>  Награда за вмешательство

Награда за вмешательство

Имя автора: GRAUK
E-mail автора: доступен только для зарегистрированных
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер
Жанр: Общий
Саммари: ...Представь на минуту своим "героическим" мозгом ситуацию, в который у тебя возникнет возможность умереть для спасения всех. Ты, как настоящий герой, выбираешь смерть и отправляешься… ну, наверное, в рай. Возляжешь в райских кущах, уставший, счастливый и подумаешь: "Да, я классный парень, сделал для людей всё, что в моих силах, даже жизнь отдал". Молодчина Гарри, прямо на слезу пробивает от умиления...
Прочитать весь фанфик
Оценка: +6
 

Глава 1

Глава 1
Поступки, совершенные мною в прошлом, вызывают сплошное разочарование, но сильнее всего я сожалею о том, чего не сделал. Кто-то скажет, что жалеть себя удел бесхребетных слабаков и ошибётся так же, как и все, кто меня знает. Я не жалею себя, нет, по правде говоря, себя я ненавижу. Самую большую ненависть вызывают два чувства: лень и бессилие. Наверное, лень и бессилие связаны как-то между собой, но думать об этом не хочется, потому что однообразный ритм существования "квартира – работа – квартира" убивает всякое желание перемен. Проходит какое-то время и присутствие людей становиться необязательным. Разговоры вызывают чувство дежавю – каждый день похож на предыдущий. Постоянные обсуждения политики, спорта, кто с кем трахается, пьянок, денег, машин не вызывают ничего кроме отвращения. До сегодняшнего дня получалось как-то спасаться, отгораживаться от всего при помощи книг, но сейчас моё терпение лопнуло. Три дня работы я бездарно запорол одним неверным нажатием клавиши, а некоторые люди не разумные, стоят рядом и радуются моему ляпу. С такими козлами даже собачиться скучно – их примитивный взгляд на жизнь бьёт, какие угодно доводы разума. Скрипя зубами от злости на себя, пошел к начальнику и попросил предоставить мне отпуск, а этот засранец взял и подписал. И что теперь делать с этой свободой?
Подходил к шефу, думал: "На волю, в пампасы, в глушь", а вышел и не знаю куда идти. Друзей, настоящих, осталось ровно два человека и моё нежданное "счастье" не добавит им позитива. Возможно, меня осенняя хандра с депрессией заедают? Не может же такого быть, что для меня идеальный вариант "остаётся одно, только лечь, по-мереть", как в песне поётся. Не решив важного вопроса "жить или не жить" отправился домой, посплю, и всё пройдет. Свобода есть, пусть и кратковременная, а что с ней делать – ума не приложу. На подходе к дому увидел вывеску новой турфирмы и потопал туда, посмотреть для интереса. Встретившая меня девушка-менеджер с ходу начала рекламировать Турцию, Египет, Таиланд, желая отправить плохо соображающего клиента куда-нибудь, хоть на край географии. Не вслушиваясь в бойко тараторящую особу, огляделся по сторонам и увидел на столе журнал "Замки Шотландии". Всегда хотел побывать в Шотландии. А зачем? Не знаю, но поеду.
Международный аэропорт "Глазго Прествик" встретил не британской погодой, прохладной, без дождя. Покончив с таможенными формальностями, я и остальные члены туристической группы уселись в автобус и путешествие стартовало. Первым в списке значился замок Бремар, где я побродил по развалинам с большим удовольствием. Поездка во второй замок отняла много времени и ночевка пришлась на Стонхейм, как будто не могли заехать в Абердин. Да и черт с ними. Солнечным утром наша группа, в основной массе измученная возлияниями, отправилась в замок Даннотар. Двадцать две мили проехали за рекордное время один час семнадцать минут, потому что пива много не бывает, а наши "эстеты" вошли во вкус и трижды останавливали автобус для подзарядки.
Я сразу же покинул горе-путешественников из-за не-объяснимой тяги, возникшей в моей голове непонятно от-куда. Замок казался местом, в котором я должен оказаться лет десять назад. Влекомый странным азартом, я поднялся на северную стену. Чтобы прочесть табличку с надписью? Что-то здесь не так! Какое мне дело до того, что Даннотар захватывал Уильям Уоллес, а надписи на стенах это подтверждение факта взятия. В рядах шотландских повстанцев находилось достаточно много грамотных людей? Они не нашли чем заняться, кроме как настенной графикой? Эх, а я куда-то рвался, куда-то спешил. От разочарования в дурной затее, занялся осмотром ландшафта. Да, красиво, нечего сказать, а главное – чистота на территории, была… до появления некоторых особей. Наш народ готов изгадить всё, что попадается на глаза: ближнего, природу, собственную страну. Обвинять во всех без исключения бедах чужие страны легко, но вести себя по-человечески мы отказываемся, менталитет у нас специфический. Отвернувшись от соотечественников, распивающих виски уже с горла, я краем глаза уловил отблеск на зубце северной стены. Любопытство подвело тело поближе, и я увидел непонятную вещь – вплавленную в камень спираль. Увидел, будет моим, пока никто не докажет обратного и не отберет. Попробовал достать занятную вещь голыми руками, но кроме распоротого до кости пальца ничего не получил. Перевязывая палец платком, смотрел, как капли моей крови медленно впитываются в спираль, окрашивая её в бордовый цвет. За доли секунды моё сознание померкло, словно невидимая рука выдернула его из телесной оболочки.
Пробуждение получилось до боли знакомым, как после длительного запоя, но ведь я сухой уже лет восемь. К чему бы это? Сплю? Сомневаюсь, судя по запахам медикаментов, я в больнице. Только этого и не хватало, как влепят счет за лечение – мало не покажется и никакая страховка не поможет. Мои попытки вспомнить, что входит в медицинскую страховку туриста, прервали вошедшие мужчина и смешно одетая женщина, лет пятидесяти, показавшаяся знакомой. Откуда у меня знакомые в Шотландии? Хоть режьте – ничего не понимаю. Мужчина по-дошел, начал что-то говорить по-английски. И что я дол-жен ответить? Английским языком не владею, а блеснуть парочкой голливудских выражений представляется слишком некультурным поведением. Остаётся молчать и ждать, неизвестно чего. Откуда-то ещё и знакомая женщина взялась. Я точно её видел, а возможно и знаю, но память бастует, зараза. Не получив от меня ответа, мужик повернулся лицом к женщине и развёл руки в стороны, что-то объясняя. Из заднего кармана его брюк торчала газета, которая должна помочь мне, если верить интуиции. Я привстал и вытянул газету, потихоньку, незаметно.
Число выхода газеты датировалось двенадцатым октября тысяча девятьсот девяносто третьего года. И как это понимать? Я прилетел в Шотландию восемнадцатого сентября две тысячи пятнадцатого, а здесь что за хрень твориться? Зачем таскать макулатуру двадцатидвухлетней давности? Газета же выглядит вполне себе свежей и краской попахивает. Развернув её, я глазам своим не поверил – толстяк в старомодном цилиндре на черно-белой фотографии двигался и беззвучно шевелил губами. Этого быть не может, нет у англичан таких технологий, вообще ни у кого нет. Реакция на газету отобразилась на моей морде, что привлекло внимание молчавшей женщины. Теперь уже она подошла к моей кровати и принялась что-то успокаивающе говорить. Но её слова ничего не значили для меня, потому что в газете я прочел несколько слов: "Хогвартс, Сириус Блэк, Гарри Поттер". Если это английский розыгрыш, тогда почему меня сначала не вылечили? А-а-а, припомнил, фильмы смотрел, лет десять назад и последняя серия была года четыре назад. Очень дерьмовое окончание, по моему мнению. Юмористы хреновы! Пригласили стареньких актёров и надеются развести взрослого человека. На молодую актрису денег пожалели, а ждут от меня чуть ли не признания факта существования вымышленного мира Гарри-Дэна. Чудны дела твои, Господи, вот и актеры с героями вспомнились. Ладно, пляшем по вашим правилам, господа комедианты. Отложив газету, собрав все-все свои знания английского, я задал вопрос:
– Вы Минерва МакГонагалл?
– Да, – услышал в ответ чистое враньё.
Эх, лучше бы помалкивал. Актриса согласно закивала головой, скороговоркой что-то затараторила и не получив ожидаемого ответа, непонимающе на меня уставилась. И чего мы ждём, леди? Книженцию не читал, фильм видел давненько, фанатом никогда не был. Хотите еще, мадам? Легко!
– Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер, Гринграсс? – акцент мой простят.
Снова шквал вопросов и отсутствие понимания с моей стороны. Как только эти лицедеи свалят, сразу же звоню в посольство и выкатываю телегу с претензиями на материальную компенсацию, пока мне счет не показали. Не добившись от меня больше ничего интересного, актеры ушли, оставив странную газетку на кровати. Зов мочевого пузыря приказал телу срочно посетить санузел, а там... Как в обморок не грохнулся, не понимаю. В зеркале отражалось чужое лицо! И тело, чтоб его, не моё! А вот это уже не хрень непонятная, это полная жопа. Допустим, как гипотезу, что я неведомым образом очутился в книжном мире, а кто-то говорил, что мысль материальна. Заманчивое допущение, на грани бреда в последней стадии, но посмотреть вокруг, на всякий случай можно. Кто же я здесь? Точно не Гарри, не Малфой и, слава Богу, не рыжий. Отражение показывает, что я нахожусь в теле подростка лет четырнадцати, пятнадцати. Телосложение худое, глаза светло-карие, мои темно-карие, волосы шатенистые и требуют срочной стрижки. Подумав немного, я пришел к выводу: отдохнём, подлечимся, а дальше посмотрим, кто и где. Поспешные выводы я уже успел сделать и в случае моего идиотизма, придется мне не сладко. Успокаивает мысль о том, что в какой-то мере я поступил правильно, иначе за-светился бы со своим русским языком, как Дед Мороз на июльском пляже. Представляю реакцию проверяющих – говорит не по-английски и знает их звезду Гарри Поттера. В лучшем случае выпрут домой, а в худшем – спецслужбы везде существуют, без них никак и туда не хочется. Вытрясут из меня всё, что знаю и не знаю и прикопают по-тихому.
Да, следующие месяцы прошли для меня очень не ве-село. Мало того, что тело не моё так меня еще и отправили в приют для слабоумных. Про свое слабоумие я узнал только через семь месяцев, когда начал говорить по-английски более-менее. Первые дни своего неожиданного пребывания в этом мире я разрабатывал план дальнейших действий. На выбор получалось два варианта: рвануть в Лондон, в ближайшее посольство или приложить все силы и попасть в волшебную школу. Что такое девяносто третий год, в уже бывшем Союзе, я ощутил на собственной шкуре, и особого желания вернуться на родину не испытывал. Обойдусь как-нибудь без берёзок и братков, а вообще, для тех, кто променял империю на кока-колу, интернет, "свободу" и "возможности для всех" моя помощь ничего не изменит. Может в этой реальности живет такой же человек? И кому поверят? Опять же – вытряхнут всё и прикопают, по-тихому. Нет, попробую прорваться в Хогвартс, а если не примут, придумаю по ходу действия. Газету же я видел, с колдографиями, и волшебный замок увижу. Снова, добровольно идти в школу это попахивает мазохизмом, но школа-то не простая и только там можно знания получить заманчивые. Это тело, судя по посещению МакГонагалл, уже училось в Хогвартсе, поэтому необходимо легализироваться в вымышленном, волшебном мире.
За четыре месяца я научился говорить и читать на приемлемом уровне, а вот писал с ошибками. Кто-то фыркнет: "Нет, ну и заливает", дело его, но стимул у меня лучше не придумаешь – вырваться из дурдома, так я называю приют. Желание учиться не пропадает ни на час, ни на минуту. Персонал приюта отличался в лучшую сторону от самих обитателей, которых можно назвать как угодно только не детьми. Преподавательница Мэри Стюарт помогала изучать язык в каждую свободную минуту, и от неё я впервые услышал своё здешнее имя с фамилией – Джейк Александэр Дискейн. Родители этого тела погибли в автомобильной аварии 24 августа 1993 года, родственники как таковые отсутствуют. Сильно интересовало, почему меня признали слабоумным, но ответ получить не удалось. Вполне возможно, что мужик, приходивший в больницу, увидел во мне обыкновенного идиота или захотел сделать мою жизнь более "насыщенной".
В конце апреля я задумал побег из приюта и для его осуществления требовались деньги. Недолго думая я вы-просил у мисс Стюарт двадцать фунтов, якобы на книгу и ушел по-английски. До Лондона добирался попутным транспортом, чтобы не попасться в лапы полиции. На третий день побега на трассе А-93 меня подобрал военный джип. Сидевший за рулем машины офицер сразу спросил:
– Куда путь держишь?
– Удрал из приюта, сэр, – честно ответил.
Легко разговорившись с капитаном, я уверенно, на мой взгляд, проанализировал причины поражения и победы в войнах во Вьетнаме, Афганистане, Ираке. Перед тем как расстаться капитан Остэр задал вопрос:
– Что собираешься делать в Лондоне?".
– Для начала нужно где-нибудь зацепиться, сэр, а там
посмотрим.
Такой план вызвал у офицера кривоватую усмешку.
– Не хочешь говорить, Джейк?
– Нет, сэр, врать не хочу.
– Вот это правильно. Ты точно уверен, что тебе нужно
попасть именно в Лондон?
– Да, сэр. Иные варианты не подойдут. При всём моём не-желании учиться, для продолжения дальнейшего образования нужно заработать, по возможности честно, определенную сумму денег и освежить свои навыки мордобоя.
– Деньги это понятно, а драка?
– Там, куда я направляюсь, мне всё пригодится, сэр.
– Знаешь, у меня в Лондоне есть старый друг, он может тебе помочь, если захочет.
– Буду очень признателен, сэр.
Почему капитан мне помог? Не знаю, мир все же со-стоит не только из одних сволочей. Другом капитана, с искалеченный кистью правой руки, оказался ирландец Том Хейти. Он долго отбивался от меня и никакие уговоры на него не действовали. Ирландец вынудил меня привести последний аргумент:
– Мистер Хейти, Вы хотите, чтобы ваша руку вылечили?
– Пацан, проваливай отсюда и про руку не вспоминай.
– Сэр, обещаю, через три года и один месяц ваша рука вернется в работоспособное состояние, ничем не отличаясь от здоровой, а кроме того – Вы ничего не теряете.
– Почему три и один?
– Потому, что ровно столько времени займет моё обучение.
– И где это учат и исцелять?
– Закрытая информация сэр.
Он долго рассматривал меня, решая, нужна ли ему здоровая рука или я просто трепло, которого нужно гнать в шею:
– Кэп редко ошибался в людях, черт с тобой, посмотрим, что из этого выйдет. Заходи, поживешь у меня до конца июня.
Так я получил временную крышу над головой и учителя. Капрал поставил мне пару тройку ударов. Никаких суперсекретных техник британского САС, никакого каратэ, он обучал меня десятку ударов, блоков, пригодных для уличной драки и заставлял бегать до изнеможения. Он часто повторял: "Как бы классно не дрался, в жизни чаще всего приходится просто драпать". По прошествии двух недель от дня появления на пороге квартиры капрала он познакомил меня с парнями для моих, так сказать, тренировок, приближенных к реальной драке. Проще говоря, у меня появились постоянные спарринг-партнеры, а через парней – неожиданный заработок. Следует сказать, что парни оказались торговцами дурью, во всяком случае, двое из них: Марк и Дерек. Третий, Фил, отвечал за силовое прикрытие из-за своих внушительных габаритов. Посмотрев на мои тренировки, и поняв, что я не новичок в мордобое, парни предложили работать вместе. Я не отказался, потому что сидеть на шее капрала стыдно и унизительно, да и в магическом мире без денег пропаду.
Время летело очень быстро – утром капрал меня лупит, если трезв, с полудня и до вечера читаю, а вечером с парнями гуляем по улицам. В смысле – они работают, а я сбоку, держу кассу, наблюдаю, сваливаю от полиции, забочусь о деньгах. Не редко дрались с конкурентами, которые были нам по силам, а в случае превосходства против-ника мы просто сваливали. Совесть не грызла, наркоту покупали идиоты, силой их никто не заставлял. Мои финансы росли с каждой неделей и за день до ухода равнялись тысяче ста семнадцати фунтам с мелочью. Оставалось еще одно дело, которое хотелось уладить перед переходом. Насколько я помнил, Поттер проживал, срок тянул как-бы, у родственников, недалеко от Лондона и пообщаться с ним достаточно проблематично. А вот его подруга кудрявая должна обитать в пригороде Лондона, по-моему, это Кроули.
В ближайшем почтовом отделении я попросил телефонную книгу для нужного города. Потратив час времени, километры нервов все же нашел номер и вот он, первый контакт:
– Алло, это дом Грейнджеров?
– Да, а кто вы? – мне ответил женский, взрослый голос.
– Я учусь в одной школе с Вашей дочерью, миссис
Грейнджер. Вас не затруднит позвать Гермиону к телефону?
– Сейчас позову, а как Вас представить?
– Гарри Поттер.
Секунд через пятнадцать в трубке раздался взволнованный голос девушки, которую я знал исключительно по фильму, вот жизнь-то повернулась.
– Алло, Гарри, что случилось и откуда у тебя мой номер?
– Мисс Грейнджер, я не Гарри Поттер и не бросайте труб-ку ради Бога, если Вы беспокоитесь о своем друге.
– Кто вы? – настороженность в её голосе чуть ли не кричала.
– Не важно, а номер есть в телефонной книге.
– Что Вам нужно? Почему Вы позвонили мне, а не Гарри?
– Всего лишь мелочи и поэтому слушайте внимательно. Вас и мистера Поттера пригласят на финал по дурной игре с метлами, и если вы согласитесь…
– Что произойдет? Вы можете нормально сказать, мистер
Неважно.
– Мисс Вежливость, Вы и ваши друзья сильно пожалеете, что отправились туда поглазеть, особенно девочка, нена-видящая квиддич и получившая внятное предупреждение не высовываться.
– Вы ни о чём не предупреждаете, Вы... – Грейнджер, не веди себя как дура, на тебя это не похоже. Тебе прямо говорят – отправишься на игру, потом пожалеешь, Роджер (используется в британской армии, как аналог нашего "Конец связи").
Говорить с упертой девчонкой бессмысленно. Я её предупредил, а дальше пусть сама разбирается. Согласно фильму она такая умная, что все завидуют, до умопомрачения в остатках мозгов. Первого июля состоялось мое прощание с капралом и парнями. Уже в час пополудни я стоял возле входа в паб "Дырявый котел". Как нашел? Утюжил лондонские кварталы во время "работы" начиная, от вокзала Кинг-Кросс и далее по секторам.
Маскирующие или отталкивающие чары на меня не действовали поэтому, в конце концов, мне повезло. Бармен помог перейти на Диагон-аллею, не за бесплатно, но факт есть факт – я в волшебном мире. Первым делом необходимо обменять фунты на галеоны, а для этого нужно посетить Гринготтс. По дороге в банк меня посетила идея попробовать получить доступ в Запретный лес. Запрещают же его посещение не только из-за акромантулов и кентавров, должно же там быть и что-то посерьезней, а значит там нужно поискать чего-нибудь, с пользой для себя. Если с кем и договариваться по поводу денег, то это гоблины и для получения прибыли они могут, если я буду достаточно убедителен, поддержать мой взаимовыгодный проект.
Из банка я вышел ближе к вечеру, уставший, злой и недовольный. Мой план осуществился на две трети, решающее слово должен сказать Дамблдор-директор. Гоблины согласились с моим планом картографирования Запретного леса и скупки всего ценного, что найду. Оказывается, карты Запретного леса не существует, а что там на самом деле, интересно многим. Вот и посодействовали гоблины мне с трудоустройством. Теперь я помощник лесничего Хогвартса. Из министерства магии оперативно прислали документ, разрешающий легально посещать Запретный лес. Удручало только осознание того, что сказка смотрится красиво на экране, а в жизни за всё пришлось заплатить из своего кармана. Коррупция везде одинаково неистребима, как бюрократия и проституция. Всё портила необходимость утверждения документа директором школы, а мне еще про учебу с ним договариваться. Наверное, издеваясь, недомерки жаднючие выдали мне книгу о растениях Запретного леса, в кредит выдали, гады, за пятьдесят галеонов, кровопийцы. Осталось в наличии шестьдесят два золотых кругляша: за министерскую бумагу содрали сотню, за книгу сотню и еще полсотни должен остался.
Причин для спокойствия не заметно, если смотреть с точки зрения финансов. С покупками решил повременить и вернулся в "Дырявый котел". Заказав ужин, съев его, я обдумывал проблему "Где спать?" и тут выручил хозяин паба, за один галеон сдал комнату на ночь. Утром меня разбудил помощник хозяина и позволил воспользоваться каминной сетью в Хогсмид, предварительно назвав адрес паба Аберфорта Дамблдора, за один сикль. Первый пере-ход каминной сетью получился паскудно, потому что падение на руки-ноги и удар лбом об пол назвать нормальным, язык не поворачивается. Паскудство эта каминная сеть, как есть паскудство и пользуются этим пыточным изобретением сплошные мазохисты. Аберфорт поприветствовал меня хуже гоблинов: угрюмо, раздражённо и пренебрежительно.
– Ты чё припёрся, пацан, у вас же каникулы?
– Разговор имеется к Хагриду, сэр.
– Так и вали в хижину лесника, чего здесь-то торчишь?
– С Вами я тоже хочу поговорить.
В пределах четырех часов мы договаривались, спори-ли, ругались и пришли к взаимовыгодному соглашению. Аберфорт делает за меня ставки на тотализаторе, а я говорю на кого. Как пройдет финал по квиддичу, я помню, и кто поймает снитч, не забыл, а такое знание должно принести деньги. Как по-другому? За обучение плати, за книги плати, за еду плати, за нужные вещи для леса плати, практически за все нужно платить. Аберфорт согласился свести меня с людьми, скупающими растения Запретного леса только после финала, и черт с ним, попробую искать самостоятельно. Как на заказ, в паб вошел Хагрид.
– Мистер Хагрид, мне нужна Ваша помощь, – добрый
полу-великан идеально подходит на роль провожатого, и уболтать его проще простого.
– А ты кто такой? – недовольно пробасил полу-великан.
– Я, Джейк Дискейн, мне очень нужно поговорить с директором Хогвартса.
– Что-то я тебя не помню, а зачем тебе директор?
– Мистер Хагрид, проводите меня, пожалуйста, к директору и я помогу Вашему другу в очках, вы понимаете, про кого я говорю.
Лесничий жалобно посмотрел на бутылки в баре и обречённо махнул рукой – выпивка откладывалось. Рассмотреть Хогвартс с первого, самого запоминающегося захода, не удалось. Хагрид, с его шириной шага не оставил времени на любование красотами. Внутри замка мне понравилась сразу: мрачновато, темно, если что, получится где разгуляться. Хагрид привел меня к лестнице и назвал дурацкий пароль "Сладкая карамель", как будто карамель бывает горькая. Он остановился возле двери директорского кабинета и достаточно тихо, по-моему, постучал. Дверь открылась, мы вошли. В кабинете присутствовали Дамблдор и МакГонагалл. Выражение их лиц, при взгляде на меня, не внушало оптимизма. Не беда, будем играть тем, что на руках, то есть в голове.
– Мистер Дискейн, как вы здесь оказались? Первый ход сделала МакГонагалл.
– Это несущественно, профессор. Извините, но мне нужно поговорить с директором наедине.
Замдиректора вопросительно посмотрела на Дамблдора и, получив подтверждающий кивок, вышла из кабинета, не забыв прихватить с собой Хагрида.
– О чём Вы желаете со мной поговорить молодой человек?
– Для начала, сэр, Вы можете рассказать мне про меня, а потом мы поговорим о всеобщем благе.
Директор мягко улыбнулся и встал со своего кресла – трона.
– Ты же потерял память, мальчик, правда?
– Да!
– Так зачем тебе информация, которая тебе уже ничем не
поможет?
– Почему не поможет? – пришел мой черед улыбаться.
Дамблдор попытался поймать мой взгляд, но я быстро опустил глаза, где-то что-то мы читали про ваши фокусы.
– Потому, Джейк, что ты не пригоден для обучения в Хогвартсе после полученных травм. Ты же выглядел как овощ и это чудо, что ты разговариваешь со мной сейчас в этом кабинете.
– Сэр, при всем уважении, расскажите, кто я и Вы получите больше чем потраченное время.
– Хорошо, мальчик. Ты учился в волшебной школе Хогвартс на факультете Хаффлпафф и закончил два курса с большим трудом. 24 августа 1993 года ты попал в аварию со своими родителями и остался единственным выжившим. Ты не реагировал ни на что и все посчитали тебя практически мертвым. В октябре прошлого года представитель Министерства в присутствии профессора МакГонагалл повторно проверил тебя и направил в приют. Тебе некуда возвращаться, Джейк, и вспоминать тебе ничего не нужно, так лучше для всех нас, уж поверь старому человеку.
– Это Ваше мнение, сэр, а я думаю иначе.
– И как же ты думаешь? – Дамблдор заинтересованно блеснул очками-полумесяцами.
– Я думаю, что продолжу обучение, сэр?!
– Но ты ничего не помнишь и пропустил целый учебный год, а про оплату и говорить нечего, у тебя же нет денег.
– Не вижу больших проблем, сэр, с помощью декана Гриффиндора и Вашей, я сдам все экзамены как того требуют правила и устав Хогвартса. Про оплату не переживайте, деньги найдутся, Вам нужно только указать требуемую сумму.
Директор вернулся на свое место, вздохнул и погладил бороду:
– Извини Джейк, мы ничем тебе не сможем помочь, по-верь, мы просто не знаем, как вернуть твою память.
Кажется, меня только что, мягко послали в жопу. Хорошо, Альбус-прочее-прочее, сыграем по-взрослому и полунамеками:
– Директор Дамблдор, скажите, сколько учителей наймет для меня Люциус Малфой после таких слов: "Ни один из них не сможет жить, пока жив другой. Рождённый на ис-ходе седьмого месяца..." и какую награду я получу от Вашего бывшего любимого ученика Тома, свернувшего на кривую дорожку?
Добродушие и мягкость исчезли с лица Дамблдора бесследно. Он ухватился руками за крышку стола и взволнованно произнес:
– Ты не можешь этого знать.
– Вам не надо меня бояться, сэр, я на стороне Гарри Поттера, во всяком случае, пока мы не решили вопрос моего дальнейшего места обучения.
Наступил переломный момент разговора и моей дальнейшей судьбы в этом мире. Что сделает директор и какое решение примет? Пауза затягивалась, я начал тихонько паниковать. Сотрет мне память добрый директор или подождет? Стремление оказаться в волшебной школе представилось мне совсем не мудрым поступком. Директор устало откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза:
– Кто ты? Джейк Дискейн не может знать того, что знает мальчик, сидящий напротив меня.
– Я, Джейк Дискейн, в этом не сомневайтесь, а знания по-явились у меня в голове после аварии.
– Возможно, и что ты собираешься с ними делать?
– Учиться самому и помогать одному парню со шрамом на
лбу, сэр.
– Как ты можешь помочь кому-то, если сам не умеешь ни-чего?
– Вы дадите мне шанс, директор, а всё остальное я сам сделаю. Для Вас и Гарри риск отсутствует, а возможная выгода достаточно реальна. Чтобы не быть голословным сделаю Вам подарок безвозмездно – в ближайшее время Вы начнете задаваться вопросом "сколько?" и я подсказываю ответ уже сейчас – "семь".
Директор Хогвартса все-таки принял верное решение – предоставил возможность сдать экзамены до начала учебного года. Окончательно его добил тот факт, что я собрался учиться сам, а полученный опыт передавать его драгоценному протеже. В случае если что-то происходит со мной в лесу, для администрации школы никаких последствий – разрешение выписано министерством, а директор с ними согласился. Как выучить за два месяца объем, на изучение которого требуется три года? Очень просто – получить хроноворот и растянуть два месяца на шесть. Хорошая женщина Минерва МакГонагалл сопротивлялась моему плану до вмешательства Дамблдора, а иначе не поддавалась уговорам и просьбам. И вот хроноворот на моей шее, библиотека открыта, встречайте нового ученика-мученика.
Я говорил, что в приюте было невесело? Ох и наврал! Полгода непрерывной учебы оказались для меня настоя-щей пыткой. Сначала я подумал, что такой объем знаний я попросту не успею осилить и снова ошибся. Всё оказалось не таким безнадежным. Мне рассказывали, в моём мире, что уровень знаний английского выпускника школы и нашего не равен и несоизмерим. Их выпускной уровень – наш уровень восьмого, девятого класса. Не нагружают они своих школьников сильно, щадят детишек. В магическом мире система образования еще слабее. Что для человека сдававшего сопромат, поглощавшего информацию с интернета сутками, какое-то обучение в школе? Пыль и не больше, но понимание того, что школа это учила волшебству, заставляло глотать эту пыль, книжную, килограммами или фунтами. Я даже кровать попросил поставить в библиотеке, чтобы не носиться туда-сюда. Один месяц, считай три с хроноворотом, настроил меня на жизнерадостное восприятие своего существования здесь. Сверх-способностей в себе не обнаружил, а надеялся в глубинах души. Увы, облом, я не крутой волшебник, а самый, что ни на есть слабенький колдунишка. Жаль, очень жаль.
Экзамены за первый и второй год обучения это тело уже сдавало, так что мне нужно подготовиться к третьему курсу, а вот это уже совсем другой уровень. Предстоит сдать экзамен министерской комиссии и плохой результат означает полный крах. Преподаватели относились ко мне лояльно, исключая "добрейшего" зельевара Снейпа. Профессор Флитвик вообще отличный мужик, гоблин в смысле. С маленьким профессором не возникало проблем ни одного дня. На все мои глупые вопросы он охотно отвечал и подсказывал всегда, когда видел старания в Чарах. Декан Гриффиндора и впрямь, серьезная дама. А вот с зельями я мучился так же, как и мои, надеюсь, товарищи по факультету. Чего я только не услышал в свой адрес, не хочу вспоминать. Один нюанс – Снейп "воспитывал" меня исключительно за грубые промахи, откровенного хамства, как с Поттером, не допускал. Уроков, как таковых, у меня не существовало. Ставилась задача овладеть таким и таким заклинанием, превратить одно в другое и дерзайте, мистер Дискейн. Подготовишься и бежишь договариваться на день приема своих результатов. Письменную форму обучения, любимые кое-кем эссе, я выполнял быстро и преподаватели, заметив такой "прогресс" больше налегали на практику, вот тут я начал выть.
"Зачем мне загружаться больше требуемого", – как-то спросил МакГонагалл. Тут же услышал пятиминутную лекцию о том, что у меня хорошие задатки и нужно их развивать, а в придачу получил задание описать трансфигурацию неживого в живое и в обратную сторону. По-моему, это задание не для третьего курса, но спорить бесполезно. Приходилось крутиться как белка в колесе. Учеба с утра и до вечера, а еще требовалось собирать деньги на обучение. С деньгами выручил тотализатор и Аберфорт. На ирландцах и Краме я заработал три с половиной тысячи галеонов. Оставалось заработать еще полторы тысячи, и где их взять? Только в Запретном лесу, больше нет прибыльных территорий, вот только не растут на деревьях деньги, хоть плачь. Спасла меня книга гоблинов и профессор Спраут.
На одном из занятий, профессор пожаловалась на то, что негде взять цветок полуночника, а я тут же раскрыл гоблинскую книженцию и увидел цену за него – двести пятьдесят галеонов. Профессор Спраут увидела мою книгу и посоветовала не лезть, куда не просят. С преподавателем гербологии у меня сложились доверительные отношения, как-никак студент её факультета и, пользуясь случаем, я расспросил об этом цветке. Знал бы, чем мне это грозит, не поперся бы в лес.
Три ночи я поджидал этот хитрый цветок. Он появлялся практически в полночь, распускался на минуту и прятался под землю. По поверхности к нему не подойти, зараза полуночная ощущала колебания и всё, привет до следующей встречи. Подумав головой, я изобрел собственный метод добычи: привязывал веревку к толстой ветке дерева и при помощи чар растяжения-сжатия опускался к земле.
В течение трех ночей удалось поймать одиннадцать цветков и чего они толпой не шастают. Семь продал го-блинам, а четыре оставшихся передал профессору Спраут, чем заслужил её искреннюю признательность. Недовольной осталось только мадам Помфри, потому что для неё появлялась работа каждое утро, после моих походов в лес. Знакомство с древесными ежами дорого обходилась моему самоуважению и некоторым частям тела ниже спины, чаще всего. Днем в лесу очень хорошо, а вот ночью с дерева лучше не слезать и на дереве не дремать, иначе акромантул схарчит и фамилии не спросит. С пауками у меня существовал негласный договор не вторгаться на их территорию и не убивать в виде развлечения. Хагрид, как-то договорился с ними, и особых неприятностей не возникало. Пять убитых пауков, сто пятьдесят галеонов и один день в больничной койке не в счёт, так, издержки профессии.
При помощи заклинания "Терра Ревелио" картографировал территорию Запретного леса, по возможности. Заклинание имеет небольшой сектор действия и поэтому дело двигалось медленно, но гоблины оставались довольными и такими темпами, правда их довольство не выразилось в виде золота. Экзамены за третий год я сдал лучше, чем предполагалось. По чарам и трансфигурации получил даже "Выше ожидаемого", а рассчитывал на "Удовлетворительно". История вообще любимый предмет для меня, и там и здесь, выше "Превосходно" просто не ставят. Древние руны тоже заинтересовали при выборе предметов, и результат экзамена не разочаровал – "Превосходно". Профессор Вектор, после объявления оценки поставила мои знания по рунам выше знаний одной гриффиндорки. Предчувствую, появятся у меня проблемы из-за этого, ох, появятся. Арифмантика – "Выше ожидаемого", гербология и всё остальное – "Удовлетворительно". Снейп влепил "У" не расщедрившись на лучшую оценку, а ведь я не расплавил ни одного котла и пропалил только свою куртку.
Гонки со временем закончились вчера, 25 августа и добрейшей души женщина, профессор МакГонагалл, ото-брала хроноворот, не поморщившись, а я так привык к нему, не сломал, как некоторые, не хочется тыкать паль-цем в чью-то сторону. Кажется, вчера очнулся в этом выдуманном мире, а сегодня уже ученик четвертого курса волшебной школы Хогвартс. Мир, который я видел на экране, отличается от того, в котором я нахожусь уже тем, что про древесных ежиков там ничего не упоминалось, а ведь они похуже Пожирателей оказались. Теперь можно перевести дыхание, собраться с мыслями и думать, как жить дальше, как себя вести с этими детьми. Подготавливаясь к экзаменам, я общался с взрослыми людьми и проблем особых не возникало. Как себя поведут подростки волшебники, это вопрос на миллион. С парнями разговаривать всегда проще, но в Хогвартсе учатся и представительницы прекрасной половины человечества. С женским полом у меня не ладилось там и предчувствую, что здесь так же ловеласа из меня не получится. Всё-таки гормональный шторм в этом теле влияет на моё сознание, будем бороться с такими мыслями.
Выбросив глупости из головы, я принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Получалась идеальная картина – начну учиться на факультете Хельги и никуда не влезать, будем сидеть тише воды ниже травы, по возможности. Познакомлюсь поближе со Сьюзен Боунс и постараюсь держаться подальше от Малфоя с Поттером и компанией рыжих. Блондину можно и рожу начистить, если полезет со своей мутью, а Грейнджер нужно обходить десятой дорогой – умная девочка почему-то раздражает меня и вызывает в душе чувство огромной, иррациональной опасности. Вдруг добрый директор спросит: "А как же обещания?", так ответ готов уже сейчас: "Гарри не хочет учиться". Результаты учебы Поттера полностью зависят от мисс Всезнайки и это ни для кого не секрет. Сама Грейнджер интересна только, как будущая пара для Поттера и для этого необходимо незаметно дискредитировать, уничтожать репутацию Ронникинса и его сестренки. Для того чтобы соединить Поттера и Грейнджер придется поработать очень серьёзно и не только мозгами.
Не имею ничего против людей с рыжими волосами, но здесь количество огненноволосых превышает все разумные пределы, мать Поттера тоже рыжая. Какая-то навязчивая идея с этими рыжими у тетки Ро. Благодаря J. K. R. абсолютно всё достается рыжему семейству, а я против такого развития событий обеими руками и ногами. По-моему, очень несправедливо получилось: Грейнджер тянула Поттера, а досталось Уизелу. Всё время Гарри дружил с Гермионой и получил рыжую шалаву в качестве жены. Деньги за победу в Турнире достанутся рыжим, Флэр Делакур ложится под братца рыжего. Мне кажется, что тетка Ро балдеет от рыжих и Молли Уизли она написала с себя, со своих мечтаний, чтобы там она не доказывала. Как по другому объяснить факт того, что всё лучшее в её произведении достаётся исключительно рыжему семейству? Чем можно мотивировать получение рыжими всего возможного? Трогательная дружба Рона? Любофф Уизлетты? Рон ни разу не предавал друзей? Уизлетта побывала с Поттером во всех передрягах? За все свои выкрутасы бедненький Ронни удостаивается чувств умной девочки Грейнджер? Ответ для меня очевиден: линии Поттер-Уизли, Грейнджер-Уизли если и не притянуты за уши, так написаны в угоду коммерческим интересам, а на читателей можно и наплевать, и не такое проглотят. Кроме того, всегда можно извиниться и пожалеть о содеянном. Правда, миссис J.K.R?
Вполне возможно, что через некоторое время автор попытается как-то вывернуться, но ничего хорошего из этого не получится. Плевок в душу нормальный читатель не прощает! Мои знакомые девушки, узнав, с кем остаётся Грейнджер, откровенно злорадствовали: "Так ей и надо, она слишком уж правильная. Обыкновенная упертая девчонка, а её преподносят нам чуть ли не символом. Пример нашли для подражания". Никто из них не сказал того, что Рональд Уизли заслуживает хотя бы мизинца на ноге девушки. Каждый имеет право на своё мнение по этому поводу, но людей, восторженно принявших союз Грейнджер с Уизли, я не встречал, а встретил бы – не понял такого издевательства над девушкой. На самый крайний случай придется уничтожить Уизелов номер шесть и семь, а дальше общее горе объединит Грейнджер и Поттера. Если не горе, так стремление отомстить убийце обязательно их сплотит, а там и до свадьбы рукой подать, чего я и добиваться стану всевозможными путями, средствами, методами. Грейнджер останется с Поттером, и никто меня не остановит.
Перед началом обучения необходимо закупить учебную литературу и всё сопутствующее. В сопровождающие выделили Хагрида и массу пожеланий. Полу-великан остался в "Кабаньей голове" за компанию с двумя бутылками огневиски, а я переместился в "Дырявый котел". Приближение учебного года бросалось в глаза из-за большого количества школьников и взрослых. Школьники ходили с невеселыми лицами, а родители пытались всячески замылить им глаза мелочными уступками. Скучное зрелище и толпу не люблю. Я стоял у входа в паб и рассматривал шныряющих, гуляющих людей. Их одеяния вызывали во мне только смех, смешанный с пожеланием победы Тому Реддлу. Пусть побеждает и вытягивает мир волшебников под прицел наших ракет. Только угрозой уничтожения этот мир можно вытянуть из мертвой точки, в которой он застыл. Бедняга Поттер, для этих клоунов он вынужден рисковать своей шкурой.
Не переставая ухмыляться, я направился в Лютный переулок по адресу подкинутому Аберфортом. Насколько я знаю криминальную систему, без рекомендации ты никто. А мне очень требуется литература по магии крови, как-то установила же мать Поттера защиту для него с её помощью. Это означает, что информация об этом виде магии доступна, нужно только хорошо поискать и знать, где искать. Остается открытым вопрос "Кто меня научит?". Научиться самому, по книжкам, магии крови практически нереально и притом опасно. Магию крови относят к разряду запрещенной, и срок в Азкабане начинается с десятки, а в тюрьму не хочется, очень не хочется. Учителя для себя я не найду и не собираюсь искать, глазом не успею моргнуть и окажусь в пожирателях или в могиле. Здесь учится умная девочка Грейнджер, она сумела бы, наверное, мне что-то подсказать, но её реакция на такую магию прогнозируемо однозначна: "Это же темная магия, как ты можешь, нужно немедленно рассказать Дамблдору". Нет, такие союзники мне и даром не нужны.
Размышляя о союзниках, я подошел к нужному зданию, а дальше всё просто – проверили маляву от Аберфорта, бросили на стол толстенный фолиант, назвали цену и никаких торгов. Хочешь – плати, а не хочешь – проваливай. Пришлось платить, свои, кровно заработанные полторы тысячи, ужас, а не цены. Уменьшив книгу до размера спичечного коробка, спасибо Флитвику за науку, я направился назад, на Диагон-аллею. Книга жгла мне карман, очень не терпелось попробовать чего-нибудь из арсенала темной магии, а отсутствие знаний компенсирую упорством. Жизнь, как всегда, внесла свои коррективы в мои замыслы. По Диагон-аллее, метрах в трех от меня шествовало семейство Уизли, в неполном составе: мамаша, дочка, и, кажется, шестой дятел.
Испортили все настроение, я резко развернулся, в противоположную от маршрута Уизлей сторону и… столкнулся с двумя симпатичными девушками, при этом умудрился толкнуть их обеих, не сдержав ругательство:
– "Scheisse! Verdammte Scheisse".
Вот остолоп! Нужно спасать положение, вдруг они знают немецкий язык.
– Простите, мою неуклюжесть, леди, ради всех святых, простите, если бы не отвратительные обстоятельства, я ни за что не позволил бы себе такое недостойное поведение.
Первой ответила девушка на вид старше. У неё до-вольно таки длинные, черные, прямые волосы и хорошо ухоженные, девушка видимо очень ими дорожит. Они распущенны, кончики волос немного вьются, но это только прибавляет им изящности. Челки нет, её лоб открыт для солнца. Девушка отличается красивым личиком правильной овальной формы. Правда, из-за очень белого цвета кожи её можно принять за фарфоровую куклу. Глаза у неё насыщенного голубого цвета, довольно серьезные и даже поблескивают на свету. Ресницы длинные, отчетливо заметные. Носик прямой, маленький, с вздернутым острым кончиком. Это указывает на её крайнее любопытство. Скулы ни чем не выделяются. Губы тонкие, слегка бледноватые без следа помады. Подбородок немного вытянут вперед. Стоящая сбоку от красавицы девочка была похожа на старшую подругу во всем, кроме цвета серых глаз. Допускаю, что они близкие родственницы или родные сестры.
Девушки переглянулись между собой и брюнетка спокойно сказала:
– Ваши отвратительные обстоятельства носят фамилию Уизли?
– Да, леди, а как вы догадались?
Старшую сестру дернула за рукав мантии младшая, как я потом узнал, сестра и, не обращая на меня внимания, произнесла:
– Вот видишь, он сказал нехорошие слова не по-английски и даже извинился, давай его простим!
– Простите меня, юная мисс, но не хорошие слова это всего лишь мой плохой французский, – я попробовал загладить свое бескультурье и несдержанный язык, потому что смысл моих выражений они хорошо поняли.
Брюнетка, прищурив глаза и хитро улыбаясь, практически смеясь, уставилась на свою сестру. Всё понятно, девушки используют слова непечатных форм, и кто-то подарил одной из них хорошее прикрытие. Младшая сестра решила отблагодарить меня:
– Мистер Незнакомец, Вы прощены.
Вот я идиот! Нужно представиться, как же эти долбаные правила этикета меня бесят.
– Еще раз простите, леди! Я, Джейк Дискейн, четвертый курс Хогвартса, факультет Хаффлпафф.
– Очень приятно, мистер Дискейн. Я, Астория Гринграсс, а это моя сестра, Вы же её знаете, – довольно ехидненько закончила свою фразу девочка.
– Естественно знаю, мисс Астория, кто же не знает простую девушку Дафну Гринграсс, – сокрушенно качаю головой и улыбаюсь Астории.
Младшая тут же сообразила, что я не преклоняюсь перед красотой старшей сестры.
– Дафна! Ты слышишь этого мальчика? Он назвал тебя простой девушкой и не заледенел? С тобой все нормально, сестричка?
– Мисс Астория…
Младшая Гринграсс перебила меня взмахом руки:
– Давай обойдемся без "мисс" и "мистер", дома достали, в школе достанут. Предлагаю перейти на "ты", согласен?
– Я только "за"! – вскидываю руку вверх, как будто хочу ответить на вопрос и обращаюсь к старшей из сестер.
– Дафна, ты не против услышать объяснение "простой" и ничего, что я обратился на "ты"?
– Не против, – ответила она, – по обоих вопросах, тем более, моя болтливая сестра просто не уймется, если я не соглашусь.
Астория приняла ответ сестры, как вызов в свой адрес и не оставила такое вопиющее безобразие без достойного ответа.
– Джейк! Из нас двоих я умная, а она просто…
Необходимо вмешаться, иначе случится маленькая не-приятность.
– Астория, стоп! Не нападай на сестру по пустякам, она тебе ещё пригодится завтра или минут через пять, а пока позволь мне все объяснить.
– Ладно.
Дафна улыбнулась уголками губ и кивнула головой в знак признательности за поддержку, я так думаю.
– Дафна! Я сказал, что ты простая девушка потому, что все мыслимые и немыслимые комплименты тебе уже говорили и неоднократно. Комплименты, как вина, изысканные приятно греют душу и тебе они уже приелись, а я, назвав тебя простой девушкой предложил чистую воду от всего сердца. Ты же хотела бы пожить простой жизнью, без обожающих, завистливых, злобных, лицемерных взглядов в свою сторону?
Гринграсс-старшая смотрела на меня внимательнее, чем раньше, видимо мои слова чем-то её задели. Астория рассматривала уже нас обоих, как диковинку и было заметно, что она с трудом сдерживается от какой-то шпиль-ки в адрес сестры или мой. Семья Гринграсс для меня практически неизвестна, но насколько я помню, они из чистокровных волшебников. Точно! Вспомнил, младшую выдадут замуж за Малфоя. И как этому помешать? Внесём в список необходимых действий и подумаем попозже.
Чтобы прекратить затянувшуюся паузу в беседе, я не придумал ничего лучшего, чем приглашение в кафе.
– Девушки! Позвольте мне, недостойному, пригласить таких красавиц в кафе покушать мороженого. Хочу компенсировать причиненный моральный ущерб.
Старшая, как будто ждала моей фразы и, не давая уже открывший рот Астории, сказать нечто колкое, произнесла:
– Мы принимаем предложение, Джейк, только вот незадача, в кафе нет мест, сам видишь, народу много.
– Это не проблема, девушки, у меня есть старинное заклинание для такого случая и все будет в порядке.
Астория почувствовала, что её игнорируют, и топнула ногой:
– Эй! Вы, переговорщики! Я здесь и требую внимания.
Мы с Дафной виновато посмотрели на девочку.
– Хочу напомнить вам, четверокурсники, что мы здесь не для свидания, а для подготовки к учебе, не забыли? – Астория демонстративно скрестила руки на груди.
Старшая сестра не оставила без внимания такое не-уважение:
– Астория, ты и я идём покупать все необходимое, а воз-вращаясь назад, зайдем в кафе, и если молодой человек найдет столик, мы составим ему компанию. Или ты не хочешь мороженого?
На такой шантаж у младшей сестры не нашлось контраргумента. Она обреченно вздохнула:
– Я всего лишь хотела сказать, что после покупок можно посидеть и в другом месте, а ты сразу: "Не хочешь мороженого", вот не любишь ты меня, сестра.
Дафна ничего не ответила Астории, она обратилась ко мне:
– Ты согласен с моим планам, Джейк?
– Да.
– И ты не побоишься общаться с коварными слизеринка-ми?
– Дафна, по сравнению со мной, вы пушистые котята, можешь мне поверить, – самодовольство так и поперло из меня.
– Посмотрим, до встречи в кафе.
Девушки отправились по своим делам, а я двинулся в сторону кафе Фортескью добывать вожделенный столик. Потягивая яблочно-виноградный сок, я сидел в гордом одиночестве и пытался просчитать, что мне дает знаком-ство с Гринграсс обеими. На первый взгляд, кроме проблем с парнями змеиного факультета, ничего хорошего. Не стану же я считать плюсом сам факт знакомства. Но почему-то кажется, что знакомство с Дафной и Асторией произошло не случайно и для чего-то леди Судьба нас сводит. А вот для чего, узнаю позднее, если повезет и не стану хлопать ушами.
Он ждал и обдумывал модели предстоящего разговора, старая привычка просчитывать ходы наперед никуда не исчезла. Для него не составляло труда представить кто, что, как начнет говорить и такая способность помогала легче переносить неприятные темы или известия, а также помогала, иногда, направлять собеседника в нужное русло.
С женской половиной такая способность срабатывала в одном случае из десяти, что поделаешь, женская логика за гранью понимания. Девушки появились в кафе достаточно быстро, не прошло и двух часов, они увидели Джейка и направились к нему. Парень встал из-за стола, отодвинул стулья для девушек и помог каждой устроиться поудобней.
– Итак, Джейк, какое заклинание ты использовал, чтобы получить столик, – младшая Гринграсс не отличалась тер-пением.
– Да, расскажи, а лучше научи нас, – поддержала атаку старшая сестра.
Они выжидательно рассматривали парня, пытаясь морально надавить на него, смутить своей красотой и получить желаемое.
"Эх, девушки, такие взгляды действовали лет десять назад, а сейчас меня не пробить" – спокойно подумал он.
– Леди, моё заклинание очень темное, но им пользуются многие волшебники, оно такое же древнее как бюрократия и проституция. Вы уже большие девочки и понимаете значение слов употребляемых мной.
Сестры не покраснели, как он ожидал, и не сменили тему разговора, особенно заинтересовалась Дафна:
– Мы знаем, что означают эти слова, но вот темнотой заклинаний нас не испугать, не забывай – мы учимся на факультете темных сил и сами по себе уже темные волшебницы.
Девушка ждала реакции на свои слова и не успела она продолжить, как официантка принесла три порции мороженого, посыпанных шоколадной крошкой. Джейк разглядывал сидевшую напротив красавицу брюнетку и думал: "Что ты хочешь услышать?". Его ответ прозвучал максимально правдоподобно и убедительно:
– Знаешь, Дафна, для меня ваши факультетские дрязги, войны, не имеют никакого значения. На каждом факультете есть свои придурки. Уровень темноты в душе человека не зависит от его факультета. Цвет школьного галстука не дает гарантии порядочности или сволочизма, он просто цвет и ничего больше. Так же, как название факультета не дает права называть себя светлым или темным волшебником. Тьма и свет присутствуют в каждом из нас, и только мы сами, для себя, решаем какими нам жить. Можно быть нормальным человек и на факультете Салазара Слизерина, а можно быть редкостной тварью и на красном факультете.
Внимательно прислушивавшаяся к моим словам Астория отложила свою ложечку, посмотрела в пустую вазочку и сказала с ангельским выражением лица, но ехидной интонацией:
– Ты не барсук, а настоящий слизеринец или, в худшем случае, рейвенкловец.
– Твой вывод базируется на том, что я знаю такой секрет зеленых.
– Не только, – вступила в разговор Дафна, – в твоих словах прозвучало открытое пренебрежение Гриффиндором, а барсуки для красных самые верные союзники.
– Ты точно подметила, но для меня гриффиндорцы не являются самыми-самыми светлыми только потому, что они учатся на факультете Годрика и там учился Альбус-прочее-прочее, победитель Гриндевальда.
– И директора ты не превозносишь, как большинство школы, ты явно тянешься к Слизерину, Джейк.
– Немного не так, Дафна, я тянусь к умным людям, а под каким флагом они учатся, меня не волнует.
– На красном факультете учится очень умная девочка, но ты не любишь Гриффиндор.
– Дафна! Любить нужно не факультет, а человека и самое главное – свою семью.
Сестры устроили обмен взглядами, непонятными для посторонних и ему ничего не оставалось делать, кроме как заказать всем мороженого. По-видимому, переглядывающиеся девушки пришли к негласному соглашению, и его результаты озвучила младшая из сестер:
– Хорошо сказал, Джейк, а вот про заклинание промолчал.
– Астория, ты не поверишь, но заклинания как такового не применялось, не забывай, на каникулах запрещено колдовать.
– А вот теперь ты врешь, хаффлпаффец, без волшебства столик не получить, мы уже пытались.
Парень улыбнулся, немного грустно, и посмотрел с превосходством на девушек. Он наклонился над столиком и коротким взмахом ладони попросил девушек приблизиться. Сестры заинтересованно склонили свои лица на максимально возможное расстояние, чтобы ничего не пропустить.
– Красавицы, – начал он шепотом, – моё заклинание называется "коррупция" и выполняется с помощью галеонов, которые переместились из моего кармана в карман хозяина заведения, вот и всё волшебство.
Несколько секунд сестры продолжали сидеть, склонившись над столом, они не верили что всё так просто. Первый опомнилась Астория:
– Не верю что всё дело в деньгах, так не бывает.
Помогла парню, как ни странно, старшая сестра:
– Бывает сестра, еще как бывает. Из-за денег происходит много чего непонятного, на первый взгляд.
Все замолчали, обдумывая фразу Дафны. Для Джейка слова девушки переводились как: "Переговоры о помолвке Астории уже идут или закончились". Пришло время вмешаться в судьбу девочки. Она ничем не провинилась, чтобы прожить свою жизнь с хорьком, который совсем ей не подходит. Он думал о том, что его вмешательство не повлечет за собой глобальных изменений. Астория Гринграсс проходила фоном для основных героев, и коррекция её судьбы произойдет незаметно и без последствий. Не остается другого выхода кроме как выходить на контакт с её отцом и открыть некоторую информацию, касающуюся потенциального зятя, а поверит он или нет, станет очевидно только после второго тура грёбаного турнира. Для того чтобы заинтересовать главу семьи Гринграсс он придумал простой ход:
– Дафна, ты не согласишься организовать мне встречу с твоим отцом? Понимаю, что с моей стороны это наглость, но думаю, что смогу помочь с этим "непонятным".
Брюнетка отрицательно закачала головой:
– Ничего не выйдет, наш отец умер давно, как и мама. Мы живем с дедом, а Конрад Гринграсс не любит разговаривать с незнакомыми людьми и вообще, он малообщительный.
– Извините девушки, я ничего не знаю о вас и вашей семье, еще раз извините.
– Прекрати извиняться, Джейк, – прервала его Астория, – мы тоже про тебя ничего не знаем.
– Если пожелаете, я расскажу, но за это попрошу не скрывать от вашего деда нашу встречу.
– Уже пожелали, а про встречу мы и так расскажем.
– Итак, Сьюзен и Рональд Дискейн погибли прошлым летом в автокатастрофе. Мой опекун бывший военный, я из не-волшебной семьи.
– Ты хотел сказать: "маглорождённый?" – уточнил Дафна.
– Нет, именно не-волшебная семья. А вот ваши словечки: "маглы, маглорождённые, полукровки", напоминают мне о том, что многим представителям волшебных семей, не помешает экскурсия в Дахау. Семью Уизли я поселил бы в это исправительное заведение с огромным удовольствием.
Услышав непонятное название, Астория спросила:
– Что это за место – Дахау? Почему ты хочешь поселить туда преданнейших сторонников нашего директора?
– Дахау находится в Германии и является местом, которое шикарно вправляет мозги людям, считающим себя выше обыкновенных представителей человечества. Причем здесь рыжие? Ненавижу я Уизлей, вот так-то.
– Они чем-то навредили тебе? – приняла эстафету расспросов Дафна.
– Нет, еще нет, но они отправили мою жизнь, не зная об этом и, в принципе, ни в чём не виноваты.
– Непонятно излагаешь, – не сдавалась Астория.
– Я не волен говорить четко и правдиво, девушки, не сей-час. На сегодняшний день всё слишком неопределенно.
– Ты нас заинтриговал, – Астория жаждала конкретных объяснений, но парень замолчал.
Поняв, что расспрашивать человека бесполезно, девушки занялись подтаявшим мороженым. Всем стало понятно, что разговор еще не окончен, но его дальнейшее продолжение бесперспективно. Каждый из присутствующих начнет пристально присматриваться друг к другу и только после получения подтверждения собственных, внутренних, догадок возобновит его или забудет о нём навсегда. Покончив с мороженым, все трое покинули кафе и направились в сторону "Дырявого котла". Замерший в кафе разговор никто не попробовал возобновить. Ему не хотелось говорить, а для сестёр он выглядел непонятным. На полпути Дафна остановилась и серьезно сказала:
– Догадался, почему я общаюсь с тобой без школьной маски?
– Не знаю, но уж точно не за мою внешность и манеры.
– Ты думаешь правильно, но все остальное требует детализированного разъяснения. Слушай: ты плохо прячешь свои эмоции – ненависть в глазах, когда ты смотрел на семью Уизли, не приблизит тебя к цели, скорее погубит; ты слишком оценивающе смотришь на людей – для всех факультетов, кроме Слизерина, это неприемлемо, из-за такого взгляда могут возникнуть лишние проблемы. И еще, Джейк, мне почему-то кажется, что ты постоянно грустишь, а это расценят как слабость и попытаются ударить побольнее. Не показывай свою слабость никому, особенно в школе. Спасибо за мороженое и заклинания, нам пора домой, а мне ещё предстоит разговор с сестрой на плохом французском. Удачи, хаффлпаффец!
Сестры улыбнулись и направились в "Дырявый котел", они прямо намекнули ему, что дальше пойдут только вдвоём. Он не смотрел девушкам вслед, разглядывать девушек в дурацких мантиях без слез невозможно. Развернувшись в противоположную сторону, Джейк отправился за покупками. Память подсказала – нужно купить всё, согласно списку полученного от МакГонагалл, для учебы в школе и не забыть забрать из камеры хранения рюкзак с вещами. Он выполнил всё, что запланировал и спокойно вернулся в Хогсмид через камин. Ему не нравилось тратить время на поезд или, не дай Бог, воспользоваться автобусом. Из двух бед лучше выбрать падение лбом в пол, чем издевательство над собственным вестибулярным аппаратом. В пабе Аберфорта он попытался оторвать Хагрида от огневиски. Потратив несколько минут Джейк бросил безнадежные попытки достучаться до совести полу-великана и побрел в школу.
В домике лесничего он спрятал свои вещи, оставив в рюкзаке запасные армейские ботинки, униформу и всё, что требовалось для учебы. Выходные прошли не очень удачно. Сначала директор заинтересовался картографированием Хогвартса, далее МакГонагалл долго кричала только на одного Джейка и грозилась снять неимоверное количество баллов с его факультета, а закончилось всё мытьем полов у завхоза Филча до конца месяца. Ему не хотелось думать о таких пустяках, как отработки у завхоза. Мистер Филч, при всей своей суровости, имел слабое место по имени миссис Норрис. Вот через кошку они и сошлись во взглядах на дисциплину и то, как было хорошо, правильно раньше. Полезные травки для кошки, немного для завхоза лично, очень способствовали взаимопониманию, поэтому на отработке наказания он спокойно занимался чем угодно.
Тридцатого августа, во вторник, с самого утра начал моросить дождь и желание удрать из школы в лес исчезло из его головы. Он отнес свои вещи в спальню Хаффлпаф-фа, почитал в библиотеке и, не придумав ничего стоящего, отправился в домик Хагрида. Лесничий очень обрадовался появлению свежих ушей, поэтому целый вечер рассказывал истории о великом волшебнике Дамблдоре, своих хороших друзьях Поттере и Грейнджер. Дождь не прекратился, а наоборот, ночью усилился. Ему не осталось ничего другого, кроме как месить грязь по дороге в школу. На следующий день погода улучшилась, это подразумевало, что дорога в лес подсохла. Парень переоделся в камуфлированную форму и весело насвистывая, пошел за цветочками или очередными неприятностями на свою задницу.
Вечером он вернулся в дом Хагрида с добычей и новой порцией неглубоких дырок в спине и пониже. Лесничий давно перестал спрашивать Джейка про полученные раны и походы в лес, его устроило наличие министерской бумаги с грозной печатью и согласие директора. Джейк заночевал в доме Хагрида, предварительно обработав все свои "героические" травмы. День всемирной скорби школьников планеты Земля не порадовал – снова зарядил дождь. Не желая плавать в хогвартской грязи, он прилег с книгой у камина. Хагрид настойчиво напоминал кому-то, что сегодня обязательно нужно идти в школу, но в ответ получил пожелание валить самому или огневиски он больше не по-лучит. Обиженный лесничий громко хлопнул дверью и ушел. Джейк немного почитал "Французскую волчицу" Мориса Дрюона и спокойно уснул. Он вышел из сна рывком, как всегда, когда что-то его беспокоило. "Вот черт, – подумал он, – с этим лесом, долбаным дождем, прокляты-ми ежиками, совсем повылетало всё из головы, нужно же идти в школу, иначе замдиректора разозлиться".
Он накинул свою походную кожаную куртку и побрел, проклиная дождь, английскую погоду, себя, всех остальных, в школу, на ужин успевал впритык. Перед замком его поджидал в засаде Пивз, и парень пропустил две водяные бомбы, сброшенные ему под ноги. Злая шутка привидения сделала его настроение отвратительным дальше некуда. Досада на собственную невнимательность, злость на придурковатое привидение, захлестнула его разум. Джейк достал из рюкзака рогатку, зарядил окатышем, с выжженной руной очищения от ду́хов и, матерясь на все лады, бросился в атаку.


Прочитать весь фанфик
Оценка: +6


E-mail (оставьте пустым):
Написать комментарий
Кнопки кодов
color Выравнивание текста по левому краю Выравнивание текста по центру Выравнивание текста по правому краю Выравнивание текста по ширине


Открытых тэгов:   
Закрыть все тэги
Введите сообщение

Опции сообщения
 Включить склейку сообщений?



[ Script Execution time: 0.0561 ]   [ 10 queries used ]   [ GZIP включён ]   [ Time: 22:40:32, 22 Sep 2018 ]





Контактный адрес: deweiusmail.ru