> Великая Эра Выживания

Великая Эра Выживания

Имя автора: Iriri
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Джевелри Бонни, Пираты Белоуса, Коби, Морской Дозор и еще куча канонных
Жанр: Общий
Саммари: Длинный-длинный фик по Ван Пису.

Казнь Гол Д. Роджера положила начало Великой Эре Пиратов. Однако никто не ожидал, что почти двадцать лет спустя она завершится так же внезапно, как и началась, а на смену ей придет другая, куда более мрачная. Великая Эра Выживания.

Я очень давно хотела написать фанфик на зомби-тематику. И также давно хотела написать что-нибудь по Ван Пису. Отказываться от одной идеи в пользу другой показалось мне нецелесообразным, и справедливо подумалось: "Зомби апокалипсис в мире Ван Писа? А почему бы и нет?"
Дисклеймер: Мир принадлежит Оде, от меня только сюжет
Прочитать весь фанфик
Оценка: ?
 

Том 2. Поворот не туда. Глава 1. Затишье перед бурей

Ут­ро вы­далось на ред­кость по­гожим. Как раз по­дошел к кон­цу еже­год­ный се­зон дож­дей, и сол­нце сто­яло в зе­ните, вы­суши­вая про­мочен­ную нас­квозь за ме­сяц дож­дей зем­лю. И, как это бы­ло из го­да в год, Ист Энд по­тихонь­ку ожи­вал.

Про­терев оч­ки и выг­ля­нув в ок­но, я, вмес­то при­выч­ной се­рой без­людной кар­ти­ны уви­дел, что на ули­цы вы­сыпа­ла ку­ча на­роду, что Ли­на-сан уже за­нима­лась воз­ней на сво­их бес­ценных гряд­ках, что ре­бят­ня но­силась ту­да-сю­да на­пере­гон­ки. Вы­разить не мо­гу, как ме­ня об­ра­дова­ло уви­ден­ное. Дож­ди из­рядно ус­пе­ли на­до­есть: ни те­бе нор­маль­ных игр, ни про­гулок, ни да­же ры­бал­ки. Ког­да на ули­це ли­вень сте­ной, не боль­но-то по­наб­лю­да­ешь за поп­лавком – там глаз да глаз, что­бы лод­ку не за­лило до­вер­ху, а то сам не за­метишь, как ко дну пой­дешь. И хоть я и не от­плы­вал да­леко от бе­рега, все рав­но по­доб­но­го не хо­телось.

До­ма ни­кого не бы­ло. Ли­на-сан всег­да вста­вала зас­ветло, что­бы по­до­ить ко­рову. Год­жо-сан яв­но ушел на охо­ту, как и гро­зил­ся вче­ра за ужи­ном. Ну а Джол­ли я толь­ко что ви­дел бе­га­ющей на ули­це, она еще боль­ше ме­ня ус­та­ла си­деть в че­тырех сте­нах.

В кух­не на сто­ле сто­яла крин­ка мо­лока и бу­хан­ка хле­ба. Мас­ло и са­хар наш­лись не­пода­леку, так что зав­трак (или же это уже обед, учи­тывая, как вы­соко сол­нце?) у ме­ня по­лучил­ся пря­мо-та­ки цар­ский. Пла­нов на день у ме­ня бы­ло гро­мадье, так что я ре­шить не мог, за что же взять­ся сна­чала. Раз­ду­мывая над этой проб­ле­мой, я поч­ти вы­пал из ре­аль­нос­ти, не до­неся ку­сок до рта.

– Бра­тик! Бра­тик! Бра­тик!

Джол­ли вле­тела на кух­ню, ед­ва не сне­ся стол со всем его со­дер­жи­мым и зас­та­вив ме­ня под­ско­чить на мес­те. Бу­тер­брод я, ра­зуме­ет­ся, вы­ронил, и он, сог­ласно всем за­конам под­лости, ес­тес­твен­но, упал мас­лом вниз. Вздох­нув и под­няв его, я пос­пешно су­нул хлеб с мас­лом в рот, за­пив ос­татка­ми мо­лока, пос­ле че­го пос­мотрел на Джол­ли, в оче­ред­ной раз удив­ля­ясь, как та­кой ма­лень­кий ре­бенок мо­жет ус­тра­ивать та­кой шум и бар­дак. Впро­чем, моя свод­ная сес­тра всег­да от­ли­чалась ги­перак­тивностью и бы­ла нес­по­соб­на уси­деть на од­ном мес­те боль­ше ми­нуты.

– Что ты хо­тела? – сде­лав мощ­ное гло­татель­ное дви­жение, на­конец, спро­сил я.

– А ты возь­мешь ме­ня с со­бой? – она скло­нила го­лову на­бок, пре­дан­но смот­ря на ме­ня сни­зу вверх и те­ребя ру­ками по­дол платья.

– Мы ведь уже го­вори­ли об этом вче­ра, – я пот­ре­пал ее по тем­ным куд­ряшкам.

По­чему-то ря­дом с ней я всег­да чувс­тво­вал се­бя нам­но­го взрос­лее, чем был на са­мом де­ле. Род­ных брать­ев и сес­тер у ме­ня ни­ког­да не бы­ло, и мне не с чем бы­ло срав­ни­вать. Но чувс­тво бы­ло не­из­менно при­ят­ным. О ней хо­телось за­ботить­ся. Имен­но по­это­му я был со­вер­шенно уве­рен, что клад­би­ще, рас­по­лагав­ше­еся на дру­гом кон­це де­рев­ни, мень­ше все­го под­хо­дило для на­хож­де­ния там ма­лень­кой де­воч­ки. Од­на­ко уп­рямс­тва Джол­ли бы­ло не за­нимать, и ес­ли она что-то вте­мяши­вала се­бе в го­лову, пе­ре­убе­дить ее бы­ло прак­ти­чес­ки не­воз­можно. Так и вче­ра, ког­да я де­лил­ся с Ли­ной-сан пла­нами на день те­кущий, Джол­ли во что бы то ни ста­ло воз­на­мери­лась пой­ти со мной на клад­би­ще. Тот факт, что она во­об­ще по­нятия не име­ла, что та­кое клад­би­ще, ее не вол­но­вал.

– Ну, бра­тик Ко­би, ну, по­жалуй­ста!

И поп­ро­буй, на­зыва­ет­ся, от­ка­жи ей, ког­да она на­чина­ет так ка­нючить… И че­го же те­бе с под­ру­гами-то не иг­ра­ет­ся, ког­да на дво­ре та­кой де­нек? Но я уже дав­но за­метил, что прак­ти­чес­ки с пер­во­го же дня, как я пе­рес­ту­пил по­рог это­го до­ма, у Джол­ли бы­ло ко мне осо­бое от­но­шение. И ес­ли бы­ла воз­можность, она всег­да ста­ралась про­водить вре­мя со мной. Не знаю, с чем это свя­зано. Мо­жет, с тем, что ей всег­да хо­телось, что­бы у нее был брат, – я не спра­шивал. Че­го не го­вори, мне нра­вилось с ней во­дить­ся, Ли­на-сан и Год­жо-сан мне до­веря­ли, а боль­ше­го и не на­до бы­ло.

Так что, са­мо со­бой, приш­лось тяж­ко вздох­нуть и взять ее с со­бой. Пусть уж луч­ше один раз пос­мотрит на клад­би­ще и убе­дит­ся, что де­лать там не­чего, что там скуч­но и не­ин­те­рес­но, и боль­ше со мной не про­сит­ся.

Ист Энд был кро­шеч­ным ос­тро­вом в Ист Блю. Собс­твен­но, все, что на нем бы­ло, это на­ша де­рев­ня, ма­лень­кий зам­кну­тый ми­рок, жи­вущий на сво­ем хо­зяй­стве. Да­же ба­зы Мор­ско­го До­зора у нас не бы­ло – так, не­боль­шое зда­ние, в ко­тором нес­ли вах­ту двое де­жур­ных. И то их при­сутс­твие здесь бы­ло не­обя­затель­ным – к нам сро­ду ник­то не зап­лы­вал. Да­же ког­да на­чалась Ве­ликая Эра Пи­ратов, наш ос­тров об­хо­дили сто­роной, та­ким он был жал­ким. В де­рев­не все друг дру­га зна­ли в ли­цо, что ис­клю­чало да­же ту­ман­ную воз­можность то­го, что сре­ди нас по­явят­ся во­ры. Так и вы­ходи­ло, что до­зор­ные тут ос­но­ватель­но ску­чали и спа­ли и ви­дели, как их пе­реве­дут в мес­то по­ин­те­рес­нее. Иног­да я за­ходил к ним от не­чего де­лать. Ме­ня ник­то не гнал, на­обо­рот, они с ра­достью ко­рота­ли вре­мя, рас­ска­зывая о даль­них стра­нах и ос­тро­вах, на ко­торых им до­води­лось бы­вать. Рас­ска­зыва­ли о штаб-квар­ти­ре Мор­ско­го До­зора, что на­ходи­лась в Ма­рин­форде, на Гранд Лайн, о том, как прод­ви­га­ет­ся борь­ба с пи­рата­ми, ко­торых ста­нови­лось все боль­ше и боль­ше. И да­же шу­тили, что, будь я пос­тарше, ме­ня бы неп­ре­мен­но приг­ла­сили на служ­бу. И шут­ки шут­ка­ми, а идея эта бы­ла впол­не се­бе ни­чего. Вся­ко луч­ше, чем до кон­ца жиз­ни ра­ботать на гряд­ках.

Так что мы с Джол­ли мед­ленно шли в сто­рону бе­рега. Она го­вори­ла без умол­ку, не да­вая мне вста­вить ни сло­ва, бе­гала вок­руг, со­бира­ла цве­ты, пы­та­ясь на хо­ду сплес­ти из них ве­нок, по­тер­пе­ла не­уда­чу, ед­ва не раз­ре­велась, но по­том с мо­ей по­мощью все же до­вела де­ло до кон­ца и тор­жес­твен­но вод­ру­зила его на го­лову. Ра­зуме­ет­ся, на мою, на чью же еще?

На клад­би­ще всег­да бы­ло ти­хо, по срав­не­нию с де­рев­ней. И да­же ес­ли лю­ди слу­чай­но встре­чались здесь, раз­го­воров, как пра­вило, ник­то не вел. Нуж­ная мне мо­гила бы­ла с краю, так что да­леко ид­ти не приш­лось. Опус­тившись на ко­лени, я про­вел ру­кой по теп­ло­му мо­гиль­но­му кам­ню, пос­ле че­го снял с го­ловы ве­нок и по­ложил его ря­дом. Джол­ли, слов­но про­ник­нувшись ат­мосфе­рой это­го мес­та, то­же не шу­мела. Вмес­то это­го она, под­ра­жая мне, се­ла ря­дом и то­же пос­мотре­ла на над­гро­бие. Чи­тать она еще не уме­ла, так что приш­лось по­яс­нить.

– Это и есть клад­би­ще, – об­вел я ру­кой ок­ру­жав­шие нас мо­гилы. – Здесь по­хоро­нены те, кто умер. Где-то здесь по­хоро­нены и твои ба­буш­ка с де­душ­кой, а тут, – я кив­нул на мо­гилу пе­ред на­ми, – пог­ре­бен мой па­па.

Я ро­дил­ся и вы­рос с Ист Эн­де. Ма­тери я ни­ког­да не знал. Го­вори­ли, что она от­ка­залась от ме­ня сра­зу пос­ле рож­де­ния и по­кину­ла ос­тров с ка­ким-то не то пи­ратом, не то прос­то мо­ряком. Я да­же не знал, как она выг­ля­дела, да это и не име­ло зна­чения. Отец ры­бачил и был впол­не в сос­то­янии про­кор­мить нас обо­их, да и, как я уже го­ворил, в де­рев­не все друг дру­га зна­ли и на го­лод­ную смерть не бро­сили бы.

Имен­но по­это­му, ког­да па­па умер три го­да на­зад от пнев­мо­нии, Ли­на-сан и Год­жо-сан, с ко­торы­ми мы жи­ли по со­седс­тву, без ма­лей­ших раз­ду­мий взя­ли ме­ня к се­бе. И не бы­ло ни од­но­го дня, ког­да бы я об этом по­жалел. Да, они не лю­били ме­ня так силь­но, как лю­били Джол­ли, но мне это­го и не нуж­но бы­ло. К раб­ско­му тру­ду с ут­ра до ве­чера ме­ня не при­нуж­да­ли, кор­ми­ли вкус­но, ну а что с ого­родом про­сили по­мочь иног­да – так это не­боль­шая пла­та. Ог­ра­ничи­вать ме­ня в чем-ли­бо то­же ник­то не спе­шил, так что боль­шую часть вре­мени я был пре­дос­тавлен сам се­бе.

Най­ти се­бе за­нятие на ма­лень­ком ос­тров­ке – за­дача не из прос­тых, од­на­ко вре­мя шло. Мед­ленно, но шло. За раз­го­вора­ми с до­зор­ны­ми, за иг­ра­ми и вос­пи­тани­ем Джол­ли, за ры­бал­кой, ког­да я ра­зоб­рался с от­цов­ски­ми снас­тя­ми, за ра­ботой на фер­ме. И жа­ловать­ся мне бы­ло грех. И все же, чем даль­ше, тем явс­твен­нее я ощу­щал, что мне скуч­но. От­ча­ян­но, ди­ко, не­веро­ят­но скуч­но! Мне бы­ло не­ин­те­рес­но си­деть и ко­пать­ся на гряд­ках, пас­ти ко­рову или за­нимать­ся се­ноко­сом. Хо­телось боль­ше­го. На­вер­ное, имен­но в тот мо­мент я для се­бя ре­шил, что хо­чу стать до­зор­ным. Нас­лу­шал­ся рас­ска­зов мес­тных стра­жей пра­восу­дия, да и вы­ходить на ры­бал­ку на лод­ке мне нра­вилось ку­да боль­ше, чем прос­то си­деть на бе­регу с удоч­кой.

О сво­ем же­лании всту­пить во флот я ни­кому не го­ворил. За­ик­нулся как-то об этом Ли­не-сан, но она лишь го­ловой по­кача­ла, ска­зав, что До­зору как раз толь­ко и не хва­тало, что де­вяти­лет­не­го маль­чиш­ки для пол­но­го счастья. Пос­ле че­го уш­ла за­нимать­ся до­маш­ни­ми де­лами, ве­лев про­полоть мор­ковь. Воз­можно, Год­жо-сан под­держал бы мое же­лание, в кон­це кон­цов, пой­ман­ную мной в мо­ре ры­бу он не­из­менно нах­ва­ливал. Но рас­ска­зать ему я по­чему-то так и не ре­шил­ся. Джол­ли то­же ни­чего не зна­ла, и сла­ва бо­гу! Ес­ли уз­на­ет она, че­рез пол­ча­са об этом бу­дут знать все. Как и все ма­лень­кие де­ти, она со­вер­шенно не уме­ла дер­жать язык за зу­бами.

Раз­ве что до­зор­ные от­но­сились к мо­ей за­тее одоб­ри­тель­но, но опять же все упер­лось в мой воз­раст – в Ака­демию До­зора бра­ли толь­ко с две­над­ца­ти лет, что оз­на­чало, что хо­чешь не хо­чешь, а мне еще три го­да при­дет­ся ждать.

Но вот за что я им был осо­бен­но бла­года­рен, так это за то, что, ви­дя мое стрем­ле­ние со вре­менем по­пол­нить их ря­ды, флот­ские да­вали мне кни­ги, ко­торые в Ист Эн­де иным пу­тем бы­ло не дос­тать – та­ковых прос­то ни у ко­го не бы­ло. Ус­трой­ство ко­раб­лей, на­вига­ция – по­нача­лу у ме­ня го­лова шла кру­гом от мно­гочис­ленных не­понят­ных тер­ми­нов. Все же, это бы­ли не учеб­ни­ки, где все объ­яс­ня­лось с азов, а прос­то спра­воч­ни­ки. О чем-то я до­гады­вал­ся, о чем-то спра­шивал, ста­ра­ясь не слиш­ком на­до­едать до­зор­ным воп­ро­сами, но де­ло ху­до-бед­но шло. Пос­те­пен­но я учил­ся от­ли­чать мар­сель от брам­се­ля*, фок-мач­ту от би­зань-мач­ты**, но это все рав­но бы­ли та­кие ме­лочи по срав­не­нию с тем, что жда­ло впе­реди.

– А за­чем на­до при­ходить на клад­би­ще? – го­лос Джол­ли проз­ву­чал, слов­но гром сре­ди яс­но­го не­ба, и вновь выр­вал ме­ня из за­дум­чи­вос­ти.

Стай­ка птиц, что до это­го ко­поши­лась в тра­ве не­пода­леку от нас, с шу­мом взмы­ла в не­бо. Я же, гля­дя на них, пы­тал­ся соб­рать­ся с мыс­ля­ми и по­нять, что же толь­ко что спро­сила си­дящая ря­дом со мной дев­чушка. А ког­да по­нял, то не смог так с нас­ко­ка дать прос­той от­вет, что­бы он был по­нятен ма­лень­ко­му ре­бен­ку.

– Что­бы пом­нить, – на­конец, вы­давил из се­бя я. – Ког­да че­ловек при­ходит сю­да, это зна­чит, что он ску­ча­ет по то­му, кто умер.

– Зна­чит, ты ску­ча­ешь по сво­ему па­пе? – Джол­ли выг­ля­дела на ред­кость серь­ез­ной, а по­том пос­мотре­ла на ме­ня. – Не на­до ску­чать. Пой­дем по­иг­ра­ем, и те­бе ста­нет ве­село. И ты не бу­дешь ску­чать.

Мне бы ее не­пос­редс­твен­ность…

Как я и ду­мал, на­дол­го за­дер­жать­ся на клад­би­ще не уда­лось, по­тому что Джол­ли быс­тро зас­ку­чала и на­чала кап­ризни­чать. А Джол­ли, ко­торая кап­ризни­ча­ет, это нам­но­го ху­же, чем Джол­ли, ко­торая ка­нючит. Бо­лее то­го, мне да­же ос­таль­ные пла­ны, в час­тнос­ти ры­бал­ку приш­лось от­ло­жить, по­тому что сес­трен­ка твер­до вби­ла се­бе в го­лову идею ме­ня раз­ве­селить. И да­же до­билась ус­пе­хов. По край­ней ме­ре, по­ка мы с ней и дю­жиной ее дру­зей/под­руг но­сились по по­лю, за­пус­кая цве­тас­то­го бу­маж­но­го змея, вре­мя про­лете­ло быс­тро и не­замет­но. В ито­ге до­мой мы вер­ну­лись ча­сам к шес­ти, го­лод­ные, ус­тавшие, но впол­не счас­тли­вые. И да­же тот факт, что змей в ре­зуль­та­те отор­вался и уле­тел, не мог ис­портить нам нас­тро­ение.

На ужин бы­ла зай­ча­тина в сме­тане – Ли­на-сан рас­ста­ралась, зная, как я люб­лю это блю­до, а мне ста­ло со­вес­тно, что ме­ня весь день не бы­ло до­ма, и я ни­чем ей не по­мог. Все же тя­нуть боль­шое при­уса­деб­ное хо­зяй­ство прак­ти­чес­ки в оди­ноч­ку тя­жело.

Дав се­бе за­рок, что зав­тра неп­ре­мен­но про­полю все гряд­ки, до ка­ких толь­ко смо­гу до­тянуть­ся, я быс­тро по­мыл по­суду и при­пус­тил в сто­рону зда­ния До­зора. Обе­щал ведь, что за­несу кни­ги се­год­ня, и со всей этой бе­гот­ней со­вер­шенно об этом за­был. На­де­юсь, ру­гать­ся не бу­дут. И не ре­шат, что мо­им обе­щани­ям ве­рить нель­зя – кни­ги мне да­вали под чес­тное сло­во.

Но, как ока­залось, вол­но­вал­ся я зря. О кни­гах ник­то и не вспо­минал. Бо­лее то­го, ког­да я их при­тащил, до­зор­ные и вов­се уди­вились, что я воз­вра­щаю их так ра­но. Нас­тро­ение у них се­год­ня бы­ло еще бо­лее бла­годуш­ным, чем обыч­но – ме­ня тут же по­рыва­лись на­по­ить ча­ем. Обыч­но я сог­ла­шал­ся, но не в этот раз – съ­ешь я еще хоть что-ни­будь, и точ­но лоп­ну. Зай­ча­тина бы­ла слиш­ком вкус­ной, а вот пос­ледние кус­ка три оп­ре­делен­но бы­ли лиш­ни­ми.

– Ну, и как? Все по­нял? – быс­тро про­лис­тнув при­несен­ную мной кни­гу, по­ин­те­ресо­вал­ся до­зор­ный, в то вре­мя как его кол­ле­га вы­шел на ули­цу, что­бы ку­пить га­зету у при­летев­шей чай­ки-поч­таль­она.

– Бо­лее-ме­нее, – нем­но­го сту­шевал­ся я, вов­се не чувс­твуя в се­бе уве­рен­ности от­ве­чать на воп­ро­сы по ма­тери­алу кни­ги. – Не сов­сем по­нял наз­на­чение мун­се­ля и трюм­се­ля*, учи­тывая их ма­лую пло­щадь по срав­не­нию с ос­таль­ны­ми па­руса­ми. Но ус­трой­ство ран­го­ута*** вро­де бы за­пом­нил.

– Это при­дет с опы­том, – мах­нул ру­кой он. – Но во­об­ще за­дача лю­бого па­руса, да­же та­кого ма­лень­ко­го, как мун­сель, это ло­вить ве­тер. В за­виси­мос­ти от его нап­равле­ния, си­лы и ско­рос­ти, на ко­раб­лях ис­поль­зу­ют раз­ные па­руса. В час­тнос­ти, трюм­сель и мун­сель под­ни­ма­ют при сла­бых вет­рах, ког­да…

За­кон­чить рас­сказ он так и не ус­пел, по­тому что в ком­на­ту быс­трым ша­гом во­шел его на­пар­ник. И, ес­ли ког­да он вы­ходил, нас­тро­ение у не­го хоть и не би­ло клю­чом, но все рав­но бы­ло впол­не бла­годуш­ным, сей­час от бла­году­шия не ос­та­лось и сле­да. А я мыс­ленно на­чал пе­реби­рать в го­лове все свои воз­можные прос­тупки, но так и не смог вспом­нить ни­чего про­тиво­закон­но­го. Од­на­ко флот­ский да­же не смот­рел на ме­ня, сжи­мая в ру­ках га­зету, за ко­торой вы­ходил, и вскры­тый кон­верт.

– Приш­ло но­вое рас­по­ряже­ние, – кив­нул он на кон­верт. – Ген­штаб мо­били­зу­ет все сво­бод­ные си­лы и объ­яв­ля­ет сроч­ный об­щий сбор в Ма­рин­форде.

Нас­тро­ение в ком­на­те пос­ле этих слов рез­ко пош­ло на убыль, а воз­дух стал поч­ти что гус­тым от нап­ря­жения. По-хо­роше­му, мне сле­дова­ло встать и не­мед­ленно уй­ти, по­тому что раз­го­вор этот яв­но не пред­назна­чал­ся для мо­их ушей, но я слов­но при­рос к кол­че­ного­му сту­лу, на ко­тором си­дел, и бо­ял­ся сде­лать лиш­нее дви­жение.

Как я по­нял, на­чаль­ство вы­зыва­ет в штаб До­зора всех без ис­клю­чения. Ин­те­рес­но, что мог­ло слу­чить­ся? На­вер­ня­ка что-то очень серь­ез­ное, ина­че не бы­ло бы та­кой сроч­ности. От пред­чувс­твия че­го-то не­хоро­шего у ме­ня ощу­тимо за­соса­ло под ло­жеч­кой, как ес­ли бы гря­дущие со­бытия ка­ким-то об­ра­зом ка­сались ме­ня лич­но.

– От­прав­ля­ем­ся не­мед­ленно.

И, не роз­ня сло­ва с де­лом, до­зор­ные прис­ту­пили к сбо­рам. Хо­тя сбо­рами это мож­но бы­ло наз­вать с на­тяж­кой. С со­бой они поч­ти ни­чего не бра­ли, так, лишь нес­коль­ко до­кумен­тов. Как я по­нял, они всег­да бы­ли го­товы сор­вать­ся по пер­во­му зо­ву, ведь мно­го раз го­вори­ли, что им не нра­вит­ся на­ша ти­хая га­вань.

– Так, Ко­би, – тот, что рас­ска­зывал мне о па­русах, на­конец, вспом­нил о том, что я на­хожусь здесь. – По­нятия не имею, сколь­ко нас не бу­дет и вер­немся ли мы во­об­ще сю­да. Ес­ли не вер­немся мы, при­будет кто-то дру­гой. До это­го вре­мени мо­жешь брать и чи­тать лю­бые кни­ги, ка­кие тут най­дешь, и изу­чать лю­бые кар­ты. Ни­чего сек­ретно­го тут все рав­но нет. Ты у нас па­рень от­ветс­твен­ный, но все же пос­та­рай­ся ни­чего не по­терять.

Я, ра­зуме­ет­ся, рас­сы­пал­ся в за­вере­ни­ях, что всег­да от­но­шусь к чу­жим ве­щам с осо­бой ос­то­рож­ностью и ина­че прос­то не умею. На этом наш раз­го­вор и за­кон­чился. Флот­ские спеш­но от­бы­ли, ос­та­вив мне клю­чи от это­го зда­ния, а я по­терян­но си­дел пос­ре­ди ка­бине­та, в ко­тором до это­го про­водил мно­жес­тво ин­те­рес­ных и поз­на­ватель­ных ве­черов. В ка­мине все еще тре­щал огонь, на сто­ле сто­яли две не­допи­тые круж­ки с ча­ем и ле­жал ло­моть рыб­но­го пи­рога.

И что при­каже­те мне де­лать со всем этим? Ни­как не ожи­дал, что ког­да-ни­будь ока­жусь в та­кой си­ту­ации. и ни­как не ожи­дал, что до­зор­ные взва­лят на ме­ня ка­кую-ни­какую, а все же от­ветс­твен­ность за это мес­то.

– Хм, ну, до­пус­тим, в ус­лу­гах До­зора мы ни­ког­да осо­бо не нуж­да­лись, – вслух рас­суждал я, опо­лас­ки­вая круж­ки и уби­рая их в шкаф. – Так что с их ухо­дом мы нем­но­го по­теря­ли. Сю­да то­же вряд ли кто-то за­берет­ся, но ос­тавлять зда­ние от­кры­тым все рав­но не сто­ит… За­то книг тут…

Я об­вел взгля­дом пол­ки, плот­но зас­тавлен­ные раз­личны­ми спра­воч­ни­ками, ат­ла­сами и уже пред­вку­шал мо­ре удо­воль­ствия. Чи­тать мне всег­да нра­вилось. А чи­тать кни­ги по те­ме, ко­торая те­бе ин­те­рес­на, нра­вилось вдвой­не. Ин­те­рес­но, что ска­жет Ли­на-сан обо всем этом? Или, мо­жет, не сто­ит ей об этом го­ворить?

И что же все-та­ки слу­чилось в Ма­рин­форде?

Уб­рав все со сто­ла, по­гасив огонь в ка­мине и заб­рав пи­рог с со­бой (не ос­тавлять же его тут), я по­шел до­мой. Пло­хое пред­чувс­твие, выз­ванное вне­зап­ным отъ­ез­дом до­зор­ных, не ос­тавля­ло ме­ня до са­мой но­чи, и да­же раз­го­воры с Джол­ли и мыс­ли о пред­сто­ящих ве­черах за кни­гами не мог­ли ме­ня от­влечь. Ус­нуть уда­лось с ог­ромным тру­дом и толь­ко под ут­ро.


***


По су­ти, с ухо­дом флот­ских в Ист Эн­де ни­чего и не из­ме­нилось. Про­ис­шес­твий, ко­торые тре­бова­ли бы вме­шатель­ства До­зора, у нас не слу­чалось, все по-преж­не­му бы­ло ти­хо и спо­кой­но. И лип­кий страх, зах­лес­тнув­ший ме­ня в тот ве­чер, пос­те­пен­но со­шел на нет. Га­зеты мол­ча­ли, ни­какой ин­форма­ции о том, что бы­ло при­чиной об­ще­го сбо­ра до­зор­ных, ник­то не да­вал. А, су­дя по нас­тро­ению в де­рев­не, ни­кого, кро­ме ме­ня, и не вол­но­вали по­доб­ные проб­ле­мы.

Ли­не-сан я все же рас­ска­зал о том, что про­изош­ло, и она ужас­но рас­серди­лась та­ким са­мо­уп­равс­твом флот­ских. И да­же по­рыва­лась от­нять до­верен­ный мне ключ. Мо­его же­лания че­рез три го­да пос­ту­пить на служ­бу она по-преж­не­му не раз­де­ляла и кри­вилась вся­кий раз, как ви­дела ме­ня с кни­гой. Со вре­менем, что­бы ее не раз­дра­жать, я стал чи­тать в зда­нии До­зора, ко­торое за па­ру не­дель при­об­ре­ло яв­ный от­те­нок заб­ро­шен­но­го по­меще­ния. Мне это не нра­вилось ка­тего­ричес­ки, и я, как мог, ста­рал­ся со­дер­жать его в по­ряд­ке. И не ус­та­вал удив­лять­ся, ка­кой уто­митель­ной мо­жет быть при­бор­ка це­лого до­ма, пусть да­же и та­кого не­боль­шо­го как этот. Не пред­став­ляю, как Ли­на-сан справ­ля­ет­ся со всем хо­зяй­ством од­на…

Иног­да ком­па­нию мне сос­тавля­ла Джол­ли, хо­тя я по-преж­не­му не мог взять в толк, по­чему же со мной ей на­ходить­ся ин­те­рес­нее, не­жели с под­ру­гами ее воз­раста. По­рой мы за весь день раз­го­вари­вали толь­ко за обе­дом, ко­торый нам, скре­пя сер­дце, да­вала с со­бой Ли­на-сан. Я под­час си­дел и чи­тал весь день нап­ро­лет, а сес­трен­ка бра­ла с со­бой ку­кол и, ок­ку­пиро­вав угол, си­дела и иг­ра­ла са­ма с со­бой, лишь иног­да от­вле­кая ме­ня.

А я по­тихонь­ку учил­ся. Не так быс­тро, как мог бы, будь ря­дом тот, кто про­яс­нял бы мне спор­ные мо­мен­ты. И не факт, что не­кото­рые ве­щи я по­нимал пра­виль­но – не­кото­рые кни­ги, ка­залось, бы­ли на­писа­ны на дру­гом язы­ке, нас­толь­ко труд­ны­ми для по­нима­ния они бы­ли. От оби­лия за­ум­ных тер­ми­нов, вник­нуть в смысл ко­торых я пы­тал­ся по кон­тек­сту и кар­тинкам, у ме­ня на­чина­ла бо­леть го­лова. Но так как де­лать все рав­но бы­ло не­чего, я кро­пот­ли­во пе­реры­вал сло­вари, спра­воч­ни­ки и эн­цикло­педии, по­ка не на­ходил зна­чение нуж­но­го мне сло­ва.

Про­цесс шел очень мед­ленно. Ми­нуло три ме­сяца с тех пор, как это зда­ние ста­ло мо­им вто­рым до­мом, и за это вре­мя я прош­ту­диро­вал от и до все­го че­тыре кни­ги. Про­бовал, ис­хо­дя из по­лучен­ных зна­ний, на­рисо­вать кар­ту Ист Эн­да и сра­зу же по­нял, что кар­тогра­фия это не мое, с мо­ими-то кри­выми ру­ками. Не­нам­но­го луч­ше де­ла шли с пос­трой­кой сво­ей лод­ки, ко­торую я пы­тал­ся ско­лотить на зад­нем дво­ре, в сво­ем угол­ке, вы­делен­ном мне Год­жо-са­ном и Ли­ной-сан для мо­их хоб­би. В те­ории все бы­ло до­воль­но прос­то, с прак­ти­кой же все ока­залось не нас­толь­ко ра­дуж­но. Но я не уны­вал. Ко­ротать вре­мя все рав­но бы­ло нуж­но.


***


При­чины, по­будив­шие до­зор­ных по­кинуть наш ос­тров, на­чали всплы­вать на по­вер­хность лишь спус­тя пол­го­да пос­ле их ухо­да. За это вре­мя в Ист Энд так и не при­было ни од­но­го флот­ско­го, что все же нем­но­го нап­ря­гало и бес­по­ко­ило. Ка­залось ка­ким-то неп­ра­виль­ным их от­сутс­твие, и я очень ждал их воз­вра­щения. Но дож­дался в ито­ге толь­ко то­го, что как-то ве­чером, ког­да сол­нце кло­нилось к за­кату, всех жи­телей де­рев­ни стар­ше се­ми лет выз­ва­ли к мэ­ру.

Ска­зать, что все бы­ли удив­ле­ны, зна­чит ни­чего не ска­зать. По­доб­но­го на мо­ей па­мяти не слу­чалось еще ни ра­зу. В Ист Эн­де прос­то не про­ис­хо­дило ни­чего, что тре­бова­ло бы ви­зита к мэ­ру, да еще и все­об­ще­го. Да еще и с деть­ми. Удив­ле­ние Год­жо-са­на и Ли­ны-сан го­вори­ло о том, что та­кое в но­вин­ку и для них то­же, а не толь­ко для ме­ня.

Вся эта си­ту­ация бы­ла стран­ной с са­мого на­чала и пос­та­вила с ног на го­лову на­шу ти­хую оби­тель. Тут и там раз­да­вались па­ничес­кие ше­пот­ки, кто-то уве­рен­но го­ворил, что наш ос­тров по­терял не­зави­симость и пе­решел в собс­твен­ность ка­кого-то тол­сто­сума, вто­рой ут­вер­ждал, что мэр сби­ра­ет всех, что­бы со­об­щить о вве­дении но­вых на­логов и по­датей. В об­щем, об­ста­нов­ка пе­ред до­мом мэ­ра, рас­по­ложен­но­го пря­мо пе­ред цен­траль­ной пло­щадью, бы­ла та еще. И ник­то не пред­ве­щал ни­чего хо­роше­го. Не­веденье вол­но­вало и пу­гало всех, по­это­му, ког­да на три­буне, на­конец, по­казал­ся мэр, я об­ра­довал­ся, что сей­час он все рас­ста­вит по мес­там.

Он на­чал из­да­лека, с обод­ря­ющей при­ветс­твен­ной ре­чи. Ко­рот­ко рас­ска­зал о том, что про­ис­хо­дит в ми­ре и на со­сед­них ос­тро­вах в Ист Блю. Но да­же мне бы­ло слыш­но, что все эти сло­ва – все­го лишь на­чало, и они поч­ти не име­ют от­но­шения к то­му, что он со­бирал­ся ска­зать из­на­чаль­но.

– Нес­коль­ко ча­сов на­зад приш­ло со­об­ще­ние от Ми­рово­го пра­витель­ства, – на­конец, за­гово­рил он о де­лах на­сущ­ных. – И пусть наш ос­тров не вхо­дит в его сос­тав, эта ин­форма­ция бы­ла нап­равле­на по всем ос­тро­вам и стра­нам без ис­клю­чения. На Гранд Лай­не про­изош­ла вспыш­ка очень стран­ной и смер­тель­но опас­ной ин­фекции, и она с ог­ромной ско­ростью рас­простра­ня­ет­ся по оке­ану. В свя­зи с этим, что­бы обе­зопа­сить се­бя, всем жи­телям ка­тего­ричес­ки вос­пре­ща­ет­ся кон­такти­ровать с мор­ской во­дой и упот­реблять в пи­щу лю­бые про­дук­ты, так или ина­че свя­зан­ные с ней. Так сле­ду­ет пол­ностью ис­клю­чить из сво­его ра­ци­она ры­бу, мол­люсков, во­дорос­ли, а так же мя­со ди­ких зве­рей. Так­же нас­то­ятель­но ре­комен­ду­ет­ся мак­си­маль­но сок­ра­тить кон­такты с ре­ками и озе­рами, так или ина­че свя­зан­ны­ми с оке­аном. Ни­каких ис­клю­чений.

Жи­тели воз­бужден­но за­гомо­нили, на мэ­ра об­ру­шил­ся град воз­му­щен­ных и не­до­умен­ных воп­ро­сов, и он тер­пе­ливо ждал, по­ка вновь во­царит­ся ти­шина.

– Так­же мне по­руче­но до­вес­ти до све­денья каж­до­го из вас, что от бо­лез­ни нет ле­карс­тва, – про­дол­жил он. – И, в слу­чае за­боле­вания она в ста про­цен­тах слу­ча­ев при­водит к ле­таль­но­му ис­хо­ду. Бо­лее то­го, она чрез­вы­чай­но за­раз­на. По­это­му в слу­чае ма­лей­ше­го по­доз­ре­ния сле­ду­ет не­замед­ли­тель­но об­ра­щать­ся к вра­чу. Сим­пто­мы, по ко­торым мож­но рас­познать бо­лезнь, – по­вышен­ная бес­почвен­ная аг­рессия и зло­ба, пос­те­пен­но пе­рете­ка­ющая в апа­тию и рез­кий упа­док сил. Боль­но­го над­ле­жит не­замед­ли­тель­но изо­лиро­вать и ог­ра­ничить его кон­такты со здо­ровы­ми людь­ми.

До­мой мы воз­вра­щались в пол­ней­шем раз­драе, что не­уди­витель­но. Слиш­ком мно­го не­ожи­дан­ных и неп­ри­ят­ных но­вос­тей од­новре­мен­но. Ли­на-сан нап­ря­жен­но мол­ча­ла всю до­рогу, Год­жо-сан пе­ри­оди­чес­ки что-то бор­мо­тал се­бе под нос, су­дя по то­ну, не слиш­ком цен­зурное. С Джол­ли они пред­почли объ­яс­нить­ся са­ми, я же де­лал для се­бя оче­ред­ную мыс­ленную за­мет­ку, что от­ны­не мне при­дет­ся еще бо­лее вни­матель­но приг­ля­дывать за сес­трой. А еще, ка­жет­ся, я боль­ше не смо­гу за­нимать­ся ры­бал­кой. А еще служ­ба в До­зоре те­перь, оче­вид­но, бу­дет бо­лее опас­ной. А еще Ли­на-сан и Год­жо-сан впол­не мо­гут ме­ня не от­пустить на уче­бу.

А еще нас­тро­ение мое про­вали­лось ни­же плин­ту­са, и ос­та­ток но­чи я про­валял­ся в пос­те­ли в бес­почвен­ных по­пыт­ках зас­нуть.




Примечания:
* Марсель, брамсель, трюмсель и мунсель - различные виды прямых парусов.
** Фок-мачта - первая мачта, считая от носа корабля. Бизань-мачта - всегда последняя мачта, считая от носа корабля.
*** Если по-простому, рангоут - это то, на что ставят паруса. Сюда входят мачты, бушприт, гафели, реи и прочее.
Прочитать весь фанфик
Оценка: ?
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Тонкая грань
Jul 4 2016, 04:58
Единственная слабость
Apr 29 2016, 19:39
Побег от прошлого
Jun 6 2015, 15:58
Шедевр
May 18 2015, 11:59



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0824 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 20:27:25, 15 Jan 2021 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru