> Взгляд с другой стороны

Взгляд с другой стороны

Имя автора: Herbert Hartman
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гарри Поттер, Беллатрикс Лестрейндж (Блэк)/Рудольфус Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, Альбус Дамблдор, Том Риддл (Лорд Волдеморт)
Жанр: Общий
Саммари: Петуния Дурсль решает бросить годовалого Гарри на произвол судьбы. В приют она сдавать его боится, так как думает, что он потом вернется отомстить. Она вспоминает о Азкабане, едет к месту, где он предположительно располагается (магглы не видят его) ,оставляет спящего малыша прямо на скалах и уезжает. Гарри подбирает дементор и относит в тюрьму, где его воспитывают Беллатрикс Лестрендж, ее муж Рудольфус и Рабастан.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +24
 

Глава 10. Первые впечатления

Утро для Арлена началось раньше, чем ожидалось, а пробуждение было далеко от приятного. Как и обещала Пенелопа вчера вечером после праздничного ужина, что утром должна была состояться приветственная речь для первокурсников от другого старосты. Голос старосты, усиленный Сонорусом, быстро вывел из сна первокурсников так, что те подорвались с кроватей, словно началось новое нашествие Волдеморта. Пара из них даже упали с кроватей. Арлен в считанные мгновения успел достать волшебную палочку из-под подушки, держа ее наготове, скрывая ее под одеялом.
- Первокурсники, подъем! Подъем! Подъем! - резанул голос старосты по ушам бедных ребят. - Через двадцать минут приветственная речь, которую вы все без исключения должны прослушать. Жду в гостиной через пятнадцать минут. Время пошло!
На этой ноте он развернулся и быстро вышел из спальни, громко захлопнув за собой дверь. На несколько секунд, длившихся, словно вечность, воцарилась тишина. Затем же в комнате поднялась огромная суматоха. Все начали одеваться, принимать утренний туалет, заправлять кровати. Азкабан облегченно про себя вздохнул, избавляясь от напряжения. Незаметно ото всех он спрятал обратно палочку под подушку и присоединился к общей суматохе. Никому в данный момент не было дела до того, что с ними в комнате тот, чья фамилия является названием самой известной в магической Британии тюрьмы. Никто из них не хотел нарваться на гнев старосты, который в отличие от Пенелопы был явно не душкой.
Через пятнадцать минут все парни стояли в гостиной. Все бодрые, слегка помятые и покрасневшие от спешки. Как ни странно, но девочек еще не было. Староста восседал в кожаном кресле в центре гостиной и внимательно осматривал их, но постоянно его цепкий взгляд возвращался к Арлену, но не задерживался на нем долго. Конечно же, он замечал это, в том числе и косые взгляды сокурсников, но благодаря урокам своей матери мог без особых усилий сделать вид, что этого не замечает. Взгляды были настороженные и нервные, даже староста испытывал некую нервозность перед этим первокурсником. Арлену это не особо нравилось, но у него было впереди много времени, чтобы это изменить. Первокурсники, в том числе и Азкабан, с интересом рассматривали гостиную факультета, на котором им предстоит учиться ближайшие семь лет.
Сказать, что здесь было все гармонично и уютно, то есть не сказать ничего. Синий и бронза сочетались так, что они не вызывали раздражения. Они не были ни яркого ядовитого оттенка, ни сливались в сплошной цвет в интерьере. Все было обставлено красиво и со вкусом без излишней вычурности. Арлен представил себе гостиные Гриффиндора и Пуффендуя, где оба цвета были до невозможности яркие и контрастировали между собой, что от этого вздрогнул. Он бы свихнулся от такой расцветки. В родном замке все было в темных и приятных глазу цветах. Поэтому юный Азкабан считал яркость цветов дикостью, лишним привлечением внимания и безвкусицей.
От раздумий его вывели девочки, спускающиеся из своей спальни. В отличие от мальчиков, они не были такие запыхавшиеся и красные. Их либо раньше разбудили, либо подъем у них был несколько мягче, чем у них. Их было семеро, а мальчиков меньше - пятеро, включая самого Арлена.
"-Мда... - подумал Азкабан, с предвкушением, - Скоро от них нам не будет отбоя... Бррр... Рано еще думать об этом, - одернул себя мальчик, проклиная про себя Рабастана с его пошлыми шутками, - Неудивительно, что он только об этом и говорит. Без женщины уже больше десяти лет".
Странно, что у одиннадцатилетнего мальчика могут быть такие мысли, но Арлен узнал много чего, наткнувшись на журналы в комнате Рабастана, что не следует знать в его возрасте. Там были настолько красочные картинки не только традиционного характера, но в том числе и не очень. Узнай, о такой его осведомленности в сексуальном аспекте в столь раннем возрасте, Беллатриса кастрировала бы своего деверя, а может быть сотворила с ним еще что-нибудь похуже. Опыт в таком у нее есть. Недаром она была самой верной и изощренной последовательницей Темного Лорда. Правда, хоть она была раньше под чарами, но память о том времени у нее осталась, как и вспыльчивый характер и фантазия.
Когда все выстроились перед старостой в шеренгу, чтобы он видел всех, он встал с кресла и, поправив мантию, выпрямился. Окинув внимательно всех взглядом, и, убедившись, что все на месте, начал:
- Во-первых, я хочу вас всех поздравить с поступлением на факультет Когтевран от лица декана и второй старосты, Пенелопы Кристал, которая отсутствует в данный момент из-за обязанностей ее должности. Я — Роберт Хиллиард, и я рад вас видеть на факультете Когтевран. Наш герб — орёл, который парит там, куда другие не могут подняться. Цвета нашего факультета — синий и бронзовый. Наша гостиная располагается на вершине башни Когтеврана за дверью с зачарованным молоточком. Из арочных окон нашей гостиной видны озеро, Запретный лес, поле для квиддича и теплицы. Конечно, вы не могли это увидеть вчера, так как была поздняя ночь, но вы еще успеете насладиться этими красивые пейзажами.
Без всякого хвастовства хочу сказать, что на нашем факультете живут умные волшебники и волшебницы. В отличие от других факультетов, которые имеют скрытые входы в гостиные, нам они не нужны.
Другой интересной особенностью Когтеврана является то, что наши ученики — настоящие индивидуальности. Некоторых из них можно даже назвать чудаками. Но зачастую Гении не идут в одну ногу с обычными людьми, и в отличие от некоторых других факультетов мы могли бы сказать, что на наш взгляд у вас есть право носить то, что нравится, верить в то, что хотите и говорить то, что чувствуете.
Что касается наших отношений с другими факультетами: вы, наверно, слышали о Слизерине. Не все они плохие, но лучше быть начеку пока вы не узнаете ученика Слизерина достаточно хорошо. Согласно их давним традициям они делают всё возможное, чтобы победить. Поэтому будьте внимательны, особенно на матчах по квиддичу и экзаменах.
Ах да, приведение нашего факультета — Серая Дама, также известная, как Елена Когтевран. Об этом факте знают лишь ученики этого факультета, так как об этом очень мало источников. Я сам ради интереса это проверял. Остальные ученики считают, что она никогда не разговаривает, но она не прочь поговорить с когтевранцами. Её помощь особенно полезна, когда вы что-то потеряли или потерялись сами.
Уверен, вы будете хорошо спать. Хочу извиниться за столь ранний и резкий подъем, но для этого есть причины. Как вы вчера узнали, наши спальни находятся в башенках, отходящих от главной башни. В комнате стоят кровати, соответствующие количеству учащихся, накрытые шелковыми, пуховыми одеялами небесно-голубого цвета, а свист ветра в окнах очень расслабляет. Если у кого-то есть какие-то либо вопросы, то прошу, задавайте, я с радостью отвечу, если они будут по делу.
Не успел Роберт закончить последнее предложение, как со стороны девочек взметнулась рука вверх. Это оказалась Гермиона Грейнджер. Арлен без труда вспомнил ее имя. Именно она, также, как и он, долго просидела под Распределяющей шляпой.
- Да, - кивнул Хиллиард Гермионе.
- Когда будет расписание? - выпалила она, словно паровоз, - Необходимо подготовиться к предстоящим сегодня занятиям, чтобы...
Дверь гостиной открылась и внутрь вошла Пенелопа с увесистой стопкой листов. Это и прервало Грейнджер. Староста прошла мимо всех и встала рядом с Робертом.
- У меня в руках расписания всего факультета. Мы, в отличие от других факультетов не раздаем его на завтраке. Зная, что для ваших умов было бы кощунством не дать вам хоть сколько-нибудь подготовиться к сегодняшним урокам, поэтому... - она стала раздавать листки каждому из них.
Арлен не смог удержаться, чтобы вознести глаза вверх, выражая то, что он явно не приверженец постоянной зубрежки и учебы, в отличие от той же Грейнджер, которая, получив свой листок с расписанием, стала жадно его изучать. Азкабан, конечно, любил узнавать что-то новое, но это скорее был обычный интерес, а не фанатизм, который перерастал в манию быть умнее всех и показывать это поучительным видом. Все, что он узнавал, Арлен предпочитал держать при себе, не раскрывая свои знания. Недаром шляпа его хотела распределить в Слизерин. Скорее для него знания были способом достижения целей, а не просто интересом, как у большинства когтевранцев.
- Роберт, разложи на стол объявлений оставшееся расписание со второго по пятый курсы. Через несколько минут они спустятся и разберут их, - обратилась Пенелопа ко второму старосте.
Тот, возведя глаза кверху, забрал у нее листки и пошел к центральному столу выполнять порученное. Кристал повернулась к первокурсникам.
- Есть еще вопросы? - с любопытством она повторила вопрос Хиллиарда. - Нет? Отлично. Через полчаса собирайтесь здесь же. Мы вас проводим до Большого зала. - она развернулась и направилась помогать Роберту с расписанием.
"Вопросов не было лишь потому, что Грейнджер до сих пор изучает расписание", - ехидно подумал Арлен, бросив короткий взгляд на Гермиону.
Первокурсники стали перешептываться, знакомясь и обсуждая произошедшее. Девочки все без исключения направились к себе в спальню, а Арлен последовал их примеру. С ним, неудивительно, никто не решился общаться. Он решил подготовиться к учебе, в отличие от остальных мальчишек. Нет, юный Азкабан не собирался повторять материал сегодняшних занятий. Он и так обгоняет программу Хогвартса на три четверти курса, а по чарам и зельям он продвинулся на целый курс. Это были его любимые предметы. Арлен всего лишь собирался собрать необходимые учебники и письменные принадлежности к ним.
С этим он управился за несколько минут. Оставшееся время он решил проанализировать свои дальнейшие действия по отношению к своим сокурсникам не только своего факультета, но и остальных трех. Ему мама настоятельно советовала наладить контакты, которые будут полезны в будущем. А если вспомнить распределение и фамилии, которые ему называла Белла, то действительно ему придется быть слишком коммуникабельным, чтобы добиться требуемого. Благо, что он находится на нейтральном факультете, который ни с кем не враждует в отличие от Гриффиндора и Слизерина.
Повесткой дня оставалась личность его сестры, Миры. Да, браслет нагревался на распределении, но он проигнорировал это, так как, не привлекая внимание к себе он не мог в очереди из более, чем сорока первокурсников найти свою сестру. Конечно, она не родная, а сводная, но она в будущем может сыграет большую роль в его жизни. На Драко Малфоя он не обращал сильно внимание. С одного взгляда понятно, что тот еще ребенок, которые не имеет своего мнения и не понимает до конца того, как необходимо себя вести. Достаточно было наблюдать его поведение по отношению к Уизли перед распределением. С Тонкс же уже поздно налаживать контакты. С ней можно будет связаться через пару лет, лучше, конечно, чтобы это сделала бы Белла, если получится доказать ее невиновность. Одна надежда на то, что Мира воспитывалась среди волшебников, а не магглов, иначе бы пришлось налаживать контакт с Драко, чего не хотелось самому Арлену.
Одновременно порадовало и огорчило то, что его сестра учится не на Когтевране. Огорчило то, что подобраться к ней будет сложнее, а обрадовало то, что из списка кандидатур выбывает Гермиона Грейнджер. Уж больно сильно юному Азкабану не нравился тип людей, к которому относится мисс Грейнджер.
Посмотрев на часы, он встал с кровати и, накинув рюкзак на плечо, направился в гостиную. Арлен не успел протянуть руку к дверной ручке, как дверь открылась сама. Навстречу ему в спальню зашли остальные четверо мальчишек, чтобы собрать все необходимое к сегодняшним занятиям. Вроде бы ничего странного, но то, как они смотрели на него, не понравилось Азкабану. Трое из них старались пройти от него подальше, словно он какой-то прокаженный, и не встречаться взглядом. Складывалось ощущение, словно он новая ипостась Волдеморта во плоти. Четвертый однокурсник прошел мимо Арлена, не обращая на него внимания. Он не испытывал тех опасений в отличие от остальных или просто хорошо скрывал свои эмоции.
Азкабан не собирался волноваться об отношениях его сокурсников к нему, поэтому он вышел из спальни и направился по лестнице вниз, в гостиную. Однако, его мечтам провести хоть сколько-то минут в одиночестве не суждено было осуществиться. На диване в окружении множества, как минимум десяти книг, сидела Гермиона Грейнджер. Глубоко вздохнув, Арлен спустился. Не успев сесть в свободное кресло, до него донесся голос девочки.
- Ты же Арлен Азкабан. Я читала о твоей семье. Она упоминается в "Самых загадочных чистокровных семействах истории", "Истории Магии" и "Волшебные существа и места их обитания", - протараторила она с таким темпом, словно от этого зависела ее жизнь. - Меня, кстати зовут Гермиона Грейнджер.
Пока она все этого говорила, большинство когтевранцев, находящихся в гостиной, обратили свое внимание к ним. Это довольно необычно для представителей данного факультета, которых обычно не интересовали чужие дела, но появление волшебника с такой легендарной фамилией всколыхнуло это болото.
- Это, конечно, мило, что Вы, мисс Грейнджер, продемонстрировали свою осведомленность о истории моей семьи, но что этим Вы хотите мне показать? - пожал плечами юный Азкабан садясь в кресло напротив, поправив перед этим мантию. - Мне Вас похвалить или удивиться? Мне не нужно рассказывать про мою семью. Я и так все знаю, а если Вам так хочется с кем-то поговорить, то прочитайте для начала книги "Традиции и законы волшебного мира" и "Этикет", раз Вы так любите читать. Они, кстати, должны быть в библиотеке Хогвартса в свободном доступе. Так Вы хоть поймете, как следует начать знакомство с другим волшебником, тем более чистокровным. Возможно, именно тогда у Вас появятся друзья, которых, как не сложно понять, у Вас не было до поступления сюда.
Арлен, хотел было продолжить дальше, но одернул себя. Вовсе не из-за наворачивающихся слез не лице этой девочки. Она должна это услышать. Он этим ей даже помог, дав шанс в будущем не стать изгоем на родном факультете. Юный Азкабан замолчал по той причине, что стало слишком много зрителей, среди которых появились оба старосты, а Арлен же обещал матери стараться не привлекать к себе лишнего внимания, а сейчас вышло как раз наоборот. Окинув слегка неуверенно всех взглядом, он не нашел практически никого с враждебными намерениями. Он встретил сочувствующие, понимающие и поддерживающие выражения лица.
"- А эта нотация пошла на пользу моей репутации", - с внутренним удовлетворением отметил юный волшебник.
- Что расселись здесь? - раздался уверенный и громкий голос Роберта, обращенный ко всем. - Собираемся на завтрак. Еще немного и мы на него опоздаем. Грейнджер! Азкабан! Позовите своих однокурсников сюда, иначе все вы пойдете на занятия голодными. Я не собираюсь голодать вместе с вами.
Арлен хотел было уже встать, но со стороны башни спален мальчиков уже спустились его однокурсники, поэтому он остался сидеть в кресле. Грейнджер же подскочила и, как ужаленная, стала складывать учебники в сумку, но их было гораздо больше, чем могли там уместиться. Промучившись некоторое время, она сложила их в стопку и взяла в руки и понеслась к себе в спальню, периодически спотыкаясь на ровном месте. Парни не стали садиться, а встали напротив старосты.
- Так-с, я доведу до вас то, что девочкам расскажет Пенелопа. В течение первой недели мы с ней вас будем сопровождать на прием пищи, занятия и в гостиную. По истечению этого срока вы сами по себе, поэтому старайтесь запомнить расположение кабинетов и остальных необходимых для вас локаций Хогвартса. В любом случае, кто будет не уверен в своих навыках ориентирования, то держитесь однокурсников, у которых с этим проблем не будет, - как всегда сухо, точно и кратко донес до них информацию Хиллиард, смотря внимательно каждому в глаза.
Арлену показалось, что его взгляд задержался на нем дольше, чем на остальных. Однако, у него не было времени об этом задуматься. В этом момент к ним подошли девочки во главе с Пенелопой Кристал.
- Первокурсники, следуем за мной, - улыбнулась им староста и направилась к выходу из гостиной.
Все двинулись за ней. Азкабан поднялся и последовал за остальными в конце. Завершал эту процессию Роберт, следя за тем, чтобы никто из первокурсников не отстал от остальных. Он шел на полшага позади Арлена.
- Все таки можно было обойтись с той девчонкой немного помягче, - отвлеченно проговорил он, не смотря на Азкабана.
- Как я считал ей сказать, что я думаю о произошедшей ситуации, так я это и озвучил, - немного подумав, ответил он, пожав плечами, стараясь при этом запоминать все коридоры и повороты, которые они проходили.
- В любом случае это не мое дело, но смотри, Азкабан, меня не волнует твоя фамилия и ее репутация. Сейчас я староста, а ты студент. Соответственно, я не потерплю конфликтов внутри факультета, - холодно отчеканил Хиллиард. - Будь в будущем более осмотрителен в своих действиях.
Арлен на это ничего не ответил, а лишь кивнул, чтобы это мог заметить лишь староста. До дверей Большого зала они прошли в молчании, погруженные каждый в свои мысли.
Пройдя внутрь, они заняли места за своим столом и принялись за прием пищи. Арлен сидел между двумя своими однокурсниками, которые старались сделать вид, что его нет рядом. Это легко было заметно по их скованным и напряженным движениям. Овсяная каша и тыквенный сок были самой нелюбимой едой Азкабана, но из-за отсутствия другой альтернативы, он заставил себя приняться за еду. Его не прельщала перспектива быть голодным до обеда. Правда, он заметил, что некоторые старшекурсники, в том числе и старосты, вместо тыквенного сока пили кофе и чай, но он не стал спрашивать у них о том, как можно заменить этот противный напиток.
В самый разгар завтрака в зал влетело огромное количество сов, предзнаменовавшие утреннюю почту. Родителям своих детей не терпелось узнать как прошел их первый день в Хогвартсе. Большинство из птиц доставили газеты, преимущественно Ежедневный Пророк. Арлен с некоторым любопытством и растерянностью наблюдал за всем этим. Для мальчика, прожившего в изоляции всю свою жизнь это было в новинку, как и наличие вокруг себя большое количество сверстников. Сколько бы он не был Лордом, Арлен по прежнему оставался одиннадцатилетним мальчиком.
Сделав себе заметку узнать, как подписаться на Ежедневный Пророк, он с отвращением допил свой сок и стал ждать остальных. Браслет для нахождения сестры во время всего завтрака был теплым, свидетельствующим о наличии рядом его сестры, но так же, как и на распределении, Азкабан не мог предпринять каких-либо действий по решению этого вопроса, не привлекая к себе внимания. Для себя он решил, что для начала необходимо дождаться уроков. Именно там он сможет узнать на каком факультете находится Мира. В течении недели он это узнает.
Закончив завтракать первокурсники двинулись на первый сдвоенный свой урок Травологии, который проходил в теплицах вместе с Пуффендуем, расположенные за замком в оранжереях. Но спокойно ему дойти не довелось. Отовсюду слышались шепотки или возгласы в его адрес.
— Вон он, смотри!
— Где?
— Да вон, рядом со старостой.
— Это который блондин?
— Ты видел его лицо?
На Травологии профессор Стебель, низкорослая полная дама, провела краткую экскурсию по нескольким теплицам немного рассказывая о том или ином растении, как надо ухаживать за ними и для чего они используются. Арлену это было более, чем интересно. Проведя жизнь в месте, где нет вообще растений, невольно заинтересуешься даже обычными для волшебников травами. Данный предмет у них был трижды в неделю, чему не мог быть рад юный некромант.
Уже после Травологии Азкабан сузил поиск своей сестры до двух факультетов-Гриффиндора и Слизерина. Пуффендуй отпадал сразу. Во время Травологии браслет ни разу не нагрелся.
Следующий урок был со всеми остальными факультетами и, удивительно, что он оказался самым утомительным предметом. Изучать его дома было интересено и увлекателено. Это была История магии. Возможно из-за того, что данную дисциплину вел призрак Профессор Бинс. Он был уже очень стар, когда однажды заснул в учительской прямо перед камином, а на следующее утро он пришел на занятия уже без тела. Бинс говорил ужасно монотонно, нудно и к тому же без остановок, в отличие от братьев Лестрейнджей, которые постоянно вставляли свои красочные комментарии и преподносили материал простым доступным и понятным языком. Ученики поспешно записывали за призраком имена и даты и путали Эмерика Злого с Уриком Странным.
Сначала все старались записывать лекцию призрака, но через пятнадцать минут все бросили это гиблое дело, кроме Грейнджер, которая пыхтя и немного высунув язык, старалась записать каждое слово профессора на протяжении всего урока. Самые предусмотрительные, в основном слизеринцы и когтевранцы, в том числе и юный некромант, купили самопишущие перья, которые сами записывали все, что говорит учитель. Они либо спали, либо перешептывались с соседями на различные темы. Браслет Арлена снова был теплый.

***


- Так-с, что у нас дальше? - пробормотал Арлен во время обеда, стараясь найти расписание среди многочисленных пергаментов.
- Два занятия по зельям — заниматься будем снова с Пуффендуем, — ответил Стефан, сидевший рядом с ним. — Занятия ведет профессор Снейп, а он декан Слизерина. Говорят, что он всегда и во всем на стороне своего серпентария, выгораживает их перед остальными преподавателями и ставит им лучшие отметки. Нам повезло, что не придется это наблюдать.
На это юный Азкабан лишь благодарно кивнул головой и вернулся к обеду.
Его имя Арлен запомнил во время переклички на Травологии. В принципе, он запомнил почти всех своих однокурсников со своего факультета. Стефан Корнфут был примерно его роста и телосложения. Глаза, правда, были голубыми, а волосы светло-русые, подстриженные ежиком. Издалека их могли бы спутать из-за большой схожести во внешнем облике.
Пока они обедали, снова прибыла почта. Теперь юный Азкабан уже более спокойно отнесся к этому, но утром в он даже был немного растерян, когда во время завтрака в Большой зал с громким уханьем влетело не меньше сотни сов. Они начали кружить над столами, высматривая своих хозяев и роняя им на колени письма и посылки. Стефан получил свою подписку на Ежедневный Пророк. Спустя несколько минут беглого просмотра по заголовкам он не нашел ничего интересного для себя и, свернув газету, предложил ее Арлену.
- Нужно? - спросил Корнфут его, на что юный некромант взял из его рук .
Перелистывая одну за другой страницы главной газеты магической Британии, он не заинтересовался ни одной статьей до тех пор, пока не дошел до середины газеты.
"ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ О ПРОИСШЕСТВИИ В БАНКЕ «ГРИНГОТТС»" — гласил заголовок статьи.
Продолжается расследование обстоятельств проникновения неизвестных грабителей или грабителя в банк «Гринготтс», имевшего место 31 июля. Согласно широко распространенному мнению, это происшествие — дело рук темных волшебников, чьи имена пока неизвестны. Сегодня гоблины из «Гринготтса» заявили, что из банка ничего не было похищено. Выяснилось, что сейф, в который проникли грабители, был пуст, — по странному стечению обстоятельств, то, что в нем лежало, было извлечено владельцем утром того же дня.
- Мы не скажем вам, что лежало в сейфе, поэтому не лезьте в наши дела, если вам не нужны проблемы, — заявил этим утром пресс-секретарь банка «Гринготтс».
Арлен еще раз перечитал заметку.
"И это самый надежный банк волшебного мира? - приподняв одну бровь, со скептисом подумал он. - Если ничего не украли, то это не значит, что все хорошо. Сама попытка ограбления без раскрытия была удачная, кроме того, что сейф оказался пустым. Грабитель или грабители же не раскрыли свои личности и не были пойманы."
Сложив газету, Азкабан положил перед Корнфутом. Последним уроком у них было Зельеварение, сдвоенное снова с Пуффендуем.

***


Занятия по зельеварению оказались самым неприятным из всего, что с ним пока произошло в школе. Кабинет Снейпа находился в одном из подземелий. Тут было холодно — куда холоднее, чем в самом замке — и довольно страшно. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные. Снейп начал занятия с того, что открыл журнал и стал знакомиться с учениками. Он, в отличие от Стебель, дойдя до фамилии Азкабан, не стал заикаться, только лишь слегка запнулся.
Закончив знакомство с классом, Снейп обвел аудиторию внимательным взглядом. Глаза у него были черные, как воронье оперение. Они были холодными и пустыми и почему-то напоминали темные туннели.
- Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, - начал он.
Снейп говорил почти шепотом, но ученики отчетливо слышали каждое слово. Он словно обладал даром без каких-либо усилий контролировать класс. Здесь никто не отваживался перешептываться или заниматься посторонними делами.
- Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, — продолжил Снейп. — Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
После этой короткой речи царившая в курсе тишина стала абсолютной. Многие из учеников, подняв брови, обменялись недоуменными взглядами. Гермиона Грэйнджер нетерпеливо заерзала на стуле — судя по ее виду, ей не терпелось доказать, что уж ее никак нельзя отнести к стаду болванов.
- Азкабан! — неожиданно произнес Снейп. — Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
Арлен, немного помедлил с ответом. Конечно же он ему был известен. Он обвел коротким взглядом кабинет. Гермиона Грейнджер явно знала ответ, и ее рука взметнулась в воздух.
- Из корня асфоделя и полыни приготавливают усыпляющее зелье, настолько сильное, что его называют напитком живой смерти, — ответил он. На лице Снейпа промелькнуло удивление, которое сразу же скрылось за маской всеобщего презрения.
Снейп упорно не желал замечать поднятую руку Гермионы.
- Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?
Гермиона продолжала тянуть руку, с трудом удерживаясь от того, чтобы не вскочить с места.
- Безоар — это камень, который извлекают из желудка козы и который является противоядием от большинства ядов.
- Хорошо, мистер Азкабан, а в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха? Гермиона, не в силах больше сидеть спокойно, встала, вытягивая руку к потолку. Снейп продолжал игнорировать дрожащую от волнения руку Грейнджер.
- Волчья отрава и клобук монаха — это одно и то же растение, также известное как аконит.
- Похоже, Вы удосужились почитать учебники, прежде чем приехать в школу... - задумчиво проговорил он, сложив руки на груди. - Сядьте! — рявкнул он, на мгновение повернувшись к Гермионе. - А Вам, Азкабан, пятнадцать баллов Когтеврану и минус десять баллов мисс Грейнджер за незнание правил поведения во время урока. Так, все записывайте то, что сказал мистер Азкабан!
Все поспешно схватились за перья и зашуршали пергаментом, даже Гермиона с покрасневшими глазами от обиды на несправедливость учителя. Для первокурсников уроки Снейпа обещали быть не самыми приятными. Им еще повезло, что они учатся не на Гриффиндоре. Со слов старшекурсников они узнали, что грифов Снейп просто ненавидит и лютует на их уроках, снимая немереное количество очков , а своих змеек благотворит и щедро одаривает баллами. Пуффендуй и Когтевран находились на обочине этой вражды, поэтому им не так сильно доставалось от Снейпа. Несмотря на свой отвратительный характер, он только им ставил справедливые оценки без всякой предвзятости.
Снейп разбил учеников на пары и дал им задание приготовить простейшее зелье для исцеления от фурункулов. Он кружил по классу, шурша своей длинной черной мантией, и следил, как они взвешивают высушенные листья крапивы и толкут в ступках змеиные зубы. Снейп раскритиковал всех.
Пуффендуец, Джастин Финч-Флетчли каким-то образом умудрился растопить котел своего напарника, и тот превратился в огромную бесформенную кляксу, а зелье, которое они готовили в котле, стекало на каменный пол, прожигая дырки в ботинках стоявших поблизости учеников. Через мгновение все с ногами забрались на стулья, а Джастин, которого окатило выплеснувшимся из котла зельем, застонал от боли, так как на его руках и ногах появились красные волдыри.
— Идиот! — прорычал Снейп, одним движением ладони сметая в угол пролившееся зелье. — Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза?
Джастин вместо ответа сморщился и заплакал — теперь и нос его был усыпан красными волдырями.
— Отведите его в больничное крыло, — скривившись, произнес Снейп, обращаясь к его напарнику, Эрни Макмиллану. - И да, минус пятнадцать очков Пуффендую. Макмиллан, вы должны были остановить своего напарника от этой ошибки, но почему-то этого не сделали.
Час спустя, когда они вышли из темницы и поднимались по лестнице, голова Арлена была полна анализа столь неординарной личности, как Северус Тобиас Снейп. Одно дело читать его дело, составленное Лестрейнджами и их истории, связанные с ним, а встретить в живую - совершенно другое. С такими думами юный Азкабан отправился за старостами, ведущими их обратно в гостиную.

***


За прошедшую неделю в Хогвартсе Арлен узнал много нового. Здесь было сто сорок две лестницы. Одни из них были широкие и просторные, другие — узкие и шаткие. Были лестницы, которые в пятницу приводили совсем не туда, куда вели в четверг. Были лестницы, у которых внезапно исчезало несколько ступенек в тот самый момент, когда ученики спускались или поднимались по ним. Так что, идя по этим лестницам, надо было обязательно прыгать. С дверями тоже хватало проблем. Некоторые из них не открывались до тех пор, пока к ним не обращались с вежливой просьбой. Другие открывались, только если их коснуться в определенном месте. Третьи вообще оказывались фальшивыми, а на самом деле там была стена. Запомнить расположение лестниц, дверей, классов, коридоров и спален было очень сложно. Казалось, что в Хогвартсе все постоянно меняется и сегодня все иначе, чем было вчера. Люди, изображенные на портретах, ходили друг к другу в гости. И Арлен был убежден, что стоящие в коридорах рыцарские латы способны бегать. Добавляли хлопот и привидения. Его раздражало, когда сквозь дверь, которую он пытался открыть, вдруг просачивалось привидение.Был еще Пивз, который опаснее двух закрытых дверей и ведущей в никуда лестницы — особенно если встретить его, когда опаздываешь на занятия. Он ронял на головы первокурсникам корзины для бумаг, выдергивал из-под них ковры, забрасывал их кусочками мела или благодаря своей невидимости незаметно подкрадывался и внезапно хватал за нос с хриплым криком: «Попался!» Казалось, что хуже Пивза ничего и никого быть не может, однако выяснилось, что это не совсем так.
Школьный завхоз Аргус Филч оказался куда более неприятной личностью, по крайней мере со слов других студентов. Арлену пока что не посчастливилось встретиться с ним воочию, поэтому он решил, что, возможно, удасться получить выгоду с этого.
Как быстро выяснил юный Азкабан, магия вовсе не сводилась к помахиванию волшебной палочкой и произнесению нескольких странных слов. Каждую среду ровно в полночь они приникали к телескопам, изучали ночное небо, записывали названия разных звезд и запоминали, как движутся планеты. Таким образом ему не приходило заниматься дома из-за постоянного густого тумана и облачности, окружавшие замок.
Профессор Флитвик, преподававший заклинания, был такого крошечного роста, что вставал на стопку книг, чтобы видеть учеников из-за своего стола. На своем самом первом уроке с Когтевраном, знакомясь с курсом, взял журнал и начал по порядку зачитывать фамилии. Когда он дошел до Арлена, то возбужденно пискнул и исчез из вида, свалившись со своей подставки.
А вот профессор МакГонагалл была совсем другой. Юный некромант был прав, когда, увидев ее, сказал себе, что с ней лучше не связываться. Умная, но строгая, она произнесла очень суровую речь, как только первокурсники в первый раз пришли на ее урок и расселись по местам.
- Трансфигурация — один из самых сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе, — начала она. — Любое нарушение дисциплины на моих уроках — и нарушитель выйдет из класса и больше сюда не вернется. Я вас предупредила.
После такой речи всем стало немного не по себе. Затем профессор МакГонагалл перешла к практике и превратила свой стол в свинью, а потом обратно в стол. Все были жутко поражены и начали изнывать от желания поскорее начать практиковаться самим, но вскоре поняли, что научиться превращать предметы мебели в животных они смогут еще очень нескоро. Потом профессор МакГонагалл продиктовала им несколько очень непонятных и запутанных предложений, которые предстояло выучить наизусть. Затем она дала каждому по спичке и сказала, что они должны превратить эти спички в иголки. К концу урока только у Гермионы Грейнджер спичка немного изменила форму—профессор МакГонагалл продемонстрировала всему курсу заострившуюся с одного конца и покрывшуюся серебром спичку Гермионы и улыбнулась ей. Эта улыбка поразила всех не меньше, чем превращение стола в свинью, — ведь казалось, что профессор МакГонагалл вовсе не умеет улыбаться. Правда, Арлен, сидевший позади всех остальных студентов с первой попытки превратил спичку в серебряную иголку, но не стремился показать свое превосходство перед остальными. Если МакГонагалл заметит, то пусть оценит его работу, а если нет, то нет, но она не подошла почему-то, хотя о ней и говорили то, что она всегда успевала подойти к каждому ученику и понаблюдать за его успехами. Сами уроки Арлена мало волновали, ведь все решают экзамены в конце каждого курса. Оставшееся время он читал еще неизученные параграфы учебника по Трансфигурации. Данный предмет у Когтевранцев был со Слизерином. Браслет никак не реагировал. Правда, из четырех девушек присутствовали лишь две по той причине, что отсутствующие были в больничном крыле после Зельеварения, которое было перед Трансфигурацией. Арлен слышал, что этот урок был катастрофой и полностью сорван. Даже Снейп был не в силах предотвратить свершившееся. Несколько пар учащихся практически одновременно на последней стадии, в том числе и две слизеринки, совершили ту же ошибку, что и Джастин. Снейп, конечно, заметил это, но не успел поставить щиты над всеми котлами, которые были готовы взорваться. В итоге половина класса во главе со Снейпом отправились в больничное крыло сводить фурункулы и заживлять ожоги. Конечно, профессор мог найти все необходимые зелья у себя в лаборатории, но решил не тратить лишний раз по пустякам свои запасы зелий высочайшего качества.
Азкабан был почему-то уверен, что отсутствующие Милисента Булстроуд и Пэнси Паркинсон никак не могли являться его сестрой. Все девушки его курса с факультета Слизерин были не только чистокровными, но и признанными законным наследницами своих Родов. Это было предсказуемо, но Арлен хотел лишний раз убедиться в этом с помощью браслета. Оставался лишь один факультет, на котором предположительно должна находиться его сестра. Гриффиндор, факультет выращивания директором безвольных марионеток, не подозревавшие этого факта. От такой информации Арлену стало казаться, что с этого момента и без того нелегкая жизнь в Хогвартсе стала еще более усугубившейся. Он решил пока что ничего не делать и дождаться первого урока с Гриффиндором, чтобы знать окончательно о предполагаемом факультете сестры.
С особым нетерпением все ждали, а особенно Арлен, но, скорее всего по личным причинам, урока профессора Квиррелла по защите от Темных искусств, которое должно проходить совместно с алознаменными. Однако сами занятия Квиррелла скорее напоминали юмористическое шоу, чем что-то серьезное. Его кабинет насквозь пропах чесноком, которым, как все уверяли, Квиррелл надеялся отпугнуть вампира, которого встретил в Румынии. Профессор очень боялся, что тот вот-вот явится в Хогвартс, чтобы с ним разобраться. Тюрбан на голове Квиррелла тоже не прибавлял его занятиям серьезности. Профессор уверял, что этот тюрбан ему подарил один африканский принц, которому он помог избавиться от очень опасного зомби. Но по-настоящему никто не верил в эту историю.
Во-первых, потому, что, когда Симус Финниган спросил, как Квиррелл победил зомби, Квиррелл покраснел и начал говорить о погоде. А во-вторых, потому, что тюрбан как-то странно пах, а близнецы Уизли уверяли всех, что это не подарок африканского принца, а просто мера предосторожности. По их словам, под одеждой Квиррелл был весь обвешан дольками чеснока, и в тюрбане его тоже был спрятан чеснок, поскольку профессор, боясь вампиров, желал быть полностью защищенным. И даже спал в том, в чем ходил по школе, — чтобы вампир не застал его врасплох. Юному Азкабану истинные мотивы директора было сложно предсказать. Зная старика только по рассказам взрослых, может быть полно причин и следствий тому, чего хочет добиться Дамблдор, нанимая на работу неквалифицированных педагогов.
Однако, Арлен уяснил на Защите от Темных Искусств несколько вещей. Его сестра учится на Гриффиндоре. Профессор Квиррелл не так прост как кажется. Каждый раз стоило тому повернуться к классу спиной, у Арлена начинала раскалываться голова в том месте, где до недавно времени находился тот злополучный шрам в виде молнии, оставленный Волдемортом. Необходимо будет присмотреться к профессору внимательнее на всякий случай.
Пока что юный Азкабан не шел на контакт с учениками и преподавательским составом. Незнакомые люди его настораживали, а здесь их было слишком много. Единственный человек, с которым он несколько раз разговаривал был Стефан, но и его мотивы были непонятны. Обычные ученики старались его избегать, особенно Грейнджер, а он пытается наладить контакты. Это очень странно...

***


В замке на острове после отъезда Арлена стало пусто не только в нем, но и в сердцах его обитателей. Белла часто засиживалась в кресле с фотографией своего сына, братья Лестрейнджи стали меньше шутить и засели в лаборатории, а Клейт вообще появлялся лишь обсудить возможные планы на будущее. Все скучали по Арлену и волновались за него.
Им оставалось ждать того, когда юный Азкабан приедет на каникулы, но неизвестно на какие, а связываться друг с другом они отказались, чтобы исключить возможность разоблачения того, что никому не стоит знать.

***


POV Дамблдор

Дамблдор занимался любимым занятием, которое стало для него ежедневной традицией. Он, сидя в кресле у себя в кабинете, поедал лимонные дольки с чаем. Именно за этим занятием к нему приходили умные мысли. Ему не давало спокойствие отсутствие Гарри Поттера. Своим исчезновением мальчишка перечеркнул все его планы. На Лонгботтома не получалось воздействовать ни напрямую, ни косвенно. Его бабушка забаррикадировалась в семейном Меноре, а на внука нацепила полный комплект наследника, защищавший его от любого воздействия с помощью зелий и ментальной магии. А снять комплект может только Августа Лонгботтом.
- Все продумала, карга старая, - с досадой рассуждал Дамблдор. - Что теперь делать прикажете? Кто заменит теперь Поттера, станет "Избранным "?
Азкабан явно не годится на это место, фамилия со слишком плохой репутацией. Скорее он был бы тем, кто бы заменил Тома, стал бы новым Темным Лордом, но для этого нужно разобраться со старым, - одернул свои амбиции Альбус. - Ничего, я что-нибудь для вас всех придумаю, - закинув очередную лимонную дольку в рот, продолжил смотреть на шахматную доску.

Конец POV Дамблдор

***


Если бы кто-то гулял поздно ночью в заброшенной части Хогвартса, то мог бы услышать в одном из классов голос, произнесший:
- Все будет исполнено в лучшем виде, мой Повелитель.
В помещении снова наступила тишина.
Прочитать весь фанфик
Оценка: +24
Фанфики автора
Название Последнее обновление
Предыстория
Apr 21 2016, 21:58
Первый змееуст
Feb 2 2016, 02:44
to believe or not to believe
Jan 29 2016, 01:44



E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.1053 ]   [ 11 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 12:34:16, 23 Mar 2019 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru