> Приквел. Запретная любовь Принца-Полукровки (Последний шанс на любовь)

Приквел. Запретная любовь Принца-Полукровки (Последний шанс на любовь)

Имя автора: Captive(Анна)
Рейтинг: R
Пейринг: ЛД(НЖП)/СС
Жанр: Экшн
Саммари: Это история о девушке, чей мир перевернулся, едва ей исполнилось тринадцать. Как и все, она получила заветное письмо в Хогвартс в одиннадцать лет, но судьба-злодейка распорядилась иначе и героиня смогла туда отправиться лишь спустя два года. Тогда она не знала, что директор школы это ее родной дедушка. И уж не могла предугадать, что сможет полюбить самого злобного и холодного двойного агента.

Это приквел к фику "Последний шанс на любовь" про Лилиан и Снейпа.
Идет шестой курс обучения. Сюжетная линия идет своим чередом, за исключением, что у директора Хогвартса появляется внучка — Лилиан. Их родство в тайне, и девушке приходится скрывать правду от своих друзей. С каждым днем скрывать становится сложнее, чувство вины съедает ее изнутри. Но что, же будет дальше? Некоторые моменты из жизни девушки будут рассказаны в этом фанфике в виде воспоминаний.
Оставляйте комменты))

Фанфик находится на фикбуке: https://ficbook.net/readfic/1466775/22833119#part_content
***
11.12.20.
Внимание! Главы редактируются новой бетой и пока исправлено до 13 главы включительно!

Дисклеймер: Все герои Ро принадлежат ей, кроме НЖП)
Прочитать весь фанфик
Оценка: +58
 

Глава 29. Последняя встреча

Как и обещала мадам Помфри, Лилиан покинула больницу рано утром в воскресенье. Благодаря заботам целительницы почти все порезы затянулись, некоторые шрамы исчезли. Девушке хотелось вырваться из Больничного крыла как можно скорее – компания Малфоя её тяготила. Кроме того, ей порядком надоело бездельничать под пристальным присмотром мадам Помфри. Уже на выходе из Больничного крыла, когда Лилиан уж было решила, что, наконец, свободна, её пытались снабдить заживляющими зельями и мазями. С какой-то стороны это было рационально – чем свежее шрам, тем лучше он поддается лечению. И, тем не менее, гриффиндорка поняла, что они нисколько её не тяготят – крохотный шрам в полдюйма на боку, небольшой в два дюйма на плече.
Закрывая дверь больничных палат, Лилиан наткнулась на взгляд Драко. Он не был злым – скорее в нём была тоска по хоть какой-нибудь компании. Всё время, пока она собирала вещи, он лежал к ней спиной и не проронил ни слова. Лилиан же нисколько не жалела о том, что избавляется от этого малоприятного внимания с его стороны. Улыбка тронула её губы, стоило ей подумать о мягкой постели в девичьей спальне, мягких пуфиках в гриффиндорской гостиной и неограниченной компании настоящих друзей.
Обнимая руками увесистую сумку с зельями и подарками, Лилиан направилась в общую гостиную знакомым маршрутом. Стены, освещаемые мягким светом факелов, создавали впечатление, словно не было этих кошмаров и боли в Больничном крыле, словно она просто снова засиделась в библиотеке. Словно она не провела столько времени с неприятным ей Малфоем. Сквозь ткань сумки она рукой чувствовала подарок Северуса. Сильнее, чем снова встретиться с друзьями и пойти на занятия, ей хотелось спросить профессора о нём. Драгоценность явно фамильная и с очень богатой историей – так почему он отдал её ей? Этот вопрос мучал Лилиан весь прошедший день.
Едва гриффиндорка успела открыть рот, чтобы назвать пароль портрету Полной Дамы, как та её перебила.
— Что-то ты рановато сегодня, мисс… — Полная Дама демонстративно зевнула и открыла проход, не дожидаясь пароля. «Разве портретам приходится зевать? Может у них ещё и тело устает от постоянного нахождения в одной позе?» - вопросы казались абсурдными, но задавать их было бы, наверное, бестактным.
Отбросив странные мысли, Лилиан переступила порог пустующей гостиной. Огонь в камине разгорался с новой силой – эльфы явно растопили его к пробуждению школьников. Стараясь двигаться максимально бесшумно, Лилиан прокралась в собственную спальню и попыталась выудить комплект чистой одежды из сундука. Положив вещи сверху на крышку, гриффиндорка прилегла на кровать. Девочки спали, задернув пологи кроватей. Слышалось тихое сопение со стороны Лаванды. Больше всего на свете Лилиан мечтала оказаться в их с бабулей маленькой квартирке, закрыться в своей комнате и как следует отдохнуть. Лазарет не оставлял шанса нормально выспаться – рука во сне сама искала палочку и Лилиан спала, не меняя позы, на случай, если Малфой что-то задумает. Сон сморил Лилиан, мягко приняв в свои объятия девушку, истощенную эмоциями и болью.
Спустя час она почувствовала мягкие касания к её волосам и рукам и через приоткрытые веки увидела знакомую копну каштановых кудрей.
— Когда тебя выписали? — Гермиона улыбалась, наконец, снова увидев сонную подругу на своём привычном месте. — Я даже не сразу поняла, что лежишь в своей кровати.
— Мадам Помфри отпустила меня под утро. Я не хотела никому мешать, поэтому тихо легла. — Лилиан казалось, что ещё один такой зевок – и ей придётся снова стать пациенткой мадам Помфри. На этот раз с вывихом челюсти. Девушка махнула рукой в сторону изножья кровати. — Я даже вещи не разложила.
— Ты что, не могла попросить помощи? — Гермиона смерила Лили суровым взглядом. — Зачем надо было тащить тяжелую сумку, когда у тебя еще не до конца зажила рука?
Небольшая болезнь не делала из гриффиндорки инвалида, посему забота Гермионы была не совсем понятна, хоть и приятна. Подтащив сумку к себе, Лилиан выудила горшок с растением, подаренным дедушкой. Любопытство Гермионы явно читалось на её лице, пока она с восторгом рассматривала зачарованную лилию.
— Как думаешь, чей это подарок? — теперь любопытством светилось уже лицо Лилиан. Едва касаясь, она погладила лепестки белого цветка.
— Это он подарил? — Гермиона шептала и закусила нижнюю губу от смущения.
— Не угадала, — Лили протянула ей бархатную коробочку. Просто держать в руках его подарок казалось волшебным. Сердце стучало где-то в горле, гриффиндорка изо всех сил старалась не краснеть. Охнув, Гермиона взяла коробочки и открыла её. Брови приподнялись в удивлении.
— Правда красивый? — мнение лучшей подруги было очень важно для Лилиан. Несмотря на то, что у неё подарок вызывал восторг на грани ужаса, Гермиона могла иметь другое мнение.
— Очень! — гриффиндорская отличница принялась изучать интересный предмет. — Он явно очень старый, Лили. Такие вещи обычно являются семейными реликвиями…
— Я тоже так считаю. Мне интересна его история.— Лили придвинулась к подруге, Чтобы получше рассмотреть кулон при свете утреннего солнца. В Больничном крыле, по понятным причинам, у неё не было такой роскоши. — Я совсем ничего не знаю о его прошлом или о его семье.
— Знаешь… Не будь я в курсе, он – последний от кого бы я ожидала подобный подарок. — Гермиона аккуратно закрыла коробочку, возвращая подарок владелице. Пол всё ещё был холодным и Гермиона подтянула ноги на кровать, подвинув подругу.
—Может, он так свой серьёзный настрой демонстрирует? Ну или завуалированно замуж зовёт. – челюсть Лилиан снова оказалась под угрозой, стремительно поддавшись гравитации.
— Что ты говоришь… — Лилиан нахмурилась, а затем старательно сдерживала смех, получив легкий толчок в правое плечо от шатенки.
— Да ладно, я пошутила. Извини, пожалуйста… — Гермиона запоздало поняла, что толкнула подругу в больное плечо.
Но Лилиан лишь отмахнулась в ответ.
— Ничего страшного, я в порядке. Стараниями мадам Помфри. — Грейнджер облегченно выдохнула.— Пару дней помажу его и несколько шрамов на руке. Поможешь?
—Ну разумеется, — улыбка, до этого озарявшая лицо Гермионы, несколько померкла. — Слушай, я тут хотела поговорить…
«Мерлин… Гермиона же не станет сейчас обсуждать отношения Гарри с Джинни?» — Лилиан моментально догадалась о содержании предстоящей беседы. Какой бы Гермиона ни была умной, её эмоции часто брали верх и легко читались по лицу и жестам. В глубине души Лилиан надеялась, что подруга не станет этого обсуждать и пытаться помочь.
— Мы с Гарри поговорили вчера. Он сам всё рассказал. Я рада за них. Честно. – четко обозначенная позиция всегда лучше хождений вокруг да около. Возможно, это успокоит подругу, так сильно переживающую за чувства едва поправившейся гриффиндорки.
— То есть, ты действительно не против их отношений? — Гермиона сложила руки на груди. Её ошарашило отношение Лилиан – пусть в её жизни и появился другой человек, но ведь она любила Гарри. И, вроде, по стандартам Грейнджер, любила по-настоящему. Это и вызвало непонимание происходящего.
— Нет, не против, — Лилиан снова посмотрела на медальон Северуса, после чего закрыла коробку, зачаровав, чтобы никто не смог увидеть содержимого, если случайно наткнётся. — Если ты любишь человека, то желаешь ему счастья. А Гарри будет счастлив с ней. Лучше удовлетвори моё любопытство и скажи, как так вышло, что они начали встречаться?
Она сама не понимала – был ли это сеанс самовнушения или девушка действительно считала, что лучше всего будет отпустить того, кого любишь. Тем не менее, сменив опасную тему для разговоров, Лилиан мысленно себе поаплодировала. Вопрос взбудоражил Гермиону и она принялась за рассказ.
— Я думала, ты не спросишь, — глаза Гермионы сверкнули. — Всё вышло так неожиданно. Гарри как раз вернулся с отработки у Снейпа, когда узнал, что команда Гриффиндора выиграла первое место. Джинни бежала к нему навстречу, чтобы обнять, скорее всего, как вдруг Гарри ее поцеловал.
Гермиона остановилась, чтобы перевести дыхание. Лилиан механически кивала и слегка улыбалась, изображая заинтересованность. Гермиона пустилась в долгий монолог, рассказывая обо всем, что случилось в день, пока девушка лежала в Больничном крыле. Они словно негласно сговорились – Лилиан вежливо улыбается, а Гермиона не замечает натянутой реакции подруги.
— А Рон что? — Лилиан ничем не выдавала своего волнения. Было странно понимать, что ещё недавно они с Гарри искали укромные уголки по всему замку, а сегодня он целует Джинни у всех на глазах. Девушки неплохо ладили, но отношения в их новой компании могут оказаться… своеобразными.
— Рон? Ну… сначала он отреагировал спокойно, но, боюсь, что целовать Джинни у него на глазах может быть верхом идиотизма. — девочки прыснули, по-видимому, обе представляя эту картину.
— Как будто её это остановит, — Лилиан утёрла слёзы, навернувшиеся на глаза от смеха. — Вспомни, как она целовалась с Дином. О, кстати… а как он отреагировал? — Лили откинулась на подушку, вытянув ноги, начавшие покалывать где-то в области голени. Гермиона, последовав примеру гриффиндорки, вытянулась на животе, подперев руками подбородок.
— Ох… Он постоянно их избегает. По всей видимости, он не ожидал, что Джинни после разрыва с ним начнет встречаться с Гарри.
— По-моему никто этого не ожидал… — сказала Лили, запрокинув голову к потолку. Она сделала всё для того, чтобы Гарри смог обратить внимание на Джинни. — В любом случае, они хорошо смотрятся вместе.
— Не жалеешь, что вам пришлось расстаться? — Лилиан посмотрела на подругу, не отрывая головы от подушки.
— Нет. У меня было время об этом подумать. Это было непростым, но правильным решением. Меня устроит просто дружба.
Гермиона с сожалением смотрела на Лили. Девушки молчали.
— Ты всё ещё его любишь? — прямота вопроса удивила Лилиан.
— Ты прекрасно знаешь, что моё сердце снова занято, – зарделась гриффиндорка. Так грамотно уходить от ответа на прямые вопросы – Северус был бы доволен. — А как твои дела с Роном?
— Да пока никак…
— А ты не хочешь с ним просто поговорить?— с одной стороны предложить этот шаг было рискованным – кто же знал, что у рыжего на уме. Но с другой – именно так поступил профессор тогда, в кабинете директора. Если Рон не смог пригласить ее на Святочный бал на четвертом курсе, то откуда у него возьмется храбрость признаться и в своих чувствах?
— Ты что, нет! — Гермиона стремительно покраснела. — У меня не хватит смелости.
— Ладно. Пойдём, наверное, поедим? — Лилиан выбралась из-под одеяла и потянулась к стопке чистой одежды.
Девушки собирались в молчании – пока Гермиона искала чистые джинсы в сундуке, Лилиан успела одеться и начала разбирать сумку с вещами. Новое перо, подаренное Роном, и планировщик занятий от Гермионы отправились в нижний ящик тумбочки к остальным письменным принадлежностям. Тёплый шарф от миссис Уизли вместе со всевозможными волшебными вредилками отправились в школьный чемодан. «Домашний справочник целителя» от Джинни гриффиндорка оставила на тумбочке, чтобы позднее изучить повнимательнее.
Предпоследний свёрток был от Гарри. Внутри был новый дневник и записка: «Я долго его выбирал. Хочу, чтобы ты всегда помнила обо мне, а в дневник попали все твои сокровенные мысли». Если бы Гарри знал, насколько точным оказалось его послание.
Девушка в задумчивости положила дневник под подушку – к подарку Северуса. Последний подарок был от бабушки – в большой коробке лежали шоколадные пирожные, которыми та регулярно потчевала внучку на каникулах. Решив не портить аппетит, Лилиан спрятала свой кусочек дома, чтобы позднее разделить с друзьями.
Лилия, расположившаяся на тумбочке рядом со справочником, повернула лепестки к солнцу, поднявшемуся уже очень высоко. Она была живым доказательством любви Дамблдора – гриффиндорка знала, насколько сложна и филигранна такая магия. Последняя ссора казалась сущим пустяком. Лилиан стала понимать своего деда – он как родитель искренне заботился о ней и, наверное, втайне мечтал, что когда-нибудь она пойдёт к алтарю с каким-нибудь сокурсником. Определённо в его мечтах это был гриффиндорец с непослушной шевелюрой и ясными голубыми глазами. Безумно влюбленный в неё, носящий на руках и мечтающий жить где-нибудь в тихом, возможно, даже маггловском городке.
Все мечты разбивались о реальность. Дедушка был, определенно, болен – его рука не внушала оптимизма, что бы он там ни говорил. Ребята суетились, стараясь заработать баллы для факультета в то время, как Волан-де-Морт достаточно быстро захватывал власть. Неизвестность – вот что стало кредо её поколения. И для Лилиан было совершенно не удивительно, что в этом хаосе она влюбилась в угрюмого, нелюдимого, но сильного и опытного мага. «Механизм выживания» — сказала бы её старая учительница биологии. Как бы то ни было, единственным, рядом с кем Лилиан чувствовала себя защищенной, был Северус.
Смысл подарка Дамблдора был не совсем очевиден – лилия зачастую считалась символом чистоты. Немногие знали, что белая лилия символизирует смерть. Иногда их считали символом совершенства. Лилиан же считала цветок символом надежды, как это делали древние египтяне. Иногда Дамблдор называл её Лилией, предпочитая обычно сокращенную форму имени, что рьяно не одобрялось бабушкой. Как и то, что друзья в письмах обращались к ней Лили.
За своими раздумьями Лилиан не заметила как Гермиона была готова. Девочки спускались из своей спальни, стараясь не потревожить сон соседок. Раздумывая над тем, как ей теперь вести себя с Джинни во избежание неловкости, гриффиндорка с удивлением обнаружила себя уже в гостиной в обществе Гарри и Рона.
— Доброе утро! Мы рады, что ты снова с нами, - мальчики выглядели помятыми после сна, чуть покрасневшие глаза выдавали в них полуночников.
— Как ты себя чувствуешь? — Гарри по-дружески осторожно коснулся её правого плеча. — Выглядишь просто замечательно.
— Мадам Помфри быстро ставит на ноги. — девушка совершенно искренне улыбалась друзьям. — Снова гудели до поздней ночи?
— Конечно! — воскликнул Рон и радостно хлопнул Гарри по плечу. — Команда выиграла этот сезон, весь факультет отмечал эту победу!
— Ну разумеется, — Лилиан не разделяла всеобщей любви к квиддичу, однако, не отрицала масштабов проделанной командой работы.
Джинни спустилась к ребятам спустя минуту, после чего все направились в Большой зал. Рыжеволосая девушка всю дорогу шутила насчёт общества Малфоя и интересовалась самочувствием Лилиан, разряжая тем самым обстановку.
— А как он себя чувствует? — вопрос Гермионы показался Лилиан странным. — Ему уже лучше стало?
Лилиан понизила голос, чтобы их случайно не услышал Гарри.
— Да, выглядел он неплохо. Но это не сделало его более приятным в общении.
— Я смотрю, тебе очень «понравилось» с ним лежать в Больничном крыле? — Джинни возникла словно из ниоткуда. Мальчики так и обсуждали квиддич, держась на небольшом расстоянии от женских секретов. Однако, лицо Гарри стало серьёзнее и он подозрительно покосился в сторону девочек. Парень словно не решался что-то сказать.
— Ох, это были самые ужасные три дня за все годы, проведенные в Хогвартсе. Надеюсь, что больше с ним наедине я не останусь. После того, как вы ушли вчера, его словно подменили. Мы даже разговаривали. Не могу сказать, что тема разговора мне понравилась, но… - Лилиан в сомнениях замолчала, но её тут же перебила Гермиона.
— А что произошло вчера? — теперь внимание Гарри полностью было посвящено их разговору, что смутило Лилиан ещё больше. Они с Драко враждовали с первого курса и эта информация была для него явно лишней.
— Ну? — Гарри обошел девушек, притянув Джинни к себе и преградив путь остальным. — Что еще отмочил Малфой после нашего ухода?
— Эм… — решение было принято, осталось лишь сказать это вслух. — Ну… в общем, я ему нравлюсь.
Словно издалека донеслось эхо голосов – школьники собирались штурмовать Большой зал в целях подкрепиться. В обычном для школы шуме утонуло повисшее молчание. Гермиона шумно выдохнула, Рон, не зная что сказать, лишь удивленно округлил глаза, в то время как Гарри смотрел куда-то мимо Лилиан. Одна лишь Джинни присвистнула с фразой «Ну и ну!».
— Интересно, а Паркинсон в курсе, что ей уже не обломится? — Джинни выжидающе улыбалась, надеясь шуткой разрядить накалившуюся атмосферу.
— Подожди, Джинни! — Гарри одернул девушку, после чего та замолчала. — И как давно ты знаешь, что нравишься ему?
— Пару месяцев, может чуть меньше… — меньше всего хотелось скандала посреди коридора, уже наполненного студентами. — Я не думаю, что это имеет значение. Ну, нравлюсь ему, что с того? Это не значит, что это взаимно.
— Так вот почему он так яростно пытался тебя защитить тогда, в мужском туалете? — Гарри продолжал смотреть в пустоту. Паззл в его голове начал складываться. — Я так и думал, что что-то тут не так. Почему ты не рассказала раньше?
— О, Мерлин! Гарри, зачем мне надо было это говорить?
— Ответь честно: это взаимно? Ты же переживала за него, я видел.
Разговор был очень странным – два человека, некогда бывших близкими, выясняли отношения вполголоса посреди коридора, наполненного другими учениками. Друзья предпочли быть рядом, но не вмешиваться. Лилиан раздраженно простонала – насколько было бы проще, если бы она могла выложить им всё здесь и сейчас. Было необходимым сгладить все острые углы – она обещала Дамблдору.
— Слушай, Гарри, я понимаю, что ты зол на Малфоя, но можешь быть спокоен - я ни за что не стану с ним встречаться. — последние слова Лилиан отчеканила, буквально вдалбливая их своим друзьям. — Разумеется, я переживала – ты чуть не убил человека! – последние слова прозвучали громче нужного, Гермиона взяла Лили за руку, умоляя быть тише. – Скажи спасибо Снейпу, что он оказался рядом и спас вас обоих!
— Тебя он тоже спас, уже отблагодарила? — не остался в долгу Гарри. Фраза прозвучала максимально двусмысленно.
— Спасибо сказала, можешь не переживать! – девушка обошла друга и быстрым шагом направилась в вестибюль. Лилиан искренне не понимала, о чём говорил Гарри – если волнуется о том, что Малфой может её использовать, так пусть так и говорит. Хорёк вызывал в Лилиан не меньше отвращения, чем раньше: она ни словом, ни делом не давала понять, что он может ей нравиться! Страшно представить, что стало бы с ним, узнай он о них с Северусом.
Друзья по-прежнему следовали за ней. Лилиан было обидно, что Гарри выставил её в, мягко говоря, неприглядном свете при ребятах, да и других гриффиндорцах. Несмотря на отсутствие фактических причин, её снедал стыд. Краем уха девушка со слезами на глазах слышала, как Гермиона отчитывала Гарри, пытаясь его вразумить. Настроение было испорчено у всех пятерых.
Из раздумий и саможаления Лилиан вырвал голос друга, который резко догнал её у самых дверей Большого зала. И только девушка набрала побольше воздуха, чтобы высказать всё, что о нём думает, Гарри взял Лили за руки.
— Пожалуйста, извини меня! — он умоляющее смотрел в ее голубые глаза, пытаясь увидеть в них снисхождение и понимание за свое поведение. Гарри надеялся, что гриффиндорка не держит зла за его несдержанность.
— Всё в порядке Гарри. — девушка постаралась сделать улыбку искренней, но получилось несколько натянуто. Она и вправду не обижалась на него, несмотря на смятение, которое бушевало в её душе. — Мы с Малфоем не будем вместе. Он тоже в курсе. Закроем тему, хорошо?
Гарри, улыбаясь, быстро закивал головой, словно пытаясь убедить Лилиан в своей солидарности с её мнением.
— Больше не будем поднимать эту тему, — Гарри махнул рукой друзьям, давая понять, что они могут присоединиться.
— Помирились? — спросил Рон, подойдя к ребятам поближе. — Я знал, что Лили не станет долго обижаться.
— Мы рады, что у вас все в порядке! — Гермиона взяла Лилиан под руку и повела в Большой зал. Промолчала только Джинни. Было неясно: то ли её действительно так расстроила эта ссора, то ли причиной испорченного настроения стало то, что они помирились.
Весёлой ватагой ребята поспешили на завтрак. Войдя в Большой зал, Лилиан споткнулась. Причиной тому стала не неуклюжесть или малыши, снующие туда-сюда между факультетскими столами – по правде говоря, старшекурсники по весне вели себя не лучше. Причина неловкости студентки сидела за преподавательским столом, пригубляя свой кофе. Прошлая их встреча не оставила приятных воспоминаний.
Взгляды встретились. От основания шеи до копчика словно пронеслась стайка маленьких ёжиков, вызвав у Лилиан лёгкую, не заметную постороннему глазу дрожь. Гермиона удержала подругу от падения (и, Мерлин, полного провала в его глазах), что заставило Гарри обернуться.
— Ты в порядке, Лили? Что-то случилось? — весь его вид выражал озабоченность. Парень уже было оглянулся в поисках Малфоя – константного источника всех бед.
— Я в порядке. От шума с непривычки закружилась голова. Мы же обычно завтракаем пораньше, — попытку правдоподобно улыбнуться можно считать удачной.
Непрерывная болтовня однокурсников абсолютно не давала сосредоточиться. Фокусируясь на самой интересной каше в мире, Лилиан искала повод наведаться в подземелья. В воскресенье посещение преподавателя было бы максимально странным – разве что придется караулить его в коридоре? План, определенно, имел недостатки. Скорое окончание учебного года навеяло мысли о разлуке на всё лето – навряд ли бабушка и директор будут в восторге от того, что она останется на каникулы в замке. А если у него свои планы? Может быть, ему меньше всего хотелось бы видеть всё лето рядом с собой едва ли совершеннолетнюю девчонку?
Гарри и Джинни сидели на скамейке напротив. Слишком близко, если только они не афишировали свои отношения. Хотя, если в курсе весь гриффиндор, то в курсе и вся школа. Перемешанная в сотый раз каша уже давно остыла. Аппетит пропал. Возможно, он был прав, когда сказал, что они не пара? Он вряд ли будет петь ей серенады под луной, да что там серенады – даже прогулка до Чёрного озера, на которую секунду назад ушли Гарри и Джинни, была бы для них фантастикой. Девушка отпила молоко из кубка слишком быстро, чуть закашлявшись. Гермиона снова отчитывала Рона за невнимательность на трансфигурации на прошлой неделе. Лилиан попыталась максимально незаметно осмотреть преподавательский стол – она не видела, пришёл ли дедушка на завтрак. Может, стоит его навестить? Взгляд голубых глаз встретился с заинтересованными чёрными (или они всё-таки тёмно-карие?). Преподаватель изучающе смотрел на гриффиндорку. «Может быть, всё-таки стоит спуститься в его кабинет и поговорить?» - мысли Лилиан метались как нюхлер в банковской ячейке.
— Лили? — оклик Гермионы заставил разорвать зрительный контакт с профессором. Лилиан потёрла глаза, изображая задумчивость и сонливость, чтобы игра в гляделки с преподавателем никому не бросилась в глаза. — Я в библиотеку, ты со мной?
— Иди без меня. Я ещё не совсем оправилась – в Больничном крыле просто невозможно выспаться. Поэтому, наверное, прилягу, — разумеется, Лилиан лгала. Больше всего ей хотелось понежиться под лучами весеннего солнца, почувствовать дуновение тёплого весеннего ветра.
— Хорошо, конечно отдыхай. Увидимся позже! — Гермиона взяла захваченные с собой на завтрак свитки и поспешила к выходу. Рон всё ещё дожёвывал свой завтрак – гриффиндорский вратарь ел за троих. Спустя несколько минут и он оставил Лилиан доедать её завтрак.
— Доброе утро, мисс Джонс, — профессор Снейп ничем не выдавал своей заинтересованности в разговоре – словно просто снимал баллы с очередной нерадивой студентки. Лилиан развернулась на скамейке, поджав одну ногу под себя, и снова встретилась взглядом со знакомыми темными глазами. Взгляд не был холодным. Девушка глубоко вдохнула и выдохнула, сдерживая свои эмоции.
— Как Вы себя чувствуете?
— Спасибо за ваше беспокойство, профессор. Мне намного лучше. — она хотела поблагодарить его за подарок, но делать это в Большом зале было по меньшей мере глупо.
— Я рад, мисс Джонс, — с этими словами профессор удалился из зала. Он не выдал своего особого отношения ни единым жестом, но его слова… Его «я рад» было очень искренним и сказано так, что она почувствовала – он переживал.
Лилиан допила молоко и решила не мучать более тарелку. Проходя через второй этаж, Лилиан подумала о Малфое. Навещать его было явно плохой идеей. Да и не заслужил он жалости – Паркинсон вечно крутится рядом, чего ему не хватает?
Несмотря на свой эмоциональный подъем, Лилиан всё же решила отдохнуть, посвятив вечер прогулкам. Возможно, как раз удастся вытащить Гермиону из библиотеки. До конца учебного года осталось два месяца.

***


Новость о том, что Гарри Поттер встречается с Джинни Уизли пронеслась по школе со скоростью снитча, что, впрочем, никак их самих не смущало. Гарри выглядел абсолютно счастливым и не обращал внимания на сплетни. Для ребят было странным повышенное внимание к их отношениям, но они были слишком увлечены друг другом.
К школьникам как всегда незаметно подкрался май. Серые горы укрылись зелёным одеялом, ученики всё свободное время проводили на лужайках вокруг школы. Лилиан часто гуляла вдоль Чёрного озера, прячась с интересными книгами под раскидистым дубом. Её душевные терзания оставались незамеченными – долгие прогулки позволяли совладать с эмоциями. В то же время Гарри и Джинни наслаждались обществом друг друга, чем несказанно раздражали Рона. Старший брат пытался высказать своё мнение, но Джинни быстро поставила его на место. Гермиона и Лилиан негласно примкнули к Джинни. О такой открытости и непосредственности Лилиан приходилось лишь мечтать. Всё чаще на уроках Лилиан думала о нём. Вечерами мысли становились навязчивыми – хотелось простых объятий, разговоров вот так вот запросто. Понимая, что иначе невозможно, её сознание и тело протестовало против отстраненности и внешней холодности Снейпа. Его доброта, его своеобразная нежность, его понимание предназначалось только ей. Пускай в минимальном количестве, пускай изредка, но он отдавал ей свою любовь. Она бережно хранила воспоминания о ночи, когда осталась спать в его комнатах. Мысли о том, чтобы ненадолго остаться наедине без свидетелей, не давали ей покоя. Тихий смешок Джинни в углу у камина отвлек Лилиан. «А чего тянуть?» - гриффиндорка закрыла учебник по истории магии, оставив наедине Гарри с Джинни и Гермиону с Роном, она решила попробовать пробраться в подземелья.
— Ты куда, Лили? — Гермиона удивленно посмотрела на подругу, поднимавшую учебник с пола.
— В библиотеку! — соврала Лилиан, положив книгу на стол. — Я забыла посмотреть один справочник по зельям, это может быть полезно для эссе. Я скоро, не скучай! – недвусмысленно скосив глаза на ничего не подозревающего Рона, корпящего над домашней работой, Лилиан оставила ошарашенную Гермиону с ним наедине.
Замок готовился ко сну. Несмотря на то, что было всего семь вечера, студенты предпочитали доделать последние задания и доучить последние темы перед экзаменами. Лилиан прошла мимо коридора, ведущего в библиотеку, свернув к подземельям. Стараясь не попадаться кому-либо на глаза, гриффиндорка мысленно приготовила несколько вопросов по предстоящей контрольной на случай, если Северус окажется в кабинете не один.
Вестибюль, как и лестница, ведущая к подземельям, были пусты. Стараясь ступать как можно тише, Лилиан спустилась по лестнице, в очередной раз вздрогнув от пронизывающей сырости. «Удивительно, у них тут словно вечная осень. На улице вовсю май, мы в башне едва спасаемся от духоты. Может быть это влияет на характер воспитанников больше, нежели цвет факультета?». Девушка ускорила шаг, стремясь поскорее добраться до кабинета.
Дверь на решительный стук ответила молчанием. Памятуя о свойстве преподавателя подкрадываться тихо и незаметно, Лилиан ждала. Спустя полминуты послышался шорох и чертыхание. Ещё секунду спустя дверь со стуком отворилась.
— Мисс Джонс?! — помня о необходимости при возможных свидетелях обращаться к ней официально, профессор оглядел её, после чего осмотрел коридор. На протяжении месяца они виделись с регулярностью, которой мог позавидовать Дамблдор и комитет по образованию – обстоятельства, связывающие их, не освобождали студентку от занятий. — Что Вы здесь делаете в такой час?
Снейп коснулся ладонью её спины, послав табун мурашек, пропуская её в кабинет. Он явно не был рад неожиданному визиту, но словно о чём-то переживал.
— Тебе снова нездоровится? — захлопнув дверь, он позволил беспокойству проявиться в голосе.
— Я просто хотела тебя увидеть… — она прервала фразу на полуслове, голос отказывался ей подчиняться.
— Что случилось? Почему ты пришла ко мне именно сейчас?
Гриффиндорка, наконец, расслабилась, позволив себе привалиться к стене, восстанавливая сбитое дыхание. Он ждал ответа, внимательно изучая её лицо.
— Неужели так быстро надоела идиллия Поттера, обжимающегося с Уизли? Решила поиграть в благородство, но шалят нервы? — с сарказмом спросил Снейп, слегка ухмыльнувшись.
— 20 баллов слизерину. За догадливость.— хмыкнула Лилиан и шумно выдохнула, возвращая контроль над своим телом и эмоциями. — Только они тут не причем. То есть мне и впрямь надоело наблюдать их непрерывное лобызание, но дело не в этом. Мне не хватает тебя.
— И ты решила просто взять и вломиться в мой кабинет? — Снейп подошёл практически вплотную, смотря на неё как на нашкодившего щенка.— Лили, ты не можешь появляться здесь просто потому, что захотела. В любой момент ко мне может зайти студент с моего факультета. И как мы будем это объяснять?
— Без разницы. Я, прошу заметить, тоже всё ещё твоя студентка. Могу прийти за помощью. Я тоскую.— итак сказав сегодня лишнего, девушка пошла ва-банк. Реакция не заставила себя ждать – Снейп напрягся, снова начав изучать её черты. «Думает, что я лгу? Он же так хотел взаимности. Зачем он борется, почему сомневается?». Профессора терзали сомнения – он был на грани того, чтобы вытолкать её взашей и больше никогда не оставаться наедине – ни к чему безносому шансы на него повлиять. В то же время ему хотелось прижать это сокровище к себе и не отпускать. Желательно никогда. Он не позволит желаниям контролировать его, когда она нуждается в защите.
— Уходи, Лили. – девушка не шелохнулась. – Послушай, девочка, это слишком опасно для тебя. Я отвечаю за нас обоих и не могу этого позволить.
– Позволить чего?! – девушка начала закипать. – Считаешь, что только ты тут взрослый? Я что, не могу сама принимать решения? Я хочу быть рядом, Северус.
– Да, я взрослый. – он перебирал кончики её волос, лежащие на плечах. В его жесте было больше интимного, чем в лобызаниях Поттера. – И поэтому я принимаю решения.
— Чёрта с два! Прогнать себя я не позволю… – девушка всё ещё негодовала, но неожиданная ласка поумерила её пыл. Она протянула ему руку, зажимая что-то в ладони. Он держал в руках свой подарок.
— Надень его, пожалуйста. Я хочу, чтобы это сделал ты.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +58
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Однажды будет любовь
Jun 14 2013, 16:40
Сиквел. Обретенное счастье
Jun 3 2012, 06:59



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0547 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 21:17:05, 22 Jan 2021 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru