> Анимагия с приключениями

Анимагия с приключениями

Имя автора: Эванджелин Снейп
Имя беты: Зелёно-розовое
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Снарри
Жанр: Общий
Саммари: Лавры батеньки по освоению анимагии в школе не дают Поттеру покоя, и тот решается самостоятельно всему научиться. Вот только Поттер не был бы Поттером, если бы не влип в очередную неприятность.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +1
 

Анимагия с приключениями

Как бы Поттер ни пытался доказать, что правила он нарушать не любит и получалось оно всегда как-то само, в глубине души он понимал, что это ложь. Нет, на какие-то глобальные проступки его не тянуло, однако в мелочах отказать себе не мог. К примеру, ему доставляло огромное удовольствие бродить ночами по Хогвартсу. Даже сейчас совершеннолетний маг, Герой магической Британии и великий победитель Тёмного Лорда, несмотря на поздний час, находился вне гриффиндорской гостиной. Вернувшийся после битвы в Хогвартс ради получения диплома, Гарри не без удивления обнаружил, что подобное решение приняли почти все его сокурсники, понимавшие необходимость получения должного магического образования. Даже ненавистные слизеринцы, которые в этот год перестали быть таковыми и с которыми произошло что-то вроде перемирия. Представители львиного факультета до сих пор несколько настороженно смотрели на них, ожидая подвоха, но в мирных беседах не отказывали, понимая, что глупую вражду пора прекращать. Нет, мелких пакостей друг другу никто не отменял, но делали это как можно более безобидно и безопасно. Взамен отрывались на Филче, который всё ещё оставался в Хогвартсе и стал ещё более невыносимым, чем раньше. Его кошка, которая в последние годы выглядела невероятно облезло и неизвестно как вообще протянула столько лет, померла, отчего завхоз ещё больше озлобился на весь мир. Под раздачу ворчливого старика попадали не только студенты, но и их живность, которую Филч возненавидел ещё больше, чем раньше. Вот за питомцев в основном ребята и мстили — к придиркам старика по отношению к себе они давно привыкли.

Поттер, скрываемый мантией-невидимкой, которая в последний год стала ему немного коротковата и вынуждала идти чуть согнувшись, отчего пользоваться ею стало некомфортно, наконец-то достиг искомого. Выручай-комната, которая довольно скоро восстановилась после Адского пламени, открыла свои двери, предоставив доступ в ставший за последние несколько месяцев родным кабинет. Помещение было небольшим — сказывалось влияние магического огня. Большие залы больше не были доступны. Обстановка была крайне скромной: стол, стул, небольшой диванчик в углу да кресло у маленького камина, тепло от которого, тем не менее, достаточно прогревало комнату. Гарри наконец-то смог скинуть мантию и вытянутся во весь рост. Чуть погревшись у камина — всё же в башне Гриффиндора было прохладно, осень решила не баловать теплом — он направился к столу, где лежали уже много раз перечитанные им книги по анимагии. Тут же лежала и его тетрадь с конспектами, которые он начал делать ещё во время их поиска крестражей. Когда Рон покинул их, между Гарри и Гермионой будто пропасть пролегла. Они оба это понимали и, чтобы не отдалиться друг от друга совсем, решили заняться самообразованием. Тогда-то запасливая гриффиндорка и выудила из безразмерной сумки книги по анимагии. Поттер её выбор одобрил, и они принялись за совместное изучение. Однако книга хоть и вмещала огромный объём информации по анимагии и всему, что с ней связано, особо не давала знаний о том, как постичь этот сложный раздел трансфигурации. Своё обучение Гарри продолжал в Хогвартсе ночами, предварительно набрав книг в библиотеке школы. Да и в библиотеке Блэк-хауса тоже было несколько полезных изданий, которые ему раскопал Кричер. Однако, так как бесконтрольные занятия анимагией были незаконны, заниматься гриффиндорец предпочитал в Выручай-комнате. С каждой новой книгой конспект всё больше пополнялся новыми, полезными знаниями, пока Гарри не счёл их достаточными для того, чтобы успешно принять животное обличье. Сегодня он планировал в последний раз перелистать все записи и попробовать первое анимагическое превращение. Он специально не стал с помощью заклинаний выявлять свою анимагическую форму, предпочитая, чтобы это до последнего оставалось его маленькой интригой.

Выйдя из-за стола и освободив пространство от мебели, сдвинув её в сторону — мало ли, вдруг в слона превратится — Гарри закрыл глаза и сосредоточился. Первое превращение подразумевало произнесение магической формулы и контроль над магией, которая могла всколыхнуться и спровоцировать неудачное превращение. В будущем было достаточно вспомнить ощущения при трансформации и попытаться прочувствовать их снова, тем самым вызвав превращение. Гарри чётко произносил формулу, стараясь не исказить слова, и почувствовал, что начинает меняться. Последние слова были произнесены уже мысленно, и только тогда парень рискнул открыть глаза. То, что он изменился, было понятно сразу — мир стал будто ярче и резче, очертания предметов обрели более точные контуры, а цвета приобрели насыщенность. Изменилось не только это, но и угол зрения — Гарри смотрел на всё снизу-вверх, что давало понять, что зверёк он мелкий. То, что он зверь, а не птица, было понятно по хвосту, неторопливо снующему из стороны в сторону и бьющего по бокам. Поттер чертыхнулся, поняв, что забыл наколдовать себе зеркало, и теперь, снедаемый любопытством, пытался найти хоть одну отражающую поверхность. Однако это было безуспешно. Наколдовать сам он не смог бы даже если бы владел беспалочковой и невербальной магией — анимагической форме магия не подчинялась вовсе. Она не исчезла, но её будто поместили в закрытый фиал, не давая возможности просочиться наружу. Выручай-комната также не реагировала на его просьбы предоставить зеркало. Однако двери свои распахнула, стоило Гарри толкнуть её лапой. Исходя из тех частей тела, которые были доступны его обзору, гриффиндорец сделал вывод, что стал котом. Точнее, судя по размерам, молоденьким котиком. Вероятнее всего абсолютно чёрным, под цвет его волос. Но догадки догадками, а увидеть себя хотелось неимоверно, что сподвигло юного анимага отправиться на поиски зеркала.
Как Гарри ни пытался, но он не смог не то что зеркало найти, но и хоть какую-то отражающую поверхность. Доспехи упорно искажали изображение, напоминая комнату смеха, в которой Гарри когда-то удалось побывать в далёком детстве. Первые полчаса он носился и бегал по замку с одной определённой целью — увидеть, в кого же он превратился. Однако, чем больше он гулял, тем больше ему нравилась звериная форма. Было приятно видеть и ощущать окружающий мир глазами кота. Это разительно отличалось от того, как им всё воспринималось в человеческом облике. Перестав путаться в лапах и наступать на собственный хвост, Гарри удалось ещё и побегать по коридорам, радуясь, будто маленький ребёнок, руку которого отпустили родители, позволив делать что вздумается. Он настолько этим увлёкся, что не заметил ловушку, внешне похожую на мышеловку. Ловушка болезненно сдавила его лапу, не давая возможности вырваться. Не было сомнений в том, что это дело рук завхоза — тот окончательно свихнулся и вбил себе в голову, что необходимо немедленно отловить всех животных, какие только есть в замке.

Ох как Гарри кричал и ругался. Он не стеснялся в выражениях, высказывая всё, что думает об ополоумевшем сквибе, но вместо грозных речений по коридору разносилось не особо грозное мяуканье. Увлёкшись своей тирадой, Гарри пропустил тот момент, когда кто-то подошёл к нему сзади. Тот самый кто-то, который принялся освобождать его многострадальную лапу из цепкой ловушки.

— И как же тебя угораздило? — Поттер, по голосу определив своего спасителя, тут же замолк и опасливо пригнулся к полу. Снейп, а это был именно он, аккуратно высвободил пострадавшую конечность и уничтожил злостное сооружение, наверняка сделанное Филчем вручную. Когда мужчина заметил, что кот так и не шевелится, не сводя с него огромных зелёных глаз, которые, казалось, светятся в темноте, решил было, что причина в ране. Но стоило только дотронутся до лапки, как Поттер, которого будто прошило острой болью, больно цапнул его, с силой вонзив зубы в длинные пальцы. Испугавшись своего порыва, он тут же принялся зализывать рану шершавым языком, не сразу поняв, что конкретно он делает. А как понял, так резко дёрнулся в сторону.

«Не дай Мерлин Снейп узнает, что это я его сейчас вылизываю. Мне тогда точно не жить».

Зашипевший не хуже змеи Северус скривился от болезненных ощущений — всё же зубы были очень острые. Однако он понимал, что кот укусил его не из вредности. По всей видимости, лапу повредило сильно. Лечить животных он особо не умел, не доводилось раньше, поэтому даже не имел представления о том, подействуют ли стандартные диагностические чары, используемые колдомедиками. На удивление, чары сработали. Диагностика показала небольшую трещину в кости и сильную опухоль. Теоретически, маг предполагал, чем может помочь коту, но для этого необходимо было спуститься в подземелье и взять несколько зелий. Вычислить дозировку будет трудно, но попытаться можно. Хуже явно не будет, в крайнем случае просто не подействует.

— Мр-р-ряу! — Поттер возмущался весьма громко, когда руки мужчины подхватили его, подняли высоко над полом и куда-то понесли. Стоило посмотреть вниз, как с непривычки закружилась голова, а когти инстинктивно вонзились в мантию. Будь она не такой плотной — Снейп не остался бы без царапин. Путешествие на руках ему не очень понравилось, слишком стремительно передвигался слизеринский декан. Хотя, стоило всё же признать, что сидеть на руках, бережно прижимающих тебя к груди, оказалось очень комфортно и уютно. Кот фыркнул, стоило этой мысли посетить его головушку, покрытую тёмной шёрсткой. Слово «Снейп» никак у него не ассоциировалось со словами «мило» и «уютно». Однако, это было действительно так.

До подземелий добрались весьма скоро, и Северус немедля направился в лабораторию, где задержался ровно настолько, насколько нужно было для того, чтобы достать необходимые зелья из шкафчика, запечатанного надёжными чарами. Не став задерживаться в этом холодном помещении, которое прогревалось только тогда, когда под котлами с зельями полыхал огонь, Снейп направился в свои комнаты. Лечение кота много времени не заняло. Тот, будто понимая, что и для чего делает маг, не сопротивлялся и послушно открывал рот, позволяя каплям зелья попасть к нему на язык. Он смешно кривился, топорща усы во все стороны и высовывая язык, будто это поможет ему избавиться от неприятного вкуса. Зелья подействовали достаточно скоро, и Поттер без опаски мог наступать на лапу, не испытывая при этом болезненных ощущений. Однако Снейп не торопился его отпускать. Уложив его к себе на колени животом кверху, он неспешно поглаживал кота, который просто разомлел от такой ласки. И ни одна мысль о том, что его, Поттера, сейчас поглаживает Снейп, с которым он много лет не мог найти примирения, не испортила приятных ощущений. И потому он не сразу обратил внимание на то, что рука сместилась слишком низко.

— Так ты всё же кот, а не кошка.

Если бы Гарри сейчас был человеком, он бы обязательно покраснел. Покраснел так сильно, как никогда раньше. Но, хвала Мерлину, коты краснеть не умеют. Зато умеют весьма неприятно пинаться задними лапами, не забыв перед этим выпустить когти. Ну и пошипел немного. Для приличия, конечно же.

Мужчина перехватил кота поудобнее и приподнял его так, чтобы оказаться лицом к лицу. А точнее лицом к усатой морде с огромными глазищами, которые грозно сверкали. Однако, как тот ни старался, достать «любимого» профессора лапой у него так и не получилось.

— Интересно, чей же ты, — Северус задал чисто риторический вопрос, несмотря на то, что ответ всё же хотелось бы получить. Интересный был кот. И красивый до безобразия. Мало кто знал, что к кошачьим угрюмый профессор питал слабость. — Точно никому из слизеринцев не принадлежишь. Но и у других студентов, насколько могу помнить, чёрных котов не было. А на память я пока не жалуюсь. Откуда ж ты взялся? Может, со мной останешься? — маг усмехнулся. Откровенно говоря, он был бы рад такому раскладу. После смерти обоих своих начальников у него появилась куча свободного времени, которое он раньше тратил на шпионскую деятельность, и он с трудом находил чем его занять. Нет, зелья всегда могли избавить его от безделья, но не от чувства неожиданно откуда взявшегося одиночества. Быть может виной тому то, что никому как шпион он больше не был нужен. Да и Поттеру, чью задницу постоянно приходилось вытаскивать из переделок с самого первого курса, тоже больше не нужна была нянька. Вот и накатывало временами на бывшего Упивающегося нечто такое мрачное, тёмное и гнетущее, что вызывало в нём желание быть кому-то нужным. Даже если этим кем-то окажется чёрный кот.

Гарри, представив себе подобную перспективу, ужаснулся. Стоило представить реакцию Снейпа на то, что милым котом, которого он только что разве не тискал, является безмерно любимый им Поттер — и какое-то природное чувство самосохранения трубило во всю глотку о том, что можно и не пережить тот миг. Кот яростно замотал головой, с ещё большим усердием пытаясь вырваться из цепких рук.

— Ну вот, и ты не хочешь жить со мной, — Снейп горько вздохнул и выпустил животное на волю. Столько печали было в его словах, что гриффиндорец почувствовал себя виноватым. Да и какая-то жалось возникла где-то в груди. Только сейчас он задумался над тем, насколько, по сути, одинок и несчастен профессор зельеварения. Ещё при просмотре воспоминаний, отданных Снейпом в Визжащей хижине, он искренне посочувствовал его нелёгкой судьбе, но анализировать полученную информацию было просто некогда. И вот они снова всплыли в голове, придавая зельевару ещё более скорбный образ.

Мужчина взмахнул палочкой, открывая дверь в подземелья и давая коту возможность уйти. Гарри тут же кинулся наружу, но почти у самой двери затормозил и посмотрел на Снейпа. Тот сейчас выглядел совсем не таким, каким он был на занятиях. Даже близкая смерть и невероятное исцеление после укуса Нагайны не сделали его характер менее сволочным. Но то было на публику. Здесь же, в своих покоях, мужчина мог себе позволить быть более ранимым и человечным. Поттер вернулся к нему, потёрся об ноги, благодарно мяукнул и только потом выскочил за дверь.

Весь путь до Выручай-комнаты он думал о том самом новом Снейпе, которого он увидел сегодня. И сразу как-то забылись обиды на его колкие замечания, которые, в общем-то, тот всегда высказывал исключительно по делу, если подумать. Нет, неземной любви к нему не проснулось, как и слепого обожания не было и в помине. Просто Гарри лучше понял его. Мысленно улыбнувшись, он вспомнил робкую полуулыбку Снейпа, когда он перед уходом вернулся и потёрся об него. Мелькнула мысль, что было бы интересно увидеть Снейпа улыбающимся. К сожалению, эта мысль была последней приятной на сегодня.

Дверь в Выручай-комнату не открывалась. Сколько Гарри ни бегал перед ней, сколько ни взывал мысленно, сколько ни мяукал — каменная кладка не стремилась превращаться в дверь. И главная проблема была в том, что конспект с магической формулой обратного превращения остался внутри. А заучить и её Гарри так и не смог, сколько ни пытался. Память упорно не желала запоминать истинный порядок слов, постоянно меняя их местами. Поттер, плюнув на это, просто открыл тетрадь на нужном месте, планируя зачитать формулу прямо с конспекта. И теперь между ним и записями стояла весьма весомая преграда в виде магической стены.

Побегав ещё туда-сюда и поорав что-то на кошачьем, гриффиндорец сдался и поплёлся в гостиную факультета, решив отоспаться и подумать на свежую голову. Но и тут ждал облом — портрет не делал его впускать. Полная Дама всегда терпимо относилась к животным, но на беду Гарри буквально на днях какой-то кот разодрал нижний край холста картины. А ее жительница была дамой весьма злопамятной. Холст, конечно же, восстановили практически сразу, но гнев на милость это не сменило. Потерпевший поражение и здесь, кот уныло поплёлся в сторону доспехов, намереваясь спрятаться за ними и отоспаться, решив, что проблемы никуда не денутся, а вот силы уже были на исходе. Но жёсткий камень был ледяным, и Гарри замёрз уже довольно скоро. С тоской вспомнилась протопленная гостиная слизеринского декана и его тёплые руки, ласково поглаживающие живот. Нестерпимо захотелось ощутить это снова, но Поттер не поддался этому желанию. Не пошёл он у него на поводу и через час, когда уже ощутимо дрожал, и через два, когда от озноба его колотило очень сильно. Лишь на третий, когда понял, что ещё чуть-чуть, и он окоченеет, он вынырнул из каменной ниши и стремглав бросился в подземелья, с трудом передвигая задеревеневшие конечности. Лишь перед самой дверью, преграждающей ему путь туда, где будет тепло и ласка, он понял, что не имеет ни малейшего понятия, как проникнуть внутрь. Не откликнулся Снейп ни на пошкрябывание в дверь, ни на тихое мяуканье, ни на громкое. Запоздало пришла мысль, что зельевар давно уснул и видит десятый сон, всё же на дворе была глубокая ночь. Уставший после анимагической трансформации, долгих скитаний по замку и эмоциональных потрясений, Гарри не нашёл в себе сил уйти куда-то ещё и свернулся в клубок прям под дверью, надеясь, что за ночь не превратится в ледышку.

Собиравшийся с утра пораньше, ещё до завтрака, проведать своих подопечных Снейп едва не запнулся о спящего на пороге кота. В нём без труда узнавался ночной гость, который так понравился Северусу. Взяв кота на руки, который на это отреагировал лишь чуть приподнявшейся мордой, мужчина с ужасом обнаружил, что тот весь трясётся, и трясётся явно от холода. Позабыв о своих планах, зельевар наколдовал согревающие чары и поспешил к камину. Поттер слабо заурчал, чувствуя долгожданное тепло. Согрелся он нескоро, но всё это время Снейп не покидал его, прижимая к себе и почёсывая за ухом. Так кот и уснул, не проснувшись, даже когда его переложили на диван. Так он и проспал весь день, восстанавливая силы, проснувшись незадолго до возвращения Снейпа с ужина. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что мужчина зол.

Утро, которое началось с неожиданного гостя у порога, можно было назвать даже приятным. Снейп самозабвенно наглаживал кота, гадая, почему же тот вернулся. Но это становилось не таким уж и важным, стоило коту заурчать от удовольствия. Наколдовав ему мягкую подушку и устроив зверька поближе к камину, Северус не без огорчения вернулся к своим обязанностям, спеша в Большой зал. Заняв своё место по правую руку от директора, мужчина заметил, что она была чем-то встревожена. Однако задавать вопросов не стал бы, даже если у него и было такое желание — МакГонагалл сама всё расскажет, когда посчитает нужным. В обед женщина хмурилась ещё сильнее, окидывая тревожным взглядом гриффиндорский стол. Во время ужина её нервозность передалась и Северусу. Он также обратил пристальное внимание туда, где сидел весь львятник, заметив встревоженных Грейнджер и обоих Уизли. Поттера рядом не было, и это автоматически давало ответ на вопрос о том, что же случилось. Как Снейп и подозревал, Минерва попросила его зайти к нему после ужина. Помимо него в кабинет были приглашены неразлучные нынче Уизли-Грейнджер.

— Минерва, чем обязан? — Снейп держался отстранённо. Где-то глубоко внутри он, конечно, переживал за вездесущего Поттера, всё же столько лет бдеть его везде и всюду — такое даром не пройдёт. Но и раньше времени тревожиться не видел смысла.

— Северус, Гарри пропал, — пожилая волшебница прикусила губу. Она всё ещё оставалась деканом Гриффиндора, отказавшись отдавать кому-либо эту должность, и всей душой переживала за каждого своего подопечного. Однако Поттер по каким-то причинам был ей особенно дорог. Возможно, даже как внук.

— С чего вы это взяли? — Снейп считал, что один день отсутствия студента ещё не повод делать такие громкие заявления. Да, это, конечно, внушало опасения, мало ли где и чем он занимался? Может, тренировал особо гадкое заклинание, оно отскочило в него, а теперь тот лежит и помирает? И такие случаи бывали. К тому же речь идёт о Поттере, которого хлебом не корми — дай влипнуть в очередное приключение. Но, учитывая резко возросшую после победы над Тёмным Лордом популярность и последовавшую назойливость со стороны студенток, Северус не исключал варианта, что гриффиндорец просто возжелал побыть наедине с собой.

— Его в спальне не было всю ночь. И на завтраке тоже! Раньше он себе такого не позвол… Ой! — Рон, которого бездействие и безэмоциональность Снейпа взбесили, снова перестал следить за языком и выдал то, чего никому знать было не положено.

— Всю ночь, говорите? То есть отсутствовать раньше часть ночи он себе позволял, я правильно вас понял, мистер Уизли? — гриффиндорец молчал и отводил глаза. Он ведь обещал Гарри, что никому не скажет, прикрывал его перед соседями, если возникала необходимость. Даже Гермиона не знала о том, что Поттер отлучался каждую ночь. И тут такой прокол. — Отвечайте!

— Да, сэр, — буквально выплюнув последнее слово, сквозь зубы пробормотал Рон. Он не понимал, зачем МакГонагалл привела Снейпа, который не имел никакого отношения ни к их факультету в целом, ни к Поттеру лично. А сильная неприязнь, накопленная за годы обучения в Хогвартсе, делали его ещё более нетерпимым к присутствию профессора зельеварения.

— Минерва, как так получилось, что твой студент регулярно отсутствует в спальне, а ты даже не была в курсе? — Снейп ухмыльнулся. Уж он давно позаботился о том, чтобы знать об отсутствии любого из слизеринцев. Это помогало вовремя вправить мозги студенту и уберечь его от проблем как для факультета, так и для себя лично. Вот только остальные деканы этого не знали, удивляясь, что змеиный факультет ни разу за много лет не попадался при ночных патрулированиях школы.

— Северус! — ведьма кинула на него злобный взгляд и скривила губы.

— Что «Северус»? Сначала студент на регулярной основе отсутствует по полночи, а после и вовсе пропадает, как вы говорите. Я думаю, что такой итог вполне логичен. Мало ли чем Поттер занимался? Может, пошёл по стопам Хагрида да диких зверюшек в Запретном лесу дрессировал, где его нынче те зверюшки и сожрали? Или отрабатывал чары, да сам и попал под их влияние, а теперь валяется без сознания или ползает слизняком по классу…

— Северус! — Минерва с каждым новым словом всё больше бледнела. Хоть она и не верила в ситуацию с дрессировкой тварей из Запретного леса, но встревоженное воображение уже подкинуло всё до мельчайших подробностей.

— Профессор, я уверена, что Гарри жив и невредим, — подала голос Гермиона, которая до этого молчала. Глаза блестели, но девушка старательно держала эмоции. — Ну или почти невредим… — тихо добавила она.

— И всё же, могу я узнать, по какой причине нахожусь здесь? Присутствия Уизли и Грейнджер я могу понять, понял бы даже, если бы Шеклболта сюда дёрнула, как аврора, которому безоговорочно веришь. Но я здесь каким боком? — Снейп злобно зыркнул на Уизли, презрительно фыркнувшего, тем самым дающего понять, что в целесообразности нахождения здесь его, Северуса, он тоже сильно сомневается. Предупредительный тычок от Гермионы заставил парня скривиться.

— Я обязательно привлеку Кингсли, если ситуация не изменится в ближайшее время. Но в данный момент я прошу у тебя помощи потому, что ты семь лет оберегал Гарри, — она жестом прервала готового разразится гневной тирадой Снейпа. — Не отрицай, Северус. Альбус мне всё рассказал, и даже оставил парочку воспоминаний.

Не дождавшись никакой реакции, кроме упрямо сжатых губ, Минерва рискнула продолжить.

— Возможно, мои слова тебе будут неприятны, но я считаю, что ты несёшь ответственность за Гарри до сих пор. И я хочу попросить тебя принять участие в его поисках. Притом самое активное. От занятий, если потребуется, я тебя освобожу.
«Неприятны» было слабо сказано. Северус был в бешенстве. Его буквально ставили перед фактом. В очередной раз навязав ответственность за безголового вспыльчивого гриффиндорца, который хоть и поумнел за последние годы, но менее безрассудным не стал. Маг понимал, что спорить было бесполезно — директриса уже приняла решение и не отступится от него. Более того, найдёт способ принудить Северуса выполнить указание. В том, что это был именно указ, а не просьба, сомневаться не приходилось.

— От занятий освободить придётся. Я планирую заняться поисковым зельем, которое требует моего неотрывного присутствия в течение суток. Мистер Уизли, вам придётся постараться и отыскать в том бардаке, который вы называете спальней, хотя бы пару волос вашего товарища. Без этого зелье будет бесполезно. А теперь прошу простить, мне, как оказалось, в очередной раз надо спасать гриффиндорское недоразумение, по ошибке именуемое Героем Британии.

Сдержать рвущееся наружу негодование удалось ровно до того момента, пока Снейп не добрался до своих апартаментов. Устав контролировать каждый свой вздох, мужчина дал выход скопившимся эмоциям и принялся методично разносить в щепки кресло, восстанавливая его и разрушая вновь. Гарри с опаской глядел на него из дальнего угла, стараясь стать ещё меньше, чем он был, чтобы ненароком не привлечь к себе внимание.

Он опасался приближаться к Северусу даже тогда, когда тот оставил в покое невинную мебель и обессилено рухнул на диван. Лишь только жалобно мяукнул, давая о себе знать. Снейп дернулся, выставляя палочку в сторону кота, который забился под шкаф в надежде спрятаться. Только после этого до мага дошло, что это был кот, про которого он успел забыть.

— А, это всего лишь ты… — палочка была отложена в сторону. — Иди ко мне, я тебя не обижу, — Снейп приглашающе похлопал по дивану рядом с собой.

Гарри верил ему, но кошачьи инстинкты, которые иногда брали верх над разумом волшебника, не позволили ему и сдвинутся с места. Маг вздохнул и сам пошёл к нему, опускаясь на колени перед шкафом и заглядывая в непроглядную тьму, в которой только и мерцали зелёные глаза. Самого кота не было видно, будто к глазам ничего и не прилагалось. Пусть не сразу, но Гарри всё же подполз к выжидательно протянутой руке, позволяя вытянуть себя из укрытия, и тут же был вознаграждён за доверие приятными расслабляющими поглаживаниями.

— Чёртов Поттер, — спустя полчаса молчания выдал Северус, который всё это время что-то старательно обдумывал. Гарри тут же напрягся. Видимо, именно он и был причиной злости мага.

— Мяу? — непонятно было, насколько вопросительно прозвучало, но Снейп, к удовлетворению Поттера, всё же продолжил озвучивать свои мысли, будто жалуясь коту на судьбу.

— Снова куда-то вляпался, а мне опять спасать его задницу. Думал, со смертью Лорда моё няньканье с ним закончится. Наивный! Минерва оказалась достойной заменой Альбусу с его вечным кудахтаньем над Золотым мальчиком. Парня всего сутки нет, а уже панику развела, ещё и меня приплела к его поискам. Вот сама бы и искала, не так уж мало знает и умеет, чтобы полностью свалить это дело на чужие плечи.

— Мяу-у-у…

— Не знаешь, кто такой Поттер? Везёт тебе. Хотел бы и я быть в неведении, — Снейп усмехнулся, а Гарри, наоборот, стало жутко обидно. Отчасти от того, что Снейп относится к нему так, как будто он балласт, отчасти от того, что понимал, что в основном это было правдой. Его, Поттера, буквально навязали зельевару, заставляя то из лап Квирелла вытаскивать, то от оборотня спасать. Но правда глаза колет, как говорится.

— Ладно, пожаловались — и хватит. Надо зелье готовить, не бросать же Героя в беде, — слово «героя» Снейп произнёс с таким сарказмом и язвительностью, что Гарри поразился, как тот своим же ядом не захлебнулся при этом. Обиженно тяпнув за палец зельевара, Гарри вернулся к подушке у камина, отогреваясь после ныканья в углу.

От Снейпа он не ушёл и на следующий день, наблюдая, как тот варит зелье. Свои действия он комментировал, заметив заинтересованно следящего за всем кота, а Гарри в очередной раз поразился тому, насколько Снейп, которого он сейчас видел, не соответствовал привычному образу. Этого Снейпа никак нельзя было окрестить сволочью или ублюдком, что нередко позволял себе Рон после многочисленных отработок у зельевара. Этот Снейп был терпимым, внимательным, порою даже очаровательным. Гарри поначалу дёргался от таких мыслей, но вскоре забил на подобные мысленных характеристики и вникал во всё, что ему рассказывают. Подумалось, что если бы Снейп преподавал ему зелья подобным образом, то Гарри не был бы полным профаном и многому бы научился.

Рон, принёсший зельевару волосы Поттера, был награждён парой язвительных замечаний по поводу того, что Уизли, как оказалось, ещё не так уж и безнадёжен. Перед собравшимся было разразиться гневными возгласами гриффиндорцем бесцеремонно захлопнули дверь.

Когда поисковое зелье было готово, Снейп отлил часть в маленький флакон и добавил туда волос. Остальное поместил под чары стазиса, не исключая того, что зелье придётся применять несколько раз, если вдруг героя похитили, о чём Минерва твердила без умолку. Раскрыв перед собой карту Англии, Северус по капле выливал содержимое в разные места, ожидая реакции. Но зелье упорно впитывалась в карту, не давая никаких результатов, пока Снейп не капнул в том месте, где располагался замок и его окрестности. Карта засветилась. Открыв карту местности, Снейп начал изучать отдельные места, не забыв проверить и Чёрное озеро, и Запретный лес. Облегчённо выдохнул лишь тогда, когда изображённый на карте замок засветился приятным синим цветом.

— Жив твой Поттер. Жив и находится в замке. Ничего ему не угрожает, — отчитался Снейп перед Минервой, которая вышла из камина в его гостиной. Напряжение, не отпускавшее её вторые сутки, постепенно отступало. Однако расслабляться было рано — то, что ему ничего не угрожает, ещё не значит, что он не попал в беду. О чём директриса и поспешила сообщить Снейпу.

— Пожалуйста, не бросай начатое, найди его, — Северус аж дёрнулся — столько мольбы было в этих словах.

Гарри, присутствовавший при разговоре, кинулся к ногам МакГонагалл и начал урчать, привлекая внимание. Он заглядывал ей в глаза, надеялся, что она поймёт, что вот он — Гарри, здесь. Но женщина лишь скупо улыбнулась ему.

— Не знала, что у тебя есть кот, — сказала она, уходя обратно через камин.

Поттер разочарованно посмотрел ей в след. Он надеялся, что она, будучи не просто анимагом, а анимагом-кошкой, почувствует родственную магию и сможет опознать его. Но то ли мыслями директор была слишком далеко, то ли его предположение само по себе было слишком сюрреалистичным — но итог был нулевым.

Поттер решил изменить тактику и в следующие дни всячески пытался доказать теперь уже Северусу о том, что тот самый ненавистный Поттер, чья задница побывала во всяких передрягах, и чёрный кот, упивающийся ласками зельевара — одно и то же лицо. Ну или морда, кому как больше нравится. Он и в глаза ему заглядывал, надеясь, что тот при взгляде в его огромные зелёные зенки, по цвету очень напоминавшие цвет его человеческих глаз, вспомнит о глазах Лили и проведёт параллель. Но либо Снейп оказался непрошибаемым, либо мыслями витал где-то далеко, либо Поттер плохо старался — его так и не узнали. Гарри предпринял попытку стащить из книжного шкафа запримеченную им книгу по анимагии и подтащить к Снейпу, но защитные заклинания не просто отшвырнули его подальше, но и покалечили. Пришлось зельевару снова становиться ветеринаром и выхаживать нерадивого кота. Попытка взять в зубы перо и нарисовать человечка с молнией на лбу и кота закончились тем, что Поттер опрокинул хвостом чернильницу, залив какой-то ветхий свиток древнего старца, повествующего о целебных свойствах чешуи василиска. Наказание от Снейпа не заставило себя ждать, и следующие пять минут Гарри отплёвывался и отряхивался от воды, которую маг наколдовал и вылил на него. В качестве примирения тот его высушил и почесал по животу, что буквально вводило Гарри в состояние экстаза.

С момента неудачного сеанса анимагии прошёл почти месяц, когда Снейп проявил неосторожность и не закрыл за собой книжный шкаф. Кот не мог не воспользоваться этой возможностью и тут же с разбегу перепрыгнул с дивана на книжную полку, цепляя лапой нужную книгу. Вот только не рассчитал он, что книга весит едва ли не больше его самого, и этой самой книгой его едва ли не придавило. Оттащить сие печатное издание к столу, за которым расположился Снейп, оказалось едва посильной задачей. О том, чтобы затащить книгу на стол, не было и речи. С трудом раскрыв книгу, с ещё большим трудом кот долистал до тридцать четвёртой страницы, где, как он помнил, была иллюстрация превращения человека в животное, Гарри сел рядом и протяжно замяукал, привлекая к себе внимание. Ноль внимания со стороны зельевара. Кот замяукал ещё громче, но Северус, привыкший к подобным концертам, когда зверь требовал к себе внимания, игнорировал его. Лишь острые зубы, возившиеся в ногу, вызвали недовольное шипение и заставили оторваться от пергамента и посмотреть на кота. Тот каким-то образом стащил книгу из шкафа и притащил её к магу. Вот только Северус никак не мог понять зачем. Был ли выбор книги и открытой страницы случаен? Ответить он не мог. Иногда казалось, что тот был слишком умным для животного и не просто пытался общаться с ним, но и пытался что-то донести. Вот и сейчас сидит и смотрит в упор, абсолютно не мигая, таким невероятно насыщенными зелёными глазами, которыми почему-то напоминал Лили…

Мысль, сформировавшаяся в голове, была подобно удару молнии. Снейп перевёл взгляд на иллюстрацию перехождения в анимагическую форму, после на кота, и снова на книгу.

— Поттер!

— Мяу!

Гарри был рад. Нет, не так. Он был счастлив, что наконец-то смог донести до Снейпа то, о чём пытался сообщить неделями. Вот только когда тот достал палочку и направил её на кота, счастье в миг испарилось, оставив лишь страх. Что стоит Снейпу грохнуть нерадивого кота? Никто ведь и не заметит. А он сможет наконец-то избавиться от того, кто трепал ему нервы столько лет. Да ещё и сделает это всё абсолютно незаметно. Но ведь он не станет его убивать! Или станет? Все эти мысли рылись в голове кота, который начал понемногу отползать.

— Анимагум Ревелиум! — кот, напоследок жалобно мякнув, стал увеличиваться в размерах и менять обличье. Через несколько секунд на Снейпа настороженно смотрел тот, кого ему было поручено найти.

— Здравствуйте, профессор, — Гарри улыбался, гадая, как себя вести. Вон, у Снейпа уже и глаз дёргается, не дай бог нервы не выдержат, и он его задушит.

— Поттер, вы мазохист? — Снейп прикрыл глаза и медленно дышал, стараясь вернуть себе самообладание. Мысль о том, что кот, к которому Северус успел прикипеть душой, и есть Поттер, грозила обернуться или убийством, или сердечным приступом. Ни один из двух вариантов Снейпу не нравился.

— Что? — такого вопроса Гарри никак не ожидал.

— Объясните мне, с чего вы решили, что у вас есть право не только незаконно заниматься анимагией, но ещё и использовать это в корыстных целях, чтобы пробраться в покои ненавистного вам профессора и… А что вы, собственно, собирались делать? — озадаченность на лице парня была неподдельной, и Снейп задался вопрос, была ли в его предположениях хоть доля правды.

— Ничего я не использовал в корыстных целях, — обиженно буркнул Поттер, перебираясь поближе к камину — сидеть на холодном полу было некомфортно. — Мне нужны была помощь. Я не мог стать обратно человеком.

— Вы что? С чего вы, Поттер, решили, что помочь вам должен именно я? Декан и друзья вам чем не подошли?

— Ну… — Поттер замялся. А действительно, с чего вдруг он решил остаться именно со Снейпом? Почему не пытался настойчивее обратиться за помощью к МакГонагалл? — Ну… Вы более компетентны?

— Вы у меня спрашиваете? Кажется, это я задал вам вопрос! — Северус чувствовал, что задёргался и второй глаз. Поттер точно сведёт его в могилу.

— Я не знаю, сэр. Просто… вы были добры ко мне… То есть к коту. Да и ко мне тоже. Тогда. Раньше. И с Ремусом помогли, и с Квиреллом. Да и Риддла без вас не смог бы победить. Вот.

Снейп не ответил. Молчание затягивалось, сводя Гарри с ума.

— Вы сердитесь? — парень в итоге не выдержал и рискнул его нарушить.

— Сержусь? Поттер, я в бешенстве. Что бы вы чувствовали, будь вы на моём месте? Заявись к вам кот, который остаётся жить с вами, а спустя месяц выяснится, что это студент, которого безуспешно ищут по всей школе?

— Я был бы рад? Ну, студент же нашёлся, живой, здоровый, хвала и честь вам, — под конец Гарри почти шептал, стушевавшись под колючим взглядом Снейпа.

— Засуньте свою честь знаете куда, Поттер? — всё же доля правды в его словах была. Северус мог облегчённо выдохнуть уже хотя бы потому, что главная пропажа века нашлась, так ещё и выясняется, что она, пропажа, был под присмотром зельевара всё это время. — Поттер, вы же понимаете, что без Обливиэйта вы из моей комнаты не уйдёте?

— Но я не хочу! — очередная фраза привела слизеринского декана в состояние шока.

— Чего не хотите?

— Забывать не хочу! Я не хочу забыть то, какой вы на самом деле! Вы ведь не такой злой и холодный, каким хотите казаться. Вы вполне человечный. А ещё умный, начитанный и интересный маг! Ой! — Гарри понял, что вот так просто разболтал всё, что давно вертелось в голове. Но взяв себя в руки, он продолжил. — Я, Гарри Джеймс Поттер, клянусь тебе, Северус Тобиас Снейп, что никому и ни при каких обстоятельствах не расскажу о том, что видел или слышал здесь, пока находился в анимагической форме. Магией клянусь! — золотистый вихрь сорвался с его пальцев и оплёл запястье подобно браслету, закрепляя магическую клятву. У Снейпа от увиденного глаза на лоб полезли. Мало того, что Поттер знает магические клятвы, так ещё и готов применить её только потому, что хочет сохранить воспоминания о нём, Снейпе. Всё это не укладывалось в голове.

— Гриффиндорец — это диагноз, — фыркнул Снейп.

Гарри опасливо поглядывал на него. Хотелось узнать, будет ли Северус исполнять угрозу о стирании памяти, или клятва станет достаточным залогом его молчания. Гарри не соврал, сказав, что не хочет лишаться этих воспоминаний. Более того, он планировал узнать Снейпа получше. Вот только не проклянёт ли его зельевар, узнав об этом?

— Так как, вы не будете использовать Обливиэйт?

— Идите вы, Поттер… к директору. Пусть Минерва счастливо всплакнёт над вами перед тем как отчихвостить за анимагическое баловство. Будет вам уроком на будущее.

Не став и дальше испытывать терпение одного конкретного зельевара и не желая спровоцировать его на смену решения в пользу тотальной зачистки памяти, Гарри рванул в директорский кабинет. Как Снейп и предупреждал, МакГонагалл и всплакнула, и отчитала, и всунула новых книжек по анимагии, пообещав дополнительно позаниматься с ним. Вот только у Гарри на это были другие планы. Вернувшийся той же ночью после патрулирования школы Снейп обнаружил у порога знакомого чёрного кота, лукаво смотрящего на него своими зелёными глазищами. Тяжко вздохнув, Снейп страдальчески возвёл глаза к потолку, но гостя внутрь пустил, который не замедлил запрыгнуть на колени устроившегося на диване мужчины и принялся тарахтеть на всю громкость.

— С вами с ума сойдёшь, Поттер, — Снейп всё же запустил пальцы в шелковистую шёрстку и начал наглаживать закрывающего от удовольствия глаза кота. Тот лишь неопределённо мявкнул, продолжая млеть. Все дела решено было отложить на завтра, а сегодня было лишь уютное уединение двух ранее непримиримых магов, пусть несколько странное, но от этого не менее приятное.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +1
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Навстречу смерти
Jan 16 2019, 11:08
Знакомство с родителями
Jan 16 2019, 11:06
Воришка
Jan 16 2019, 11:01
Верь мне, Гарри
Jan 16 2019, 10:58
Хорошее дело браком не назовут
Jan 16 2019, 10:54
Наваждение
Jan 16 2019, 10:47
Севушкин цветочек
Jan 16 2019, 10:43
Подстава для героя
Jun 11 2018, 16:44
Примирение
Jun 11 2018, 05:13
Покой нам только снится
May 27 2018, 17:15
Vivente Vivere
Oct 26 2016, 02:47
Ах ты ж хитрая сова!
Sep 13 2016, 01:58
На него мы уповаем
Jun 2 2016, 17:13
Трудные дни в коттедже "Ракушка"
Jun 2 2016, 16:47
Она бы
May 15 2016, 04:47
Нечаянно
Sep 2 2015, 15:42
Перевоспитание упрямого гриффиндорца
Jun 28 2015, 10:56
Отражение
Feb 6 2015, 17:54
Замкнутый круг
Jan 3 2015, 11:57
Узри глаза, в которых было предсказание...
Sep 29 2013, 03:57
"Прощай, мой Гарри"
Oct 8 2012, 07:30
Надежда
Sep 15 2012, 08:37
Восход
Jul 22 2012, 21:55
Speculum a mortuorum
Jun 5 2012, 11:50



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.1202 ]   [ 12 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 23:29:04, 17 Aug 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru