он вылил остаток воды и своего стакана в поилку Хедвиг, которую он еще раньше вытащил из клетки, чтобы дать Снейпу больше пространства. В кормушку он положил несколько совинных печений. Сова благодарно ухнула, перед тем как начать есть и пить.
Когда она закончила, Поттер спросил:
- Надеюсь ты не против отдохнуть снаружи? Сейчас в клетке Хедвиг живёт Спартак, и он вряд ли обрадуется чьей-то компании. - Усмехнувшись, мальчик посмотрел на клетку.
Абсолютно верно. Раздражённо подумал Снейп.
Осторожно мальчик донес уставшую птицу до окна, и аккуратно пристроил ее на толстой ветке. Она снова ухнула и сразу же сунула голову под крыло. Снейп был уверен, что буквально в ту же минуту этот комок перьев начал похрапывать.
Гарри, взяв письмо от Рона Уизли, рухнул на кровать, и расслабившись, ещё дважды перечитал его. Затем он свернул его и положил на тумбочку, так, чтобы легко можно было достать, откинулся назад, скрестив руки на спинке кровати, и посмотрел на потолок. Снейп удивился, увидев его таким умиротворённым.
Через минуту, Поттер снова посмотрел на Снейпа.
- Письмо на три страницы... для Рона это просто отлично, Спартак, - признался с улыбкой мальчик. - Он всегда признается, что не очень то хорошо умеет писать письма. Обычно он пишет летом мне раз в неделю. Он приложил усилия, чтобы написать, потому что знает что... ну, что мне здесь приходится несладко. Гермиона пишет гораздо чаще, практически через день. Наверное я получу письмо от нее завтра.
Он замер на несколько минут, о чем-то напряжённо думая, нахмурив брови таким образом, что напомнил Снейпу Лили, когда та размышляла над особенно сложным эссе по трансфигурации.
- У меня отличные друзья, - наконец произнес Поттер. - Знаешь, я действительно могу на них положиться?
Он повернулся на бок, лицом к Снейпу.
- И мама Рона... Она просто потрясающая. Когда Дадли в позапрошлом году сел на диету, она начала присылать мне еду. И продолжает это делать. Я очень благодарен за это, ведь я знаю, что у них мало денег и всё-такое. Мне кажется, что она догадывается... Я никогда ей об этом не говорил, но я думаю, что она знает, что голодовка - это один из излюбленных способов наказания от тети и дяди.
Он помолчал, затем внезапно сел, потянув колени к груди. Он обхватил ноги руками, а подбородок пристроил на коленях. И вновь устало посмотрел на Снейпа.
- Знаешь, Спартак... Рон действительно во всех отношениях отличный товарищ. Только изредка у нас бывает разлад, когда... ну, он... вообщем завидует мне иногда.
Поттер замер, напряжённо думая.
- Мне бы хотелось, что бы он не... - он медленно продолжил. - Я имею ввиду, что он не должен... У меня есть деньги, и это неплохо. - Его взгляд бесцельно блуждал по комнате, то падая на старую мебель, то на голые стены. - Рон ненавидит быть... бедным. А ещё то, что у него так много старших братьев.
Он снова замолчал, а затем прошептал:
- Я бы с удовольствием с ним поменялся местами, вот прямо сию же минуту.
Поттер снова прислонился к спинке кровати и сделал глубокий выдох. Свет от лампы ярко выделил синяки на его лице.
- Это довольно весело, Спартак, - сказал он задумчиво тихим и спокойным голосом. - Есть куча людей, которой я нравлюсь ... они думают, что я какой-то особенный... Беспричинно, даже ни разу меня не видивших. Мне кажется, Рон тоже по началу так думал.
Его губы скривившись в безрадостной улыбке.
А ещё есть немало людей, которые терпеть меня не могут, даже ни разу со мной не встретившись. Кажется, к этой категории относится и Снейп.
Снейп беспокойно замерзал в клетке.
- Весь первый год учебы в Хогвартсе, а даже понять не мог, за что он так сильно меня ненавидит, - размышлял Поттер. - Никто мне ничего не рассказал, за исключением Дамблдора в конце года, когда я попал в больничное крыло. Да и то это была не вся правда.
Гарри вздохнул:
- Дамблдор всегда говорит правду, только не всю. И порой... это меня беспокоит.
Снейпа это тоже беспокоило.
- В любом случае, - продолжил Поттер после длительной паузы, - я хоть немного узнал о причинах неприязни Снейпа когда мне... Но знаешь, причиной являюсь не я? Он ненавидит меня из-за моего отца, и из-за его собственных представлений обо мне. - Поттер задумался. - И из-за этого... я его не особо уважаю, думаю, ты понимаешь, что я имею ввиду?
Пожалуй да, подумал Снейп.
Перевернувшись на другой бок, Поттер подложил подушку по грудь и посмотрел на стену.
- В прошлом году - начал он, и Снейпу показалось, что мальчик даже не осознает, что продолжает говорить вслух. - Я нырнул в Омут Памяти, в котором на тот момент находились воспоминания Снейпа. Я думал... Мне казалось что там могло оказаться что-то плохое. Знаешь, он был Пожирателем Смерти. И я даже понять не мог, почему Дамблдор ему доверял! Он не говорил мне почему... Да он вообще не разговаривал со мной в прошлом году.
Вплоть до той ночи, после битвы в Министерстве. Той ночи... когда погиб Сириус.
Поттер взлохматил пальцами свои непослушные волосы.
- Я думал, что он злился на меня, - сказал он тихо. - Я имею ввиду Дамблдора. Ну... Знаешь его же выгнали из Визенгамота... Да ещё столько гадостей написали в Пророке. Он даже не смотрел в мою сторону. - Мальчишка прикрыл глаза, было похоже, что ему больно.
Снейп про себя вздохнул. Это было глупо, думать так по детски - но ведь Поттер ещё ребенок. Даже столь гениальный человек, как Дамблдор, упустил это из виду.
- В любой случае, - продолжил Поттер, - я убедился, что он был прав по поводу Снейпа, с я ошибался все это время ошибался на его счёт. Он сразу же проверил местоположение Сириуса и послал членов Ордена за мной в Министерство... Он ведь ненавидел Сириуса и меня, но все равно поступил правильно, вне зависимости от собственных желаний. Я пришел к этому выводу.
Ну, спасибо, за столь сомнительную рекомендацию, кисло заключил Снейп.
На этот раз тишина затянулась так, что Снейп уже подумал, что Поттер снова уснул. Он уже практически потерялся в собственных мыслях, едва не пропустив то, что сказал мальчик.
- В ту ночь я узнал о Пророчестве.
Мурашки пробежали по спине Снейпа, когда эта фраза достигла его острого слуха. Он никогда не слышал полный текст Пророчества. А вот Поттер слышал... без сомнения от Дамблдора.
Мальчишка видимо напрягся, а потом нетерпеливо провел рукой по лицу.
- Не хочу сейчас об этом думать.
Внезапно он встал и подошёл к шкафу, достав оттуда пижаму. Когда он снимал футболку, Снейп с тревогой отметил наличие синеющих отпечатков пальцев на его плече. Он мог представить себе, как Дурсль грубо хватает мальчика и толкает его к лестнице, после того, как ударил его этим вечером.
Мы выберемся отсюда! Подумал Снейп, даже не заметив, как сказал мы вместо привычного я.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +12
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Один день из жизни василиска
Sep 19 2012, 15:50



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0267 ]   [ 10 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 04:42:49, 19 Jun 2018 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru