> Перевоспитание упрямого гриффиндорца

Перевоспитание упрямого гриффиндорца

Имя автора: Пошлый Птыц
Имя беты: DIanelain
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри/Драко
Жанр: Юмор
Саммари: Летние каникулы превратились в сущий ад для Гарри Поттера, и стали прекрасным шансом добиться его внимания для Драко Малфоя. Однако кто обещал, что путь будет простым и лёгким? Чем же закончится своеобразное перевоспитание упрямого гриффиндорца?

[more="Написано по заявке:"]
Альбусу Дамблдору приходит в голову очередная "гениальная" идея, чтобы улучшить отношения между "Гриффиндором" и "Слизереном" великий светлый волшебник решает отправить Драко Малфоя на летние каникулы к Гарри Поттеру. Теперь подробнее.
1. Драко(би или гей)- неровно дышит к "золотому мальчику", Гарри- 100% натурал(не на долго:3.
2. Первая встреча должна быть морально тяжёлой для Малфоя, например Гарри в одних джинсах поливает цветочки в саду.
3. Дурсли, узнав что в их дом прибудет ещё один "ненормальный", свалили куда-нибудь на Канары.
4. Гарри хитрый, умный, изворотливый(всё-таки не за красивые глаза шляпа хотела его в "Слизерин" запихнуть), но при этом благородный, самоотверженный и далее по списку.
5(и последнее). Хочется много смешных ситуаций, домаганий со стороны Драко и мини-войны на территории дома Дурслей.
Само развитие событий на Вас, Автор.[/more]
Дисклеймер: Всё принадлежит тёте Ро, я только балуюсь
Открыт весь фанфик
Оценка: +12
 

Глава 1. Очень горячий день

— Профессор, но я не понимаю, почему вы решили подселить его ко мне? Ведь я живу у Дурслей, а вы прекрасно знаете их отношение ко мне и ко всем магам в частности! — Гарри сейчас еле сдерживался, стараясь не вспылить и не наговорить гадостей, стоящему напротив него директору, который лично прибыл в Литтл-Уингинг чтобы сообщить ему столь радостную новость, от которой хотелось либо самому повеситься, либо повесить Малфоя, который будет жить у него в течение оставшихся летних каникул. Лучшим вариантом в данной ситуации было поддержание диалога в спокойном и рассудительном тоне, чтобы попытаться убедить директора, что это далеко не лучшая мысль.

— Гарри, мальчик мой, пожалуйста, помоги мне. Война прошла, однако, отношения между Гриффиндором и Слизерином всё так же напряжены. Мне кажется, что пора прекратить уже это глупое действие, и вернуть мир двум великим Домам Хогвартса. А так как вы с Драко являетесь, так сказать, негласными лидерами своих факультетов, то, наладив взаимоотношения друг с другом, вы совершите огромный шаг на пути к нашему прекрасному плану, — голубые глаза сверкнули озорным блеском за стеклами очком, и Альбус ласково улыбнулся своему любимцу. — А по поводу дяди с тётей можешь не волноваться — разговор с ними я возьму на себя.

Директор школы направился в гостиную, в которой их ожидали Дурсли, сняв по пути наложенное ранее Заглушающее заклинание, пожелав, чтобы их разговор остался конфиденциальным. Войдя в помещение он застал Вернона и Петунью смотрящими телевизор, однако, фильм про каких-то чудовищ явно не входил в список их любимым жанров, что говорило о том, что они включили первый попавшийся канал. Сами же Дурсли в это время старались услышать хоть что-либо из того, что этот странный старик, которого миссис Дурсль давно опасалась, говорил их племяннику.
И только Дадли действительно было всё равно — слишком уж он был увлечён новой компьютерной игрой, из-за которой не обращал ни малейшего внимания на гостя, под два метра ростом, с длинной седой бородой.

Встав около двери и негромко откашлявшись, привлекая внимание всех здесь находящихся, он начал разговор, исход которого решит судьбу двух юных магов, волею случая ставших врагами ещё будучи первокурсниками.

— Мистер и миссис Дурсль, добрый вечер. Я думаю, что представляться мне не имеет смыла, однако, всё же напомню. Я — Альбус Дамблдор, директор школы чародейства и волшебства Хогвартс, в которой обучается ваш племянник, — он сделал вид, что не заметил, как Дурсли синхронно скривились, при слова «волшебство». — Я пришёл этим чудесным вечером в ваш дом с одной маленькой просьбой к его хозяевам. Дело в том, что в нашем мире не так давно закончилась долгая и разрушительная война, и сейчас мы больше всего желаем мира, в том числе и между факультетами нашей школы. Советом преподавателей было решено провести эксперимент, в ходе которого ученики двух самых враждующих факультетов будут жить совместно до окончания этого лета. Как вы уже, наверное, поняли, я прошу у вас разрешение подселить к вам одного юного, но очень талантливого мага, который, уверяю вас, не доставит абсолютно никаких хлопот.

— Что?! — раскрасневшийся Вернон был готов уничтожить старика на месте! Да кто он такой, чтобы врываться в его дом, да ещё и заставлять их соглашаться на заселение ещё одного выродка?
Им своего, что ли, мало? — Я категорически против вашей безумной и идиотской идеи! Я не потерплю в своём доме какого-то глупого юнца, который будет угрожать жизни и здоровью моей семьи! Нет, и ещё раз нет!

— Мистер Дурсль, уверяю вас, что мистер Малфой не доставит вам никаких неудобств. Он — весьма воспитанный и приятный в общении юноша, который является лордом, и потому обучен манерам.

— Мне плевать, чей он там сынок, не надо нас пугать его связями и положением в обществе! Какая нам будет с этого выгода? Правильно — никакая! Хватает с нас этого мальчишки! Мой ответ остаётся отрицательным, и вам, уважаемый, не удастся меня переубедить! — последние слова Вернон практически выплюнул, надеясь на завершение этого глупого и до жути раздражающего разговора. Однако, он очень плохо знал Дамблдора, иначе бы сразу понял, что бой заранее был проигран.

— У меня есть к вам прекрасное предложение. Мы на всё лето можем организовать путешествие на курорт для вас и вашей семьи, в любое место, куда вы пожелаете. Всё будет оплачено нами: все хлопоты, которые могут быть доставлены вам поездкой, мы так же берём на себя, — Дамблдор видел, как загорелись у Дурслей глаза при словах о бесплатной поездке, и поэтому продолжил развивать выбранную им тактику. — Так же, мы предоставим вам любую денежную сумму на развлечения, и, поверьте, её будет вполне достаточно, чтобы вы могли себя не ограничивать ни в чём.

Всё. Рыбка была на крючке. Теперь Дурсли точно не откажутся, слишком заманчиво было для них это предложение. Когда ещё кто-нибудь им предложит столь халявное предложение? А Вернон был не так глуп, чтобы упускать шанс. Однако, чтобы не показывать этим… людям с особенностями, что они безумно рады, он нахмурился, сделав вид, «что так уж и быть, они поедут, хотя это им совсем не надо».

— Договорились. Когда мы выезжаем?

— Как только вы соберёте свои вещи, — Дамблдор лучезарно улыбнулся, предвкушая дальнейшее развитие его плана, главными действующими лицами в котором, будут Поттер и Малфой. Он свято верил, что дружба между мальчиками будет крепкой и долгой, им просто надо немного поговорить по душам, выпить чаю с лимонными дольками… Да, сейчас бы и сам директор от этого не отказался, он, буквально, чувствовал этот божественный нежный вкус на кончике языка, а на лице застыло блаженное выражение лица, которое чём-то пугало Дурслей, заставляя напрячься. Поэтому они поспешили поскорее подняться наверх и собирать вещи, по пути обсуждая, куда они поедут.

Гарри же с тоской смотрел им в след, готовый умолять, чтобы они не оставляли его одного. Пожалуй, это был единственный раз за все, почти девятнадцать лет, когда он не хотел расставаться со своими "обожаемыми" родственниками.

***

Прошло почти три дня с того вечера, когда Поттер потерял покой. После того, как Дамблдор сопроводил его родственников на выход и проводил их к машине, где уже ожидал маг-водитель, он вернулся к Гарри. Однако точной даты прибытия Малфоя он так и не сообщил, сказав только, что в течении недели гость прибудет. От этого брюнету стало только хуже — неизвестность он ненавидел ещё больше, чем собственную беспомощность, и каждая последующая минута становилась для него пыткой. Он слонялся по пустому дому, не зная чем себя можно занять. Посуда вся была перемыта, пыль вытерта, каждая статуэтка в гостиной стояла на своём месте, на полу ни единого грязного пятнышка. Как оказалось, ему было абсолютно нечем себя занять. Ел он максимум раз в день, голод его не мучил, наоборот, живот сводило от мысли о предстоящем сожительстве, и еда просилась наружу. Однако он всё равно заставлял себя есть — падать перед Малфоем в голодный обморок никак не входило в его планы. Единственным развлечением были цветы, за которыми по-прежнему надо было ухаживать, вовремя поливая и избавляя клумбы от сорняков. Вот и утром пятого дня ожидания Гарри начал с поливки цветов, однако, задумавшись, он поскользнулся на мокрой траве и растянулся на земле. Шланг, который он выпустил из рук в полёте, теперь ползал по траве под напором воды, обрызгивая всё вокруг и Гарри в том числе. Встав, парень выключил воду и направился в душ, смывать с себя грязные разводы — ему посчастливилось упасть не на чистую зелень, а в землю на клумбе. Приняв душ, Поттер посмотрел на грязные джинсы, и бросил их в стирку. Поленившись идти за чистыми, он просто обернул полотенце вокруг бёдер и спустился на кухню, чтобы выпить воды, которая смыла бы с языка противный вкус сырой земли. С отросших почти до плеч волос стекала по спине вода, смачивая край полотенца и заставляя его постоянно сползать. Прижавшись одним бедром к шкафу, Гарри потянулся за стаканом, стоявшим на верхней полке, когда позади него послышался восторженный свист, заставивший его резко обернуться. Почувствовав полную свободу, полотенце всё-таки соскользнуло на пол, оставляя Гарри полностью обнажённым перед глазами слизеринца, которые тут же жадно начали исследовать его спортивное тело, со стекавшими по нему капельками воды. Он быстро нагнулся за этим куском ткани, которое потом с удовольствием сожжёт, однако успел заметить, как блондин плотоядно ухмыльнулся.

— Какая горячая встреча, Поттер. Признайся, шалун, ты очень рад меня видеть, — нахальная улыбка расцвела на бледном лице с заострёнными чертами, а в глазах заплясали дикие похотливые огоньки.

— Для тебя, дорогой мой, всё что угодно, — Гарри ласково ему улыбнулся и послал воздушный поцелуй, и прошёл мимо ошарашенного Драко наверх, чтобы нормально одеться во избежание подобных казусов. Это ж надо было, так оплошать! От мысли о произошедшем щёки запылали, Гарри смутился, но мелькнула шальная мысль о том, что Драко за этот месяц после войны стал гораздо красивее, чем он его помнил.

***

Первым желанием Малфоя-младшего было завадить Дамблдора, едва тот только заикнулся о том, что ему предстоит жить с Поттером. Он бы не выдержал этой пытки. Слишком болезненным было для него присутствие этого гриффиндорца рядом. Когда он смотрел на него, возникало желание притянуть к себе, поцеловать, крепко сжимая в объятиях, и никогда не отпускать. Но стоило им заговорить, как снова возникало желание протянуть к Поттеру руки, но уже для того, чтобы задушить. И эти два желания попеременно лидировали. Поэтому Драко обрадовался, что война наконец-то закончилась, и больше он никогда не увидит Поттера. В его планах было перевестись в Дурмстранг, однако директор, как всегда поломал планы, заявившись через камин и одарив его столь «чудесной» новостью. Он всё говорил и говорил, не давая Драко и слова вставить в этот, так называемый «диалог», просто напросто поставив его перед фактом, что в течение недели он должен переехать в Литтл-Уингинг. А потом просто попрощался и молча ушёл через камин, оставив блондина в недоумении и глубоких раздумьях. С одной стороны, он ведь мог просто послать директора куда подальше и уехать в их поместье в Швейцарии, куда Дамблдор уж точно не доберётся. Но так же он мог и последовать указаниям директора, и,возможно, он бы смог соблазнить Поттера. Ехидная улыбка явно говорила о том, какой вариант он выбрал.

И вот, сейчас, сидя на кухне, Малфой понял, что с выбором не ошибся. Нет, сначала ему было, конечно, ужасно, поняв, где предстоит жить — этот маленький деревянный домик с милым садиком разительно отличался от их великолепного поместья, и вызывал тошнотворный ужас, схожий с тем, который вызывала Амбридж. Для полного сходства не хватало только котяток, резвящихся на траве. Открыв "Аллохоморой"** дверь, гость прошёл внутрь, поняв, что изнутри дом ничуть не лучше, и направился в сторону шума, происходившего, как он понял, с кухни. Ну, а там… Зрелище, ожидавшее его, заставило пожалеть о столь тесных брюках – вид обнажённого Поттера, чьё тело было лишь чуть прикрыто полотенцем, заставило бы возбудиться даже самого натурального натурала! Высокий и загорелый парень, в меру накаченный, ни грамма лишнего жира или слишком перекаченных мышц, да капли воды, медленно, будто умышленно дразня, скатывающиеся вниз по спине, и, замирая, в районе поясницы, впитываясь в ткань полотенца. Восторженный свист невольно вырвался у Малфоя, заставив испуганного Поттера резко развернуться, и, тем самым, полностью обнажиться. Тех самых секунд промедления хватило Драко, чтобы полностью разглядеть более неприкрытую ненужной тряпкой часть тела. Никогда ещё Драко не желал так никого, как сейчас, и он точно знал, на что потратит предстоящие недели. Поттер поспешил скрыться, что блондину было только на руку — долгое отсутствие секса и присутствие рядом такого сильного возбудителя: привели к тому, что возбуждение никак не спадало, а ставший, словно камень, член больно упирался в ткань штанов, в которых для этого было слишком мало места.

Сев за стол, Малфой глубоко вздохнул и попытался подумать о чём-нибудь спокойном, чтобы отвлечься, прежде чем вернётся этот зеленоглазый змей-искуситель. Однако, каждая мысль каким-то образом становилась настолько извращённой, что было очень мучительно терпеть возбуждение. Казалось, что напряжённый член стал ещё больше. А нет, не показалось — не выдержав напора, пуговица на брюках оторвалась и улетела куда-то в сторону, звякнув о
мраморный пол и укатившись под шкаф. Поняв, что он безнадёжен и ему нужна срочная разрядка, Малфой подорвался и направился на выход, трансгрессировав в ночной клуб. Подцепив первую попавшуюся девушку, он, не церемонясь, потащил её в ближайшую вип-комнату, по пути срывая с неё одежду, и одним резким толчком проникнув в неё на всю длину, едва они добрались до горизонтальной поверхности. Протяжный стон только подтолкнул его к более активным действиям, и он начал набирать скорость, буквально втрахивая её в кожаный диванчик. Смотря в её затуманенные наслаждением голубые глаза, в которые, то и дело, лезла слишком длинная светлая чёлка, он видел только лишь образ обнажённого гриффиндорца. Малфой смог продержаться меньше десяти минут, и, с громким рыком кончил, спустив сперму девушке на живот. Она лежала, тяжело дыша и счастливо улыбаясь, однако, Драко сейчас чувствовал лишь отвращение к ней. Как можно быть такой доступной и продажной, раздвигая ноги перед первым попавшимся? Одевшись, он молча вышел из комнаты, не обращая на неё более ни малейшего внимания, и, чувствуя, закипающую внутри ненависть. И ни к ней, ни к директору, ни даже к этому чёртовому Поттеру, из-за которого всё и произошло, а к себе. К тому, какой он есть. Он осуждает ту девчонку, а сам чем он лучше? Он просто приходит и берёт, без чувств, без эмоций по отношению к партнёру, только ради удовлетворения себя, любимого. Он хотел соблазнить Поттера? Так вот, он ошибался. Теперь он понимает, что не это ему нужно. Ему нужно не тело гриффиндорца, не секс с ним. Ему нужен сам Поттер. Он хочет быть рядом с ним, каждый день, и знать, что брюнет принадлежит только ему. Все Малфои — собственники, и Драко не стал исключением. Но то мерзкое грызущее чувство, так и не покинуло его, и потому, он хотел скорее попасть в душ, чтобы смыть это липкое ощущение чужих рук на его теле, на месте которых он хотел чувствовать руки только одного человека. Ну, можно конечно и не только руки.

Ухмыльнувшись, слизеренец зашёл в дом, и, молча, направился вверх по лестнице. Однако дойти до душа ему так и не удалось — путь ему преградил тот, кто не оставлял его в мыслях в покое ни на минуту.

— Какого хрена, Малфой? Сейчас ты живёшь в моём доме, так что, будь добр, извещай, когда собираешься куда-то навострить ласты, договорились? — Гарри выглядел сильно раздражённым, слишком уж много, хорёк, о себе возомнил! Сначала врывается в дом без стука, потом из-за него Гарри оказывается обнажённым (конечно же, Малфой виноват в этом, а кто же ещё?!), следом, он исчезает, и вот, снова заявляется без стука!

— А что, Поттер, ты так сильно обо мне волновался? — Драко мило похлопал глазками. — Так и быть, я пришлю тебе в следующий раз сову с письмом. А теперь, дай мне пройти в душ.

Сначала Поттер хотел сказать что-то злобное и язвительное, но вдруг недовольное выражение лица сменилось на ехидное и он, театральным жестом, указал на дверь ванной комнаты. Драко опасливо покосился на него, но, тем не менее, прошёл в указанную дверь. И только раздевшись и подойдя к крану, он понял, что вызвало смену настроения у гриффиндорца — он совершенно не знал как пользоваться этим маггловским агрегатом! У магов с этим было всё проще — был лишь кран, который улавливал мысленные пожелания того, что его коснётся — и вот — из него уже течёт вода той температуры, которую ты пожелал. Здесь же было несколько вентилей, и чистокровный маг, ни разу не сталкивавшийся с таким, был очень озадачен. Решив действовать наугад, он до упора открутил красный вентиль и с диким криком выскочил из ванны и выбежал за дверь, столкнувшись с Поттером, который изо всех сил сдерживался, чтобы не заржать в голос. Однако, последние попытки сдержать себя улетучились, стоило ему только увидеть голого ошарашенного Малфоя, с диким воплем выбегающего из комнаты. Кожа его местами покраснела, в особенности на плечах и груди. Слёзы, вызванные смехом, брызнули из глаз, и Гарри сполз по стене без сил,
тело его сотрясалось в конвульсиях, а он уже икал от смеха.

— Мантикору тебе в зад, Поттер, ты не мог предупредить меня! — злость его становилась всё больше, когда он смотрел на дико ржущего Поттера. — Между прочем, у меня очень нежная кожа, и теперь, благодаря тебе, ожог мне обеспечен!

Наплевав на душ и всё остальное, слизеренец пошёл в комнату, которая, судя по принадлежавшим ему чемоданам, на время стала его, сверкая голой задницей. Громко хлопнув дверью, он направился к кровати, пытаясь обожжёнными руками открыть чемодан и достать одежду. Пальцы не слушались, и, вскоре, наплевав на это, он просто в ярости скинул сумки с кровати и лёг на неё, укрывшись одеялом и морщась от боли. Сейчас, когда шок прошёл, он
чувствовал, как горит кожа, было ощущение, что она просто плавится.

Тихий стук в дверь, и следом прозвучало негромкое:

— Я войду?

— Да пошёл ты, Поттер! — Малфой сейчас был слишком зол. Болело всё, слабость в теле была неимоверная. Гарри, как всегда, проигнорировав запрет, открыл дверь и зашёл в комнату. Оценив обстановку и скинутые на пол чемоданы, открывшиеся от удара о пол, с раскиданным по полу их содержимым, он подошёл к кровати и продемонстрировал злому слизеринцу баночку с кремом от ожогов.

— Прости, надо было тебе всё-таки сказать. Позволь помочь обработать раны, — сейчас Гарри чувствовал себя действительно виноватым. Но тогда, в коридоре, он был слишком зол, заметив багровый засос на бледной шее. Злость и ещё какое-то чувство, которое он так и не успел опознать, затмили разум, а идея о том, что Малфой не умеет пользоваться маггловским душем, показалась ему достойной местью. Однако сейчас, глядя на обгоревшую и покрывшуюся волдырями кожу, можно было без сомнений сказать, что его состояние было отвратительным.

Малфой внимательно посмотрел на него, прежде чем всё-таки протянул к нему руки, позволяя поухаживать за ранами. Гарри зачерпнул немного крема и стал мягко втирать его в пальцы слизеринца. Его тёмная кожа и кожа блондина создавали яркий контраст, но вместе с тем, это смотрелось довольно-таки… гармонично? Встряхнув головой, он постарался выкинуть эти мысли и продолжил процедуру. Драко чуть морщился, любое прикосновение к коже сейчас причиняло дискомфорт, даже простое дуновение воздуха, но он не мог не признать, что Поттер действовал очень аккуратно, а прикосновения его были нежными и до безумия приятными. Слизеренец закрыл глаза и просто наслаждался близостью столь желанного человека.

Закончив с руками, брюнет перешёл на плечи и грудь, чуть смутившись от того, какое наслаждение ему доставляло ощущать чуть напряжённые мышцы подушечками пальцев.

Посмотрев на чуть покрасневшего Поттера, Малфой ухмыльнулся и тут же скривился от боли — заметивший это Гарри, сильнее надавил на ожог. Так как крем был не маггловский, то действие его было практически моментальным, и в тех местах, где он уже проник под кожу, чувствовался
приятный холодок, благодаря которому боль отступала на задний план. Покраснение спадало на глазах. Когда Гарри закончил с грудью, Малфой молча перевернулся, демонстрируя ему обожженную спину. Нанеся остатки крема на кожу, брюнет начал массирующими движениями втирать его, обратив внимание на то, какая же мягкая и шелковистая у Драко кожа. Постепенно он задумался о своём, и вырвался из мыслей только когда услышал тихое сопение блондина. Он спал, чему-то чуть улыбаясь во сне. Сейчас, когда лицо его было безмятежно, когда на нём нет этого постоянного нахального и ехидного выражения, Гарри с уверенностью мог сказать, что слизеренец был красив. Он сидел и смотрел на него, освещённого лишь лунным светом, льющимся из окна, и не понимал, что же изменилось. Почему он так реагирует на присутствие того, кого он ненавидел все семь лет учёбы? Ведь они - враги. Враги, которые всю дорогу соревновались друг с другом в негласном соревновании. Но сейчас он не чувствовал ни ненависти, ни неприязни. Только спокойствие, которое он давно потерял.

Устало потерев переносицу, чуть натёртую очками, он встал, поправил на слизеренце одеяло, и вышел из комнаты, плотно затворив за собой дверь. Устало упав на свою кровать, он лишь прикрыл глаза, как Морфей охватил его своими оковами, погружая в сон, который повторялся каждую ночь, не давая покоя измученному телу.
 

Глава 2. Петух и курица

Утро встретило Драко ярким солнечным лучом, который медленно полз вверх по щеке, постепенно достигнув уровня глаз. Парень поморщился, прежде чем лениво приоткрыть его, и тут же захлопнуть. Натянув одеяло повыше, он перевернулся на другой бок, в надежде поспать ещё немного, но планам не суждено было сбыться — сон как рукой сняло. Полежав так ещё немного, парень откинул одеяло в сторону, встал с кровати и подошёл к зеркалу, чтобы оценить степень полученных травм. На удивление — ничего не болело и никаких следов не осталось вообще. Ну, если не считать этого ужасного засоса на шее. Блондин скривился — он никогда не любил такие метки, слишком уж, на его взгляд, это было обязательски. Словно кто-то пометил тебя, как свою собственность. Единственный, кому он, возможно, разрешит такое сделать по доброй воле, сейчас гремел на кухне тарелками. Почуяв в воздухе запах омлета, Малфой наскоро оделся и побежал завтракать, подгоняемый голодным урчанием желудка. Однако, его ждал громадный облом. Поттер стоял и домывал посуду после завтрака, еды на столе, как и где-либо ещё, не было.
— А где мой завтрак? — нахально спросил Малфой, садясь за стол и откинувшись на спинке стула.
— Продукты в холодильнике, плита в твоём распоряжении. Готовить тебе, как и убирать за тобой, я не собираюсь. Поэтому тебе придётся научиться всё это делать самостоятельно, ваше высочество, — брюнет театрально поклонился и вышел из кухни с книгой по "ЗоТИ" в руке. Такой расклад Драко совсем не устраивал, и он направился вслед за гриффиндорцем. Тот уже сидел в гостиной, удобно устроившись в кресле, и делал вид, что усиленно читает, однако, перевёрнутая вверх тормашками книга говорила об обратном.
— Поттер, ты не обнаглел? Я никогда не жил среди магглов, и понятия не имею, как тут готовить. Более того, я и в нашем мире никогда не готовил! Я не хочу остаться голодным!
— Ну, что я тут могу сказать, мне жаль, что ты вырос таким избалованным, — Поттер смахнул несуществующую слезу и сочувственно улыбнулся. — А вообще — не моя вина. Можешь поесть то, что не надо готовить. В холодильнике и это найдётся.
Поняв, что тут ему ловить нечего, Малфой направился изучать содержимое кухонных шкафов. Однако, найденное его не прельщало: парочка сырых морковок, яблоко, две груши, хлеб и маленький кусочек масла. Помимо этого была обнаружена курица, макароны, рис, яйца, и ещё много чего, что требовало готовки. Драко с унылым видом грыз кислое яблоко, и понимал, что тут либо самому надо учиться готовить, либо каким-то образом налаживать отношения с Поттером, чтобы тот кормил и его тоже.
И тут его озарила потрясающая идея!
***
Проводив уходящего из комнаты Малфоя хитрой улыбкой, Гарри вернулся к чтению. Перевернув книгу, он пробегал глазами по строчкам, особо не вникая в суть написанного, и прислушивался к звукам на кухне. Хлопнула дверца холодильника, открывались и закрывались шкафы. Послышался обречённый вздох. Торжествующая улыбка на лице гриффиндорца погасла почти сразу же, едва он услышал шум сковородки и включенную воду, наполнявшую кастрюлю. «Неужели он всё же рискнул приготовить сам?» — опасаясь за состояние кухни и дома в целом, Поттер побежал останавливать слизеринца, но зайдя на кухню застал того читающим газету, в то время как два маленьких домовых эльфа во всю трудились над приготовлением завтрака.
— Ты не охренел ли, Малфой? — злобный голос брюнета испугал маленького эльфа, скользкая курица выскользнула из рук, пролетела по воздуху, приземлилась на голову Драко, и съехала вниз на газету, где и осталась лежать. Пискнув, эльф тут же принялся биться головой о шкафчик. Гарри, который и послужил катализатором приведших к этому событий, кинулся оттаскивать его во избежание увечий.
— Ни капли, — блондин потянулся за салфеткой, чтобы вытереть волосы. — А что мне ещё оставалось делать? Я готовить не умею, ты меня оставил на произвол судьбы. А эльфы для этого и созданы. Так пусть выполняют свою работу, потом отправятся обратно в поместье, — он брезгливо схватил пальцами обеих рук курицу за ножки и отнёс её в раковину. Газета была безнадёжно испорчена, вода размыла слова, читать было невозможно. Аккуратно сложив её в несколько раз, он выкинул газету в мусорку и посмотрел на Гарри. — И долго ты ещё будешь прожигать меня взглядом?
Поттер хоть и не был ярым приверженцем "Г.А.В.Н.Э.", но и не любил эксплуатацию эльфов. Слишком свежи были воспоминания о смерти Добби, который когда-то тоже был собственностью Малфоев.
— Какая же ты сволочь, — он, буквально, выплюнул эти слова в сторону слизеринца, и повернулся к эльфам. — Вы можете быть свободны, отправляйтесь домой.
Эльфы испуганно посмотрели на хозяина, и, только получив утвердительный кивок, отправились в поместье.
— Шантажист хренов, иди сюда, будешь мне помогать готовить. Может, заодно и чему-нибудь полезному научишься, — Поттер взял в руки курицу и аккуратно вымыл её. После чего пододвинул доску с луком к подошедшему Малфою, торжественно вручил ему в руки нож, сам же, в свою очередь принялся разрезать курицу на другой доске.
Драко постоянно шмыгал носом и еле сдерживал слёзы – лук слишком сильно разъедал ему глаза. Это Гарри уже привык, а он-то в первый раз. Сам же с восхищением наблюдал за тем, как брюнет уверенными движениями орудует ножом, все его движения были точными и ловкими. Залюбовавшись, блондин не заметил, как нож соскользнул с луковицы и резким движением рассёк нежную кожу на пальце, едва ли не до кости. Промычав что-то нечленораздельное, он сунул палец в рот, посасывая больное место.
— Порезался? — Гарри закатил глаза к потолку: от Малфоя было больше проблем, чем он ожидал. — Показывай.
В ответ Драко лишь отрицательно помотал головой, так и не вынимая палец из-зо рта.
— Не веди себя как ребёнок, Малфой! — Отрицательный кивок. — Драко! — Снова отрицательно. — Ну и разбирайся сам! — Гарри вернулся к разделыванию курицы, делая вид, что ему глубоко плевать, однако плотно сжатые губы говорили об обратном.
Минут пять спустя, когда кровь почти полностью остановилась, блондин всё-таки взглянул на порезанный палец. Рана действительно была глубокая, но не столь серьёзная, чтобы нужна была помощь медика. Поттер мельком взглянул на это, и лишь раздражённо фыркнул. Открыв шкаф, он достал аптечку и молча швырнул её на стол, продолжив яростно рубить морковку огромными кубиками. Потом, взглянув на это безобразие, принялся аккуратно переделывать эту «прелесть», придавая ей божеский вид. Малфой же пытался разобраться с содержимым аптечки, читая название и назначение каждого пузырька, который там был. Пока что из всех ему знакомых вещей попался только бинт. Гарри же в это время успел достать из духовки противень, выложить на него слоями птицу, лук, морковку, невесть откуда взявшуюся картошку, и, накрыв всё это фольгой, отправил в духовку. Развернувшись, он увидел бедственное состояние парня, чей палец снова начал кровоточить.
- И в кого ты такой беспомощный? – он подошёл, забрал из рук у больного тюбик с ненужной сейчас мазью, взял в руки какой-то бутылёк с коричневой жидкостью и пропитал в ней бинт, после чего обмотал им палец блондину. В голове мелькнула мысль, что пора бы открывать собственный медицинский центр.
- А какого-нибудь магического средства у тебя нет? Ну, что б быстрее зажило? – Малфой бы сейчас с удовольствием применил какое-нибудь заживляющее заклинание, если бы знал его. Однако их изучению он никогда не уделял должного внимания, считая, что вокруг всегда будут те, кто вполне с этим справиться. А просить Поттера о таком заклинании было боязно, нашлёт ещё какое-нибудь проклятие попротивней, и будет потом слизеринский принц щеголять с оленьими рогами или лиловой кожей.
- Всё, что было, ушло вчера на твои ожоги. Так что будь любезен, наберись терпения и будь внимательнее. А то такими темпами скоро я тебя под ручку в маггловскую больницу поведу, - Гарри злобно улыбнулся на манер маньяка-психопата. Он знал какие байки ходят про маггловскую медицину, ими сроду детей пугать. Хотя, не всё из этого слухи.
Угроза сработала, Малфой испуганно начал озираться по сторонам, ища пути отхода. Но поняв, что если это и случится, то будет не скоро, он чуть успокоился. Но тут желудок снова пробурчал что-то грозное, требуя его немедленно покормить.
- Эм… А мы скоро будем завтракать?
- Завтракать? Малфой, очнись, сейчас уже десять вечера, ты весь день проспал. А потом ещё ерундой маялся больше, чем нужно, - брюнет ухмыльнулся, глядя на удивлённые глаза слизеринца. – Ужин будет готов через полчаса. Можешь пока заняться чем-нибудь полезным, посуду, например, помыть. И так и быть, научу тебя пользоваться краном, - поспешно добавил он, заметив как передёрнуло собеседника.
***
Ужин прошёл спокойно, Драко наконец-то добрался до еды и ел за двоих. Гарри оставалось только удивляться, куда в него столько помещается. Наевшись, он с довольным видом откинулся на спинку стула, облизываясь как кот. Он буквально-таки излучал вокруг себя счастье и умиротворение. Гриффиндорец ни за что бы не поверил, что когда-нибудь увидит его таким.
Блондин неожиданно вскочил со стула, схватил его за руку и потащил в сторону выхода упирающегося парня.
- Куда ты меня тащишь, Малфой? – Гарри вцепился в дверной косяк, пытаясь удержать себя на месте.
— Может ты и закоренелый домосед, но я таковым не являюсь! Поэтому мы сейчас идём гулять. Мне нужен свежий воздух, да и компания не помешала бы. А ты далеко не самый худший вариант, — слизеренец лучезарно улыбнулся. Столь разительные перемены в его поведении пугали Поттера. Где вся холодность и напыщенность? Где извечные язвительные шутки и оскорбления? Он морально готовился именно к этому, но абсолютно не был готов к такому Малфою. Он стал человечнее. Был совсем другим. И это, признаться честно, пугало.
И тут его словно окатило ушатом ледяной воды. А может, это просто обман? Очередная игра Малфоя с целью поиздеваться над ним? Расслабившийся, было, гриффиндорец снова напрягся. Дав себе заметку, что надо бы быть начеку, он натянул куртку, и вслед за Драко вышел за дверь, не забыв закрыть её на ключ. Медленно двинувшись вниз по улице, блондин подождал, пока они зайдут в тёмный переулок, схватил Гарри за руку, и трансгрессировал с ним в своё излюбленное место. Сейчас они стояли на вершине обрыва, перед которым простиралось бескрайнее море, чья вода в закатных лучах казалась алой. Ветер легонько обдувал их, листья на деревьях тихо шелестели, наигрывая свою собственную мелодию. Где-то вдалеке был слышен клёкот чаек, пикировавших к воде в поисках ужина. За их спиной стоял огромный многовековой дуб, чья раскидистая крона, казалось бы, могла укрыть от солнца не меньше пятидесяти человек. Его корни торчали из земли, сплетаясь друг с другом, и создавая что-то наподобие скамейки.
— Здесь очень красиво, — Гарри любовался окружавшей его красотой. Давно он не чувствовал себя так хорошо и спокойно. Боль потерь, страхи войны, неизвестность будущего – всё, что так долго терзало его, отступило на задний план. Не было никаких мрачных мыслей, ничего, что могло бы его потревожить. Сейчас был только он, море и…
— Посторонись! — Драко пробежал мимо него в одних плавках и щучкой прыгнул с обрыва, радостно крича как маленький ребёнок. Гриффиндорец сначала ошарашено смотрел на то место, откуда он прыгнул, а потом испуганно подбежал к краю обрыва, чтобы посмотреть на этого безумца. А он преспокойно плыл на спине, изредка шевеля ногами, и смотрел с улыбкой на Гарри.
— Неужели ты так испугался за меня? У тебя такое встревоженное выражение лица сейчас, — с улыбкой сказал он. — Может, составишь мне компанию? Водичка тёплая.
Сомневаясь, Гарри отошёл к дереву, где лежала неаккуратной кучей одежда блондина. С одной стороны, он не хотел раздеваться перед ним, слишком неуютно он себя чувствовал. А с другой стороны, слишком велико было желание отвлечься от всего, всех бед, раздумий, терзающих разум. Хотелось окунуться в воды океана, позволить им смыть с себя всю грязь войны, очистить разум. И просто насладиться жизнью. Скинув одежду, он так же, как и Драко, с разбегу прыгнул в воду. Полёт вниз длился всего несколько секунд, и вот чуть прохладная вода окружает его со всем сторон, мягко обволакивает. Чувствуя, что воздух в лёгких вот-вот закончится, он начал всплывать. Вынырнув, он с жадностью вздохнул чуть солоноватый морской бриз. Он конечно ни за что не признается Драко в этом, но он был счастлив, что Малфой привёл его сюда.
Они плавали ещё несколько часов, пока солнце не зашло окончательно, уступая место на небосводе тонкому серпу луны, едва только начавшего свой лунный цикл. Доплыв до берега, они почти что наощупь добрались до тропинки, ведущей наверх. Путь занял не менее четверти часа, и парни успели замёрзнуть. Добравшись до дуба, они наскоро оделись, плотно закутались в куртки и развели небольшой костёр. Лёжа на траве, оба уставились в ночное небо, на котором, то и дело, загорались всё новые и новые звёздочки. Каждый сейчас думал о своём. Незаметно для себя, Гарри задремал, впервые уснув без сновидений. А Драко всё лежал и смотрел на него, решая для себя, что же делать дальше. Он не жалел, что последовал внезапно возникнувшему порыву привести сюда гриффиндорца. Это место всегда было для него чем-то вроде святыни, маленького уголка рая, о котором он никому и никогда не рассказывал, желая сохранить это в секрете. Но сейчас в его жизни появился тот, кому он готов доверить не только этот секрет, но и самого себя. Но он понимал, что это будет трудно. Семь лет он был лишь врагом, надоедливым, язвительным соперником. Естественно, что Гарри не изменит о нём своё мнение слишком быстро. И почему-то Малфой не сомневался, что он может и вообще его никогда не изменит. Однако, он всё же рискнёт, и попытается это сделать. Впереди у него ещё полтора месяца, а скоро ещё и день рождения Гарри, и стоит заранее подумать о подарке.
Повернувшись к брюнету, он лежал и наблюдал за тем, как плавно поднимается и опускается его грудная клетка, в такт размеренному дыханию, как чуть подёргиваются веки, как язычки пламени отбрасывают на него причудливые тени, создавая иллюзию тайны и загадочности. Он действительно всегда был для слизеринца загадкой, которую тот не мог разгадать все эти годы. И парень сомневался, что когда-нибудь сможет приблизиться к ответу.
Веки его постепенно тяжелели, погружая его в долгожданный сон. Шум прибоя убаюкивал, окутываю двух юношей своей собственной магией покоя и безмятежности. Сейчас они могут спать спокойно, позабыв о всех тревогах и заботах. Здесь, в этом сказочном месте, всё отступает на дальний план.
 

Глава 3. И у слизеринцев есть сердце

— То есть, как это ты уронил ключи с обрыва в море, когда отгонял жука, размахивая курткой? Малфой, ты в своём уме? Наши палочки в доме, который заперт на замок! Как мы, по-твоему, туда попадём? — давно Гарри так не злился. Голос его перешёл на крик, который отражался от стен домов и разносился по всей улице. Провинившийся парень стоял напротив него, смотря под ноги как нашкодивший ребёнок. Ну, да, было дело. Утром он проснулся от противного жужжания крупного зелёного жука, который кружил вокруг него, не желая улетать. Попытки отогнать его рукой успехом не увенчались, поэтому пришлось встать и попытаться отогнать его чем-нибудь покрупнее руки. Первым, что попалось под руку, была куртка Гарри, которую он скинул ночью, разжарившись от марева костра. Гонка набирала обороты, и вот жук уже летит в сторону моря, но Драко, привыкший оставлять последнее слово за собой, последний раз замахивается на него курткой, из которой, негромко звякнув и блеснув на солнце, вылетели ключи, с весёлым бульком погрузившиеся под воду.

Поняв, что его ждёт нечто грандиозное и крайне негативное, парень испугался, вернул куртку на место и сделал вид, что ничего не произошло, а он как спал, так и спит. Повернувшись к Гарри спиной, он начал тихонько сопеть, а сам же в это время внимательно прислушивался к происходящему. Вот брюнет зашевелился, постепенно просыпаясь, сел, зашелестев травой. Драко плотно сомкнул глаза, ожидая, когда он подойдёт будить. Вот на плечо легла рука и легонько начала тормошить. Пробурчав что-то невнятное, Драко продолжил «спать».

— Просыпайся, давай, надо возвращаться, дома доспишь, — Поттер всё не унимался. Пришлось изображать пробуждение, сонно похлопав глазками. Драко был прекрасным актёром, посему неудивительно, что ему поверили. Через пять минут они трансгрессировали к дому, где и начался поиск ключей. Ну, а дальше…

— Малфой, сейчас мы через окно лезем в дом, ты берёшь свою чёртову палочку, и тащишь свой зад обратно! И только попробуй вернуться без ключей! Я тебя на кучу маленьких дракончиков порву, понял? – Гарри притянул к себе слизеринца за ворот рубашки, и едва ли не на парселтанге прошипел эти слова. Теперь-то тот узрел, что Золотой мальчик является истинным гриффиндорцем, и в милом котёнке до поры до времени дремлет грозный лев. И, если честно, будить его было страшно. Однако и змеиные черты он не мог не заметить. Поттер мог быть как шумным, вездесущим и бесбашенным, так и хитрым, расчётливым и крайне опасным и изобретательным в своей мести. Мучил вопрос: отчего же шляпа его к змейкам не запихала? Драко бы много отдал, чтобы взглянуть на Поттера в их обстановке и окружении. Возможно, они бы уже давно были вместе?

Пока блондин стоял в задумчивости у двери, Гарри успел залезть в окно и открыть тому дверь.


— Заходите, ваше ленивейшество! — пройдя до кухни и схватив со стола палочку Драко, он вернулся в прихожую, чтобы вручить хозяину. — Держи, и чтобы без ключей не смел возвращаться! — вытолкав возмущённого слизеринца за дверь и захлопнув её прямо перед самым носом, отчего дверь даже чуть прижалась к кончику оного, парень устало потёр глаза и пошёл в кухню, убирать остатки вчерашнего ужина. Много времени это не заняло, и вот он уже сидит в одиночество, опёршись локтём о стол. Наблюдая за ритмичным передвижением стрелок кухонных часов, он невольно размышлял о поведении Малфоя. Тот вёл себя абсолютно не так, как ожидалось. Не было излишней напыщенности и постоянных издевок, не было чрезмерного высокомерия и кичливости своей голубой кровью и тонкой костью. Нет, сделать что-либо самостоятельно он, так и не желал — Гарри до сих пор передёргивало от вчерашних воспоминаний о домовике – хоть какое-то постоянство осталось в этом мире!

Взгляд его начал блуждать по кухне, скользя по осточертевшим за годы жизни у Дурслей предметам. Он бы сейчас с удовольствием пожил на Гриммо двенадцать, но после войны дом был присвоен Министерством как «опасный объект, полный тёмной магии и принадлежавший темномагической семье». Купить собственное жилище для него не было бы проблемой, деньги в Гринготсе всё так же лежали в немалом количестве, но он был просто не готов к этому. Война оставила свой след и на нём, и Поттер просто не хотел оставаться в одиночестве. И хотя Джинни продолжила активно заманивать его в свои сети, надеясь на свадьбу с героем магической Британии, Гарри этой участи себе просто не желал. Он уважал сестру друга, любил её… по-своему. Но жить с ней — Мерлин, храни его в сухом и прохладном месте. Вот и оставалось возвращаться к Дурслям, чему они рады ну никак не были — ещё год назад им пообещали, что племянника они больше не увидят. А тут такой сюрприз. Но особо возражать как-то не стали. Возможно, просто боялись, что тот заколдует их.

Хлопнула входная дверь, послышалось весёлое насвистывание, и в кухню зашёл Малфой, поигрывающий ключами и лучезарно улыбающийся. Однако наткнувшись на полностью равнодушный взгляд Поттера, он чуть приуныл, и принялся стягивать с себя куртку.

— Не торопись, мы сейчас с тобой пойдём в магазин за продуктами, — Гарри направился к выходу из кухни, по пути взяв с полки кухонного шкафчика бумажник, и запихав его в задний карман джинс.

— В маггловский? — скривившись, уточнил блондин.

— А тебя что-то не устраивает? — гриффиндрорец возвёл глаза к потолку и просто схватил Драко за рукав куртки, потянув за собой. Дорога прошла в полном молчании, хотя чувствовалось, что тот так и хотел что-то высказать. Скорее всего, тонны недовольства, написанного на его лице. Но стоило им подойти к магнитным дверям, которые сами по себе раскрылись перед ними, как у слизеринца вырвался удивлённый возглас:

— Как они это сделали? Без магии? Это же… магглы!

— Это магглы, которые научились применять законы физики для удобства собственной жизни, — усмехнулся Гарри, про себя похихикав над недоумённым взглядом чистокровного лорда, в жизни не видевшего ничего кроме магии.

Но, как оказалось, зря он потешался. Подобное поведение ему стоило дорогого.

Едва зайдя внутрь супермаркета, Драко увидел, как какая-то мамашка посадила в тележку своего великовозростного сынулю, и, решив, что так и надо, слизеренец схватил первую попавшуюся тележку, уселся в неё, и стал поджидать Гарри.

— Ну, и какого Мерлина, скажи, пожалуйста, ты тут уселся?

— Катай меня, катай меня полностью, — Драко поудобнее устроился, закинув руки за голову и перекинув ноги через края тележки.

— Хах, ещё чего! Я тебе в домовики не нанимался, если тебе так хочется — катайся сам, — отмахнулся от него гриффиндорец. А зря. Восприняв эти слова всерьёз, и глубоко обидевшись на Поттера, Малфой вылез из тележки, разогнал её перед собой и запрыгнул внутрь, покатившись на большой скорости меж высоких стеллажей с продуктами. Увлечённый новой забавой, он не обратил внимания на разный уровень плит — в следующий момент тележка «запнулась» и полетела вперёд, накрыв, подобно панцирю черепашки, обалдевшего таким поворотом блондина. В ту же секунду его окружил народ, которого до этого вообще не было видно, кто-то смеялся и тыкал в него пальцем, кто-то укоризненно смотрел и возмущался «не примерным» поведением, а особо юные детки тыкали в какие-то прямоугольные маленькие коробочки, из которых то и дело появлялись какие-то вспышки. Подбежавший Поттер не смог сдержать рвущегося наружу смеха, но всё-таки помог Драко подняться и перевернуть тележку. Сделав вид, что ничего не произошло, он молча зашёл за полки с макаронами, где уже и позволил себе поправить одежду и скривиться от прикосновения к ободранной на руке коже. Чёртов маггловский мир, где у него ни один день не проходит без травмы! Поправив встрёпанные волосы, он повернулся к Поттеру.

— Ну, что стоим? Пошли уже покупать продукты! Я есть хочу!

Спустя полчаса они уже стояли на кассе, ожидая пока очередь дойдёт до них. Тележка была переполнена, и Гарри понятия не имел, как они это потащат. Единственным вариантом было зайти за угол и применить заклинание пространственного расширения на пакеты с продуктами. Уже не в первый раз послышалось урчание, исходящее от голодного слизеринца. Это он не привык перебиваться без еды, едва ли ни с неделю радуя себя только водой. А вот охота за крестражами подарила Золотому Трио такое «полезное» умение. Да и вообще этот год полностью перекроил их, едва ли не ценой собственных жизней заставив забыть о глупости и чрезмерной необдуманности поступков. И не было больше той неразлучной троицы, они отдалились друг от друга, предпочтя идти дальше каждый собственным путём. Гермиона смогла досрочно сдать Ж.А.Б.А. и поступила в Магический Университет на отделение Истории. Рон покинул семью и отправился в Румынию, к своему брату, чтобы присоединиться к укрощению и заботе о драконах. Он больше не мыслил свою жизнь без риска, однако и одиночество стало неотъемлемой её частью. А Гарри… Гарри же впервые за всю жизнь было так тоскливо. Он старательно пытался отогнать от себя эти мысли, но больше всего на свете он боялся одиночества. Остаться одному, никому не нужный, жалкий, чужой… Даже в детстве он, в глубине души, был рад, что у него есть Дурсли, что они приняли его, что он не один. Хогвартс стал для него спасением ещё большим — уж в таком огромном замке, в окружении волшебников, он точно найдёт себе верных и любимых друзей, и никогда не останется один! И он даже представить себе не мог, насколько ошибался…

Лёгкий тычок в спину заставил его вернуться в реальность — очередь, наконец-то, дошла и до них. Складывая по пакетам продукты, выполняя это действие машинально и думая всё так же о своём, он, расплатившись, взял в руки почти все пакеты, оставив изнеженному слизеринцу всего два относительно лёгких. Мышцы на руках чуть потягивало, но это была приятная боль — давно он не испытывал никакой физической нагрузки, совсем запустил себя. Выйдя из магазина, он пошёл вдоль парковки, когда увидел маленькую девочку лет восемь с картонной табличкой, на которой большими и неровными буквами сообщалось, что её мама нуждается в срочной медицинской помощи. Сердце гриффиндорца сжалось при мысли о том, что ребёнок может остаться совсем один.

— Малфой, будь добр, вытащи из заднего кармана мой бумажник, возьми оттуда половину денег и отдай той девочке, — чуть охрипшим и мрачным голосом сказал Гарри.

— Почему я? Поттер, ты прекрасно знаешь, что я не являюсь добродетелем!

— Потому что у меня руки заняты, существо ты бесчувственное! Делай, давай быстрее, пакеты не самые лёгкие.

Недовольно ворча, Драко всё же потянулся за кошельком, но, когда пытался вытащить его, случайно провёл ладонью по заднице брюнета, заалев от такого невинного, да и к тому же случайного, жеста. Но он ничего не мог с собой поделать — щёки предательски полыхали, поэтому пришлось отвернуться и, как можно быстрее, отдать девочке деньги, оставив позади себя не менее смущённого гриффиндорца. Как ни странно, но это прикосновение разбудило в нём волну давно уснувших эмоций, которые долгое время подавляли уныние и чувство безнадёжности.

Подойдя к ребёнку, Малфой собирался молча протянуть деньги и уйти скорее, но что-то в её глазах заставило его остановиться. Он просто стоял и смотрел на эту глубокую грусть и печаль, которую довелось испытать не каждому старику. И ещё была в её глазах какая-то… взрослость, слишком серьёзный для такого маленького существа был взгляд. Принимая столь значительную сумму из рук незнакомого ей человека, сумму, которая превышала во много раз данные ей родственникам деньги, не пожелавшим помогать попавшей в беду невестке, она не смогла сдержать слёз счастья, и просто обняла стоявшего перед ней парня, рыдая и не переставая произносить бессвязные слова благодарности. Не ожидавший подобного слизеренец, всегда сторонившийся детей и презирающий всех просящих и нуждающихся, просто не мог сейчас оттолкнуть её, неловко гладя по голове. И ни с чем несравнимое чувство теплоты и удовлетворения накрыло его, когда он увидел бесконечную благодарность в её маленьких заплаканных глазках. Она снова была ребёнком, маленьким, напуганным, на которого взвалилась тяжёлая ответственность за жизнь самого близкого человека. Он почувствовал себя в какой-то степени ответственным за неё, за её жизнь, за жизнь её матери.

Вернувшись к Поттеру, он едва ли не силой отправил его домой. Удивлённый и ничего не понимающий гриффиндорец сначала хотел возмутиться, но Малфой его уже просто не слушал, вернувшись к девочке. Злясь на слизеринца, на себя, на свою слабость, из-за которой он уже второй раз не смог воспротивиться ему, он быстрым шагом направился домой, даже не чувствуя тяжести всех сумок. И лишь когда он сгрузил пакеты на стол, руки дали о себе знать противной пульсацией и дрожью. Злость всё не отпускала, поэтому Гарри попытался выместить её на куске мяса и овощах, с фанатизмом втыкая в них каждый раз нож и представляя на их месте белобрысого хорька, который снова не даёт ему спокойно жить, перевернув весь привычный мир с ног на голову. Закончив с обедом, Поттер поднялся в комнату, где на столе лежала маггловская книжка. Читать не хотелось, поэтому он просто убрал книгу в тумбочку, пододвинув к себе пергамент, перо и чернильницу. Письмо Полумне написать так и не удалось — больше половины пергаменты было зачёркнуто, ему не нравилось абсолютно всё в содержании, и под конец он начал просто выводить различные узоры, положив голову на стол и подложив под неё руку. Злость ушла, забрав с собой и все силы, полностью вымотав его. Постепенно гриффиндорец задремал, но стоило входной двери хлопнуть, как глаза его тут же открылись, сон как рукой сняло.

Спустившись вниз, Гарри застал Малфоя на кухне, быстро поедающим всё, что нашёл в холодильнике. Вид у него был не менее усталым, но глаза так и светились счастьем.

— И что же тебя сделало таким счастливым, позволь узнать? — скрестив руки на груди и опёршись плечом о дверной косяк, брюнет внимательно уставился на него.

Показав рукой жест, означавший, что надо чуть-чуть подождать, голодный парень доел, выпил две кружки воды, и лишь тогда с довольным и сытым видом сел за стол, похлопав по месту, рядом с собой.

— Я даже не знаю с чего начать, Поттер. Наверняка ты подумаешь, что холодный и бездушный самовлюблённый слизеренец лишён радости испытывать простые человеческие чувства. Я и сам до недавнего времени был того же мнения о себе. Но та девочка… Не могу сказать тебе, что меня в ней так сильно зацепило — возможно, та печаль, с которой она смотрела на этот бездушный мир, а может я просто стал шизофреником, и одна часть меня — пожилой добрячок на подобии Дамблдора, но я не мог просто так оставить её там. Но, после того как она прижималась ко мне, в надежде получить хоть ещё немного доброты! Я попросил отвести меня к её маме, и, когда был на месте, переместил их в больницу Святого Мунго, в кабинет нашего знакомого врача. И они смогли без проблем и осложнений вернуть её маму почти с того света. Я создал для этой девочки волшебство, сказку! Понимаешь, Поттер? — скупая мужская слеза скатилась по бледной щеке, соскользнув с острого подбородка и затерявшись в складках скатерти. — Она так счастлива сейчас. Просто от того, что может поговорить со своей мамой. Впервые за полгода… — голос сорвался, последняя фраза была сказана уже шёпотом, но прогремела подобно грому. Гарри передёрнуло от мысли, каково это, знать, что родной человек угасает с каждым днём на твоих глазах, а ты бессилен что-либо сделать. И сейчас, глядя на Малфоя, сотворившего такой поступок для совершенно незнакомого человека, он невольно начал уважать его, постепенно осознавая, что нет больше того напыщенного выскочки — отнюдь. Сейчас перед ним сидит взрослый человек, который умеет думать головой, и у которого есть сердце.

— Ты действительно удивил меня, М… Драко, — поправил себя брюнет. — То, что ты сделал — достойно восхищения и уважения. Ты помог ей обрести не только семью, но и себя. Не многие смогут, — Гарри чуть ободряюще улыбнулся ему, поймав в ответ усталую, но искреннюю улыбку. – А теперь иди спать, вид у тебя, как у пожёванного гиппогрифом флоббер-червя.

— Спасибо, Поттер, умеешь утешить! — наигранный гнев заставил улыбнуться обоих парней, которые в рекордные сроки добрались до кроватей и уснули, преследуемые во снах собственными внутренними изменениями, которые у каждого выразились по-своему.
 

Глава 4. Под цветом магнолии

- Малфой, как?!
- Отвали, Поттер! Я не знаю, как это получилось. И вообще, сам виноват, не надо было оставлять меня один на один с маггловскими чудовищными приборами, - обиженно пробурчал слизеренец, стоя посреди кухни рядом со сгоревшей микроволновкой и прожжёнными кухонными шкафами. Некогда белая рубашка стала окраски долматинца, с преимущественно чёрным цветом. Щёки и руки парня были так же все измазаны. Сейчас, глядя на него, с трудом можно было бы узнать некогда лощёного аристократа, внимательно следившего за своим внешним видом. Да и ошарашенное выражение лица этому никак не способствовало – видимо, он до сих пор не мог понять, что тут только что произошло.
А ведь объяснение было весьма простым – он просто хотел поесть бутерброды с так понравившейся ему шоколадной пастой. Достав уже нарезанный хлеб и банку с пастой, он, с мечтательной улыбкой на лице, вооружился ножом и принялся за дело. Но подмёрзшая шоколадная масса не желала так просто покидать место хранение, а уж тем более ложиться равномерным слоем на кусок хлеба. И тогда блондину пришла в голову прекрасная идея – он видел, как еда, которую Гарри ставил в металлическую коробку, загоравшуюся таинственным жёлтым светом и шумевшую как Мерлин знает кто, из холодной превращалась в горячую. Решив пойти тем же путём, он поставил банку с микроволновку и натыкал на все кнопочки, на которые тыкал и Гарри. Вот только не знал он, что металлические предметы нельзя туда помещать, и потому ложка, оставленная в банке, повлекла за собой несколько иное развитие событий. Вместо привычного жёлтого цвета за стеклом заискрились зелёные искры, из-под крышки повалил дым, а через пару секунд раздался и оглушительный взрыв, который и привлёк внимание спящего на тот момент Гарри.
И сейчас, стоя в одном только нижнем белье посреди полуразгромленной кухни, глядя на выпавшего в осадок Малфоя, он разрывался между двумя желаниями: высказать нарушителю спокойствия всё, что он думает о его несамостоятельности, и заржать. Ещё раз взглянув на грустную и извазюканную мордашку слизеринца, он всё де склонился ко второму варианту – сползая на пол и держась за живот от распирающего его изнутри смеха, Гарри понял, что давно его так ничего не смешило.
Сначала неуверенная, а потом и более широкая улыбка коснулась губ слизеринца, не ожидавшего такой реакции. Но смех гриффиндорца был так заразителен, что не засмеяться самому было невозможно.
Чуть позже, когда парни уже успокоились, Гарри, заметив слишком заинтересованный взгляд блондина, направленный на него, обратил внимание на практически полное отсутствие на нём одежды. Своего тела он никогда не стыдился, да и, в общем, на мнение окружающих ему было параллельно – всем всё равно не угодишь, но вот вдруг ему стало как-то не по себе, и брюнет направился в комнату, чтобы облачиться хотя бы в те же джинсы, а лучше ещё и футболку бы найти. После они приступили к уборке, и провозились с этим достаточно большое количество времени – несмотря на то, что кухня была не такая уж и большая, работы там оказалось много. Конечно, пользуйся они магией, дело пошло бы быстрее, но Поттер запретил Драко даже думать об этом – это было своего рода наказание изнеженному лорду, чтобы впредь спрашивал, что надо делать, а не мчался сломя голову чудить новые неприятности.
После лёгкого завтрака, который, по сути, был уже обедом, Гарри погнал своего сожителя в сад – привычка следить за его ухоженностью, вбитая Дурслями, и с годами только укреплявшаяся, не позволяла запустить растения. На выданные грабельки и садовые ножницы слизеринец смотрел как на восьмое чудо света. Удивлённое хлопанье ресничками и умоляющие глазки на гриффиндорца не возымели никакого эффекта. Пришлось тому подчиниться и приступить к растениям. Первой жертвой стал фигурный куст, имевший вид кролика. Тётя Петунья весьма гордилась им, ведь ей первой в голову пришла идея украсить свой садик таким образом, а потом уж и завистливые соседи, вслед за ней, подобным же образом решили разнообразить свой двор, да притом извращались как могли. У кого-то Гарри даже осьминога увидел, что немало удивило его – на фоне собачек и котиков это была прямо-таки экзотика.
Лязг лезвий секатора и последовавшее «Ой!» не предвещали ничего хорошего. Обернувшись, Гарри застал Малфоя, пытавшегося присобачить отрезанную голову кролика на место, но она упорно пыталась скатиться на землю. Попытка спрятать её за спину тоже не удалась – из-за плеч выглядывали длинные зелёные уши, которые никак не могли принадлежать слизеринцу. Выражение лица у парня было из разряда «улыбаемся и машем», для полной картины не хватало только действительно помахать ручкой и смыться в неизвестном направлении. Обречённо возведя глаза к небу, Гарри устало вздохнул, махнул на незадачливого слизеринца рукой и отправился за лейкой, куда он, собственно, и шёл до этого. Взяв одну для себя и одну для Драко и наполнив обе водой, он вернулся к клумбам под окном. Поливая цветы, он завороженно следил за капельками воды, стекающими по лепесткам и листьям – они стремительно неслись вниз по изломанной траектории, пересекаясь друг с другом, объединяясь и разъединяясь…
Ледяная вода устремилась за шиворот, обжигая спину своим холодом. Дернувшись от неожиданности, Гарри упал на пятую точку, злобно уставившись на Малфоя. Медленно поднявшись, он, не отрывая хищного взгляда от блондина, начал на него надвигаться. Наклонившись и подняв шланг, лежавший на земле, он повернул вентиль, и ледяной поток устремился на развязавшего эту войну парня. А ведь он всего лишь случайно слишком резко отвёл руку, в которой держал лейку, и вода, по инерции, устремилась из горлышка, очертив в воздухе дугу, заодно облив и Поттера. Последующие события были наполнены кучей возмущений, недовольств, громкого смеха и положительных эмоций. Глядящие на них из окон домов, отгородившись цветастыми шторочками, соседи лишь цокали и изливали массу недовольств о недостойном поведении, но в данный момент двое парней не обратили бы на это абсолютно никакого внимания, окружи их соседи даже плотным кольцом, осуждающе тыкая пальцами.
Спустя полчаса, а может и больше, когда оба уже были насквозь промокшие и начали замерзать из-за поднявшегося прохладного ветерка, грязные, уставшие, но невероятно довольные они вернулись в дом, забив на сад. Им можно заняться и завтра, хуже не будет. А вот если они сейчас заболеют – радостно точно не станет. Уступив право первым занять душ слизеринцу, Гарри направился в комнату за сменной одеждой. Проходя мимо зеркала, и снимая в это время с себя футболку, он зацепился взглядом за безобразный шрам, пролегающий между рёбрами с левой стороны грудной клетки, чуть ниже сердца. Невольно он вспомнил те времена, когда Золотая Троица постоянно кочевала, опасаясь надолго оставаться на одном месте. Первая встреча с егерями была весьма не радужной. Рон ушёл от них, Гермиона впала в истерику, бормоча под нос всё подряд, и, видимо, произнесла и имя Тёмного Лорда. Раздавшийся хлопок застал их врасплох. Гарри тут же заломали руки, а один точный удар в солнечное сплетение выбил весь воздух из лёгких. Он бы осел на землю, если бы не удерживающие его с двух сторон егеря. Гермиону точно так же скрутили двое других, не давая ей возможности пошевелиться…
- Откуда шрам? – голос Драко вырвал его из болезненных воспоминаний. Гарри пару раз проморгался, возвращаясь в реальность, и перевёл взгляд на блондина. Тот стоял в дверном проёме, одетый в одни лишь джинсы. По обнажённой груди стекали капли воды, и это зрелище показалось брюнету столь соблазнительным, что к щекам тут же прилила кровь, отчего стало нестерпимо жарко. Подхватив приготовленные до этого джинсы и футболку, он направился в душ, толи во избежание неприятного разговора, толи от реакции организма на слизеринца. Поравнявшись с ним он на секунду остановился.
- Из прошлого.
***
…Ещё один подошёл к Гермионе, похотливо улыбаясь. Ласково, как ему казалось, улыбнулся, хотя это больше походило на звериный оскал, потрепал по щеке, наслаждаясь плескавшимся в её глазах отчаянием. Рука с щеки тем временем переместилась ниже, на шею, и продолжила спуск. Резко дёрнула кусок ткани вниз, разрывая рубашку девушки. Грейнджер, понимая, что последует дальше, пытается отбиваться, но удар в челюсть заставляет её затихнуть, повиснув безвольной куклой. Наблюдающий за этим Гарри каким-то чудом смог извернуться в держащих его руках, ударить одного из егерей и рвануть вперёд… наткнувшись на нож второго. Лезвие вонзилось точно между рёбрами, и, будь оно чуть длиннее, коснулось бы сердца.
Болезненный крик срывался с губ парня не только во сне, но и наяву, разбудив тем самым дремавшего слизеринца. Встревоженный, он быстрым шагом направился в комнату Поттера, и застал его мечущимся по кровати, что-то яростно нашёптывая себе под нос. Крепко сомкнутые веки подрагивали, в свете луны было видно, как мечутся под ними зрачки. Сев на край кровати, он потянулся, чтобы растормошить и разбудить парня, которому явно снился кошмар. Но стоило ему только коснуться плеча, как сильный удар в челюсть едва не снёс его с места. Гриффиндорец тут же открыл глаза, бешено озираясь по сторонам и пытаясь понять, где он. Как только до него дошло, что всё происходящее было всего лишь кошмаром, он, успев принять сидячее положение, откинулся обратно на подушки. И лишь после заметил потирающего челюсть Малфоя.
- Признаться, Поттер, удар у тебя что надо, - прошипел блондин. Место, куда пришёлся удар, адски болело. Но, к счастью, обошлось без перелома. Хоть один день, но прошёл без серьёзных травм.
- Всю жизнь мечтал услышать от тебя комплимент! Теперь и помирать можно с чувством выполненного долга, - фыркнул Поттер. На деле же ему было весьма неудобно перед парнем – считай, получил на за что. – Извини. Я не хотел.
- Прощаю великодушно, - шутливо отмахнулся Драко. Сам же он внимательно всматривался в напряжённые черты лица, пытаясь понять, что столь сильно тревожит Гарри. Но он прекрасно понимал, что тот не станет распространяться о себе и своих проблемах, а тем более своему недругу. Хоть сейчас он таковым и не являлся. Эти несколько дней смогли практически полностью перечеркнуть семилетнюю вражду, оставившую после себя лишь неприятный осадок и воспоминания о стычках.
- И вообще, Поттер, почему ты постоянно пытаешься меня угробить? На шестом курсе Сектумсемпрой приложил, сейчас вот решил уже без магии обойтись. Признайся, мой светлый лик тебе покоя не даёт, - Драко драматично запрокинул голову и приложил ладонь ко лбу тыльной стороной.
- Твой светлый, как ты выразился, лик мне сейчас уснуть мешает, - отмахнулся от ответа Поттер. Иди-ка ты к себе, Малфой, - он демонстративно отвернулся и накрылся с головой одеялом, всем своим видом показывая, что хочет спать.
- Да-да, и тебе хороших снов, - блондин пошлёпал обратно к себе, напоследок обернувшись на скрытую одеялом фигуру. Он пообещал себе, что обязательно узнает мучавшую грифиндорца тайну. Рано или поздно всё равно узнает.
Прислушивающийся к его шагам Гарри терпеливо ожидал пока дверь в гостевую комнату не захлопнется, прежде чем откинуть одеяло и провести пальцами по краям шрама, который снова начал кровоточить. Все попытки колдомедиков свести его, или, хотя бы, просто залечить, терпели неудачи. Видимо, тот нож был магическим, да ещё и зачарованным. И потому этот шрам станет ему вечным напоминанием о том дне, когда он не смог защитить свою подругу. Потому не удивительно что она предпочла уехать подальше из Британии, подальше от Гарри, предавшего её…
***
- Почему картинки не двигаются?
- Потому что это обычная маггловская книжка.
- А почему тут картинки двигаются, да ещё и со звуком?
- Потому что это телевизор.
- А поче…
- Драко, если ты не прекратишь свой бесконечный поток почему, я зашью тебе рот теми же нитками, которыми сейчас зашиваю дырку на заднице твоих брюк. Лучше скажи мне, как ты умудрился разодрать штаны настолько?
- Как, как… Не спрашивая, - пробурчал блондин. Кто ж знал, что детство, заигравшее с самого утра во всё той же заднице, нашепчет ему скатиться по перилам вниз. И уж тем более никто не знал, что в одном месте перила рассохлись, и огромная заноза, разодрав штаны, точнёхонько вонзилась ему в попу, войдя глубоко под кожу. Взыв так, что завибрировали стёкла, Малфой запрыгал по лестнице, пытаясь подцепить занозу, по размерам напоминавшую больше небольшую щепку, и вытащить её. Но от подобных манипуляций она лишь глубже проникала под кожу. Спасение пришло – кто бы мог подумать? – со стороны Гарри, который до этого лишь со смехом созерцал такую сцену: слизеринец, прыгающий туда-сюда и мацающий себя за попу, штаны и трусы которого были разорваны, оголяя покрасневшую кожу. Еле словив этого зайца и уложив его на диван, Гарри отправился за пинцетом и аптечкой, чтобы обработать рану. Вернувшись, он уже имел удовольствие лицезреть обнажённого Драко, уткнувшегося лицом в подушку, и рассеяно почёсывающего то место, куда и вонзилась заноза. И снова щёки Гарри заполыхали, стоило ему взглянуть на аппетитную задницу лежащего перед ним парня.
«Стоп! Аппетитную? Его? Да что ж твориться-то со мной в последнее время!»
Постаравшись отбросить все ненужные сейчас мысли, и утихомирить бурю, разыгравшуюся внутри, он приступил к извлечению на свет занозы с последующей обработкой раны. И вот сейчас, полчаса спустя, Малфой, строя из себя смертельно больного и самостоятельно назначив себе постельный режим, растянулся под пледом на диване и пытался себя развлечь всем, что под руку попадётся.
- А по… - начал было он, но был прерван прилетевшей ему в лицо подушкой. -…кажи мне город, - всё-таки закончил Драко, после того как убрал пусть и мягкое, но крайне неприятное средство затыкания.
- Город? – признаться, Гарри сильно удивился. До этого Малфой особо не выказывал желания изучить окрестности, а тут прям такой энтузиазм. – В принципе можно. И что же ты хочешь посмотреть в первую очередь?
- Всё!
***
На прогулку парни выбрались ближе к вечеру. Солнце уже клонилось к горизонту, и температура опускалась, отчего на улице была приятная прохлада. Весь день Гарри ломал себе голову тем, что именно можно показать Малфою. Местная школа, больница, парочка супермаркетов да железнодорожная станция – вот и всё, что было в этом городе. Ни зоопарков, ни парков развлечений – за подобным надо было направляться в соседние, более крупные города. Проведя краткую экскурсию по центральным улицам, да рассказав о парочке памятников, Гарри задумчиво брёл вперёд, пока ноги не привели его в местный парк. Пожалуй, было одно место, которое он мог бы показать Малфою с полной уверенностью, что тому понравится. Продвигаясь по извилистой тропинке, через двадцать минут Гарри вышел к одинокому дереву, возвышающемуся над остальными едва ли в половину. Казалось, что оно стоит в центре опушки, окружённой, словно стена, другими деревьями. У его подножья располагался маленький пруд, заросший кувшинками. Само же дерево цвело красивыми белыми-жёлтыми цветами, часть которых, опадая, опускалась на водную гладь. Ещё в детстве, когда ему было лет девять, Гарри случайно забрёл в это место. В те тяжёлые дни, когда скверный характер дяди переходил все границы, и мальчику доставалось вдвое больше, чем обычно, он убегал сюда. В этом живописном уголке, среди величественных деревьев, он забывал обо всех проблемах, и просто наслаждался жизнью. Даже сейчас, едва ступив на поляну, он ощутил сильнейшее умиротворение, и та напряжённость, оставшаяся после кошмара, начала покидать его тело.
Драко, глядя как Гарри, прикрыв глаза, умиротворённо улыбается, невольно, где-то на подсознательном уровне, осознал, насколько это место важно для брюнета. Возможно, он не мог по праву оценить всю его прелесть, но он мог порадоваться за Гарри. Если быть честным, то сам город ему был не важен, и просьба об экскурсии была лишь предлогом, чтобы провести вместе больше времени. Вслед за гриффиндорцем он направился к дереву, корни которого сплетались в подобие лавочки. С трудом усевшись, чтобы не потревожить больную часть тела, он с удовольствием откинулся назад, облокотившись на ствол. Сейчас, наслаждаясь приятным ароматом, исходящим от цветущего дерева, а также лёгким ветерком, растрепавшим его волосы, он начинал понимать всю магию этого места. Но всё же один вопрос ему не давал покоя.
- Так всё же… Откуда этот шрам, Гарри? – осмелился он озвучить свои мысли. Он не мог понять, почему брюнет просто не залечил его? Или он специально оставил его? Как напоминание о чём-то?
- Зачем тебе это, Малфой? Любопытства ради? Или позлорадствовать? Ну, что ж, ладно. Этот шрам у меня остался с тех дней, когда мы учились выживать. Когда каждый день был лишь очередным этапом гонки, гонки за право жизни. С того дня, когда я не смог уберечь Гермиону, и её жизнь была изорвана в клочья. И знаешь, я заслужил это. Потому что не сделал то, что должен был, - Гарри замолчал, пытаясь сдержать рвущийся наружу поток слов. Он никому не рассказывал об этом, даже Рон был не в курсе. И Поттер не был уверен, что слизеринец подходит на роль слушателя. От раздумий его оторвало ощущение мягких губ, прикоснувшихся к его губам в лёгком, но настойчивом поцелуе. Не отдавая отчёт своим действиям, он ответил на поцелуй, выплёскивая всю боль, копившуюся в нём долгие месяцы.
 

Глава 5. Гром и Дракон

Проснувшись утром следующего дня, Гарри пребывал в полном смятении от вчерашнего вечера. Странным было не только то, что он так легко поведал слизеринцу о волновавших его мыслях, которые медленно разъедали изнутри, но и то, что после этого он почувствовал странное облегчение и какую-то лёгкость в душе. Возможно, давно стоило выговориться, озвучить кому-то свои проблемы. Однако до сих пор не было ни одной подходящей кандидатуры. И уж точно Поттер не подумал бы, что слушателем станет заклятый враг. Бывший враг. Кто же он теперь для Гарри?

Пальцы непроизвольно коснулись губ, словно желая ощутить мягкие губы, так нежно целовавшие его вчера. Это была ещё одна вещь, взбудоражившая его сознание. Гриффиндорец не мог понять своих чувств. Куда делось привычное отвращение, которое появлялось при приближении слизеринца ближе чем на метр? Где сейчас взаимная ненависть, присущая отношениям между представителями змеиного и львиного факультетов? Признаться, это несколько дезориентировало. Как себя теперь вести, учитывая, что блондин ему явно небезразличен? И вообще, куда делась убеждённость в своей гетеросексуальности? Его ведь раньше никогда не привлекали парни! А тут он так просто принял факт того, что его целует парень, да ещё и продолжения хочется! Голова начала гудеть от кучи вопросов, роем вившихся в ней. Решив отложить поиск ответов на потом, парень поплёлся в душ, надеясь освежиться.

***

Утро встретило Драко прекрасным настроением и сладостным томлением. Ему хотелось скорее снова поцеловать гриффиндорца, прикоснуться к нему, ласково обнять. Но мечтам не суждено было сбыться – Поттер старался избегать его, ловко увиливая от всех расспросов. Вот тут жестокая реальность вернула Драко в свои сети, разбив все воздушные замки, которые он успел воздвигнуть, решив было, что все препятствия преодолены.

Завтрак прошёл в тягостном молчании, атмосфера которого растянулась на весь день. Гарри ходил словно пришибленный, находясь мыслями явно не в этом мире. Взгляд был расфокусирован, нижняя губа закушена едва ли не до крови. Блондин диву давался, как Поттер в таком состоянии умудрялся ещё и домашними делами заниматься, не покалечив при этом себя. А ухода Драко он и вовсе не заметил.

Малфой не спеша брёл по улице, отпинывая попадавшиеся под ноги камушки. Такое положение вещей ему явно не нравилось, а вот что делать – он не знал. Раньше ему не надо было прилагать усилий, чтобы добиться чьего-то внимания. Хватало улыбки, пары комплиментов и всё, перед ним все расстилались, готовые на что угодно. Но вот гриффиндорец был абсолютно иным, и для покорения его сердца необходимо было что-то другое.

Мимо пронеслись парочка щенков, радостно тяфкая и напрыгивая друг на друга. Присев на корточки, Драко подозвал их к себе. Малыши тут же разлеглись перед ним, подставляя животики для ласки. Глядя на то, как они ластятся, игриво покусывают пальцы и благодарно облизывают их, у блондина родилась в голове потрясающая идея. Подхватив их на руки, он зашёл за угол и трансгрессировал в магическую ветеринарную лечебницу, где работал знакомый его матери. Оставив щенков ему на попечение и обследования, сам Малфой направился в зоомагазин за покупками всего необходимого. Улыбка не сходила с его лица – он был уверен, что подарок Гарри понравится.

***

Увидев счастливого слизеринца, который вприпрыжку спустился по лестнице, Гарри несколько испугался. Испугался того, что Малфой мог понапридумывать себе Бог знает что, и будет требовать верности и немедленной свадьбы. Ну а что, это же Малфой! Он может! Поэтому брюнет увиливал, как только мог, желая оттянуть возможный разговор. А уж когда Драко ушёл на прогулку, то и вовсе вздохнул с облегчением – можно было хотя бы какое-то время спокойно посидеть и подумать над сложившейся ситуацией.

Первым делом он попытался избавиться от непонятного чувства тоски, которое за целый день отчуждения возрастало с огромной скоростью и упрямо долбило прямо в мозг, не желая исчезать. А перед глазами то и дело мелькали воспоминания о предыдущем вечере. Щёки обожгло румянцем смущения. Гарри не понимал причину столь острой реакции организма на одного конкретного слизеринца, но и особо разочарования по этому поводу не было.


Что удивительно, воспоминания, давившие на него тяжёлым гнётом, полностью отступили, оставшись в прошлом и прекратив терзать его. Неприятная горечь останется навсегда, но не более. И благодарить за это стоило всё того же блондинистого парня, о котором и были все мысли.

Хлопнула входная дверь, радостный голос слизеринца оповестил о том, что он пришёл. Послышались шаги, которые становились всё громче по мере приближения парня к гостиной. В руках он нёс большую коробку, перевязанную ярко-зелёной лентой. Поставив ей на стол перед Гарри, Малфой лучезарно улыбнулся.

- Это тебе, - несколько смущённо произнёс он. Сейчас в нём пробудилась какая-то неуверенность в том, как гриффиндорец отнесётся к подарку. Но менять что-то было уже поздно.

- Малфой, это лишнее, - Гарри не умел принимать подарки, тем более, если для того не было веского повода. В данный момент он его не наблюдал.

- И всё же, я настаиваю, - парень конкретно стушевался, столкнувшись с отказом. Но он не был бы Малфоем, если отступил бы сейчас от намеченного плана. – Поттер, я понимаю, что у нас было много негатива в прошлом, и временами тебе хотелось бы конкретно надавать мне по шее. По непонятным мне причинам ты этого не делаешь, и в благодарность я хотел бы подарить тебе это, - Драко поближе придвинул коробку, упрямо смотря прямо в глаза Гарри. Тот лишь устало вздохнул, понимая, что не сможет отказаться, и потянул за ленту. Едва он приподнял крышку, как Драко снял заглушающее заклинание, поставленное перед тем, как зайти в дом. Комнату тут же наполнил звонкий лай.

Из коробки выглянули две хитрые мордочки, облизывая руки Гарри, который пытался вытащить их из коробки. Почувствовав свободу, щенки тут же начали носиться по всей комнате, прыгая на парней, дёргая их за штанины и радостно лая. Улыбка осветила лицо Гарри – глядя на них просто невозможно было не улыбнуться.

- Это самый лучший подарок, который мне когда-либо дарили. Спасибо, Драко! – Гарри приблизился к блондину и запечатлел на его губах невесомый поцелуй. – Осталось теперь придумать им имена, - подхватив одного из щенков на руки, он внимательно осмотрел его. Гладкая чёрная шёрстка была длинной, светлыми были лишь мордочка и кончик хвоста, который сейчас вилял из стороны в сторону не переставая, а зелёные глаза данный момент были скошены на нос, который он то и дело облизывал. – Пожалуй, ты будешь Громом.

Переведя взгляд на второго щенка, который сейчас усиленно грыз его джинсы, он даже не раздумывал над именем для него – оно тут же пришло на ум.

- А тебя я назову Драконом, - Гарри хитро улыбнулся, глянув на Драко, а после переведя взгляд на белоснежного малыша, который тут же оторвался от своего увлекательного занятия и внимательно посмотрел на него своими голубо-серыми глазами. Определённо, он сильно напоминал ему Малфоя.

А Малфой с широченной улыбкой наблюдал за Поттером, который сейчас буквально светился от счастья. Он был рад, что всё-таки не прогадал с подарком. Да ещё и был награждён пусть и робким, но поцелуем.

- Спокойной ночи, - ещё раз оглянувшись на Поттера, который сейчас пытался отбиться от щенков, требовавших поиграть с ними, он оттащил на кухню пакет с едой для них и отправился спать. Уже засыпая, он почувствовал, как кровать под ним прогнулась, а на него забрался один из щенков. Не став открывать глаза, чтобы проверять, кто именно это был, Драко окончательно провалился в сон.

***

Пробуждение было весьма настойчивым – кто-то усиленно вылизывал Драко лицо, время от времени теребя зубами подушку, вытягивая её миллиметр за миллиметром. Когда она была резко выдернута, голова Малфоя опустилась прямо на спинку кровати, окончательно разбудив слизеринца. Пытаясь разлепить глаза и спросонья поймать негодника, парень окончательно сполз с кровати, гоняясь по всей комнате за маленьким негодником. Поймав его, он увидел, что это был Гром, который невинными глазками смотрел на обозлённого блондина. Невозможно было долго злиться на этого проказника, а уж тем более когда он игриво покусывает тебе пальцы, крутя хвостом словно пропеллером. Сейчас щенок напоминал Поттера не только внешне, но и своим шкодливым поведением и хитринкой в зелёных глазах.

Накинув джинсы, блондин подхватил Грома на руки и спустился вниз. На кухне он столкнулся с заспанным Гарри, рубашка на котором была криво застёгнута и наполовину заправлена в джинсы. Он неспешно потягивал горячий кофе, пытаясь проснуться, а вокруг него прыгал Дракон. Ухватившись за ремень на брюках, он повис, барахтая в воздухе конечностями. Определённо, с этими малышами они не соскучатся.

Накормив щенков и позавтракав, парни пошли на прогулку. Немало времени заняли попытки натянуть на щенков ошейники, а после попытаться пристегнуть к ним поводки. Плюнув на эти бесплодные попытки, Драко решил эту проблему одним заклинанием. Дорога до парка занял втрое больше времени, чем накануне – малыши то и дело пытались убежать куда-то в сторону, запутывали ошейники и рвались догонять пробегающего мимо кота. Едва они добрались до места назначения, Гарри поспешил отстегнуть поводки и едва успел моргнуть, как щенки унеслись вдаль. Невыспавшийся Драко устало опустился на скамейку, отодвинув лежавшую на ней газету, но увидев дату, напечатанную вверху, замер.

- Сегодня уже пятое июня? – скептически спросил он у Гарри, протягивая тому газету.

- Да, а что? – тот подозрительно уставился на Драко, но тут же перевёл взгляд на Дракона, который снова вцепился в его штанину. Очевидно, это будет его любимым занятием.

- Да нет, ничего, - постарался увильнуть от ответа Драко. Если сейчас сказать Поттеру, что у него день рождения – тот явно подорвётся куда-нибудь, такой уж он человек. У Драко же были иные планы на этот вечер – в его чемодане ожидали своего часа несколько бутылок Огневиски.

Достав из кармана мячик, он кинул его Грому, который радостно помчался за ним. Присоединившийся к погоне Дракон попытался отобрать игрушку и между ними завязалась шуточная потасовка. Так продолжалось ещё пару часов. Парни обсуждали квиддич и вспоминали все козни, которые они строили друг другу во время учёбы, пока щенки вовсю носились по лужайке. Потому не удивительно, что они крепко заснули едва наступил вечер.

Ненадолго поднявшись в комнату, Драко спустился с Огневиски, и поставил его на кухонный стол. Читавший до этого Гарри отвлёкся от книги и удивлённо посмотрел на слизеринца.

- Если ты собрался меня споить, то зря – я не пью.

- А если есть повод? – хитро улыбнулся Малфой, разливая напиток по стаканам. – У меня день рождения. И да, отказ не принимается, - он пододвинул один из них к Поттеру. Гарри покрутил стакан, разглядывая его содержимое, но всё же сделал пару глотков. Напиток обжёг горло, оставив приятное послевкусие. Определённо, этот Огневиски был в разы лучше тайком пронесённого в Хогвартс близнецами Уизли, после которого кашторило весь факультет.

Слово за слово, глоток за глотком, но парни захмелели довольно быстро. Когда вторая бутылка подходила к концу, Драко решительно придвинулся к Гарри и, проявив инициативу, поцеловал его. Однако он не ожидал, что Поттер притянет его к себе и страстно поцелует в ответ.

***

- Ммм… Чёртовы брюки!

- Давай быстрее, я хочу тебя!

- Ах, какой ты нетерпеливый!

- Просто ты слишком сексуальный!

- Давай я сверху.

- А ты знаешь, что делать?

- В теории – да.

- Что значит в теории? Да ты сов… Ах, да-а-а! Не останавливайся!

- Ты такой узкий…

- Быстрее, прошу!

- Как скажешь, мой сладкий.

- Я… я… Люблю тебя!

- И я тебя…
Открыт весь фанфик
Оценка: +12
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Этот до жути реальный сон...
Sep 29 2020, 08:48
Романтик? Не сегодня
Sep 29 2020, 08:45
День Святого Валентина для Тёмного Лорда
Sep 29 2020, 08:43
Кусочек счастья
Sep 28 2020, 07:41
Хэллоуинские истории
Sep 28 2020, 07:31
Vivente Vivere
Sep 28 2020, 07:03
Крестраж
Sep 28 2020, 06:39
Допился ты, Поттер, до белых совушек
Dec 10 2019, 11:31
Навстречу смерти
Jan 16 2019, 11:08
Знакомство с родителями
Jan 16 2019, 11:06
Воришка
Jan 16 2019, 11:01
Верь мне, Гарри
Jan 16 2019, 10:58
Хорошее дело браком не назовут
Jan 16 2019, 10:54
Наваждение
Jan 16 2019, 10:47
Севушкин цветочек
Jan 16 2019, 10:43
Анимагия с приключениями
Jan 16 2019, 10:39
Подстава для героя
Jun 11 2018, 16:44
Примирение
Jun 11 2018, 05:13
Покой нам только снится
May 27 2018, 17:15
Ах ты ж хитрая сова!
Sep 13 2016, 01:58
На него мы уповаем
Jun 2 2016, 17:13
Трудные дни в коттедже "Ракушка"
Jun 2 2016, 16:47
Она бы
May 15 2016, 04:47
Нечаянно
Sep 2 2015, 15:42
Отражение
Feb 6 2015, 17:54
Замкнутый круг
Jan 3 2015, 11:57
Узри глаза, в которых было предсказание...
Sep 29 2013, 03:57
"Прощай, мой Гарри"
Oct 8 2012, 07:30
Надежда
Sep 15 2012, 08:37
Восход
Jul 22 2012, 21:55
Speculum a mortuorum
Jun 5 2012, 11:50



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0911 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 06:15:42, 24 Nov 2020 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru